г.Москва, Малый Гнездниковский переулок, дом 12 +7 (495) 649 11 65, +7 (985) 763 90 66

Судебная практика

Доказывание статуса наследника первой очереди

06.06.2016(668  )

В соответствии с п. 1 ст. 1142 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК, ГК РФ) к наследникам первой очереди относятся дети, супруг и родители наследодателя. Наследование детей после родителей (отца или матери) основывается на биологическом происхождении, с учетом внесения удостоверительных сведений о родителях в запись акта о рождении ребенка по основаниям, предусмотренным законом. Порядок внесения таких сведений регламентируется гл. 10 Семейного кодекса РФ от 29.12.1995 N 223-ФЗ (далее — СК) и гл. II и VI Федерального закона «Об актах гражданского состояния» от 15.11.1997 N 143-ФЗ (далее — Закон об АГС).
Порядок установления происхождения ребенка от матери не зависит от того, состоит ли она в браке с его отцом, а также от способа зачатия ребенка — естественного либо применения метода искусственного оплодотворения. Согласно ст. 48 СК происхождение ребенка от матери (материнство) устанавливается на основании документов, подтверждающих рождение ребенка матерью в медицинском учреждении, а в случае рождения ребенка вне медицинского учреждения — на основании медицинских документов, свидетельских показаний или на основании иных доказательств. Дополняя данное положение, Закон об АГС (п. 1 ст. 14) устанавливает, что основанием для государственной регистрации рождения являются: документ установленной формы о рождении, выданный медицинской организацией, в которой происходили роды; документ установленной формы о рождении, выданный медицинской организацией, врач которой оказывал медицинскую помощь при родах или в которую обратилась мать после родов, либо лицом, занимающимся частной медицинской практикой,  — при родах вне медицинской организации; заявление лица, присутствовавшего во время родов, о рождении ребенка — при родах вне медицинской организации и без оказания медицинской помощи. На основании указанных документов и заявления матери в запись акта о рождении ребенка вносится запись о рождении ребенка . 2 п. 1 ст. 17 Закона об АГС). Если женщина родила ребенка в результате применения методов искусственного оплодотворения, то ее материнство устанавливается в общем порядке . 1 п. 4 ст. 51 СК).
В случаях имплантации эмбриона другой женщине .н. суррогатной матери) по соглашению между последней и супругами суррогатная мать вправе оставить рожденного ею ребенка у себя и произвести запись о своем материнстве в отношении этого ребенка (п. 4 ст. 51 СК, ст. 16 Закона об АГС). Если суррогатная мать окажется в дальнейшем наследодателем, рожденный ею в результате имплантации эмбриона ребенок будет признан наследником по закону (ст. 53 СК).
В спорных случаях (например, при подмене ребенка в родильном доме) таким доказательством, являющимся основанием для внесения сведений о матери в актовую запись о рождении ребенка, служит решение суда об установлении материнства.
Порядок установления происхождения ребенка от отца различается в зависимости от того, состоит мать ребенка в браке или нет. Если она состояла в браке, то предполагается отцовство мужа матери ребенка: сведения об отце ребенка вносятся в запись акта о рождении на основании свидетельства о браке матери ребенка. В случаях рождения ребенка в течение трехсот дней с момента расторжения брака или признания брака недействительным либо с момента смерти супруга матери ребенка отцом ребенка также признается супруг (бывший супруг) матери ребенка, если не доказано иное (ст. 48 СК). В этих случаях сведения об отце ребенка в запись акта о рождении ребенка вносятся на основании свидетельства о браке родителей или иного документа, подтверждающего факт и время прекращения брака случае признания брака недействительным — копии (выписки из) вступившего в законную силу решения суда о признании брака недействительным).
Если же мать ребенка на момент его рождения не состояла в браке, то сведения об отце ребенка вносятся в запись акта о рождении ребенка на основании записи акта об установлении отцовства. Запись акта об установлении отцовства производится по одному из следующих оснований: отцовство может быть установлено по совместному заявлению отца и матери ребенка; в случае смерти матери, признания ее недееспособной, невозможности установить место нахождения матери, лишения ее родительских прав отцовство может быть установлено по заявлению отца ребенка с согласия органа опеки и попечительства, а при отсутствии согласия этого органа — по решению суда (ст. 48 СК); при отсутствии совместного заявления родителей об установлении отцовства либо заявления отца ребенка отцовство может быть установлено на основании решения суда (ст. 49 СК).
При этом следует учитывать, что судебный порядок установления отцовства различается в зависимости от того, жив или нет на момент вынесения судом решения предполагаемый отец ребенка. В первом случае дело об установлении отцовства рассматривается судом в исковом производстве. Если же предполагаемый отец ребенка к моменту вынесения судом решения умер, то при отсутствии спора о праве суд рассматривает дело об установлении юридического факта признания отцовства в порядке особого производства (ст. 50 СК, п. 2 ст. 264 ГПК), а при возникновении спора факт признания отцовства или факт отцовства, как и отцовство, устанавливается в порядке искового производства. Для того, чтобы установить в суде факт признания отцовства, необходима совокупность следующих условий: рождение ребенка до введения в действие Основ законодательства Союза ССР о браке и семье .е. до 1 октября 1968 г.) либо после введения в действие СК РФ .е. 1 марта 1996 г. и позднее); смерть отца ребенка; нахождение ребенка на иждивении умершего; признание умершим гражданином своего отцовства в отношении данного ребенка.
Проиллюстрируем сказанное примером из судебной практики.
30 марта 2006 г. Кировградский городской суд Свердловской области, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Полякова Сергея Михайловича к МРИ ФНС России N 17 по Свердловской области об установлении юридического факта признания отцовства, восстановлении срока для принятия наследства и признании принявшим наследство, установил следующее:
Поляков С.М. обратился в суд с иском к МРИ ФНС России N 17 по Свердловской области об установлении юридического факта признания отцовства, признании наследником, восстановлении срока для принятия наследства, признании принявшим наследство и права собственности в порядке наследования на имущество. В обоснование своих требований указал, что его родители Полякова И.В. и Мурлыкин М.Н. не состояли в зарегистрированном браке, а потому в свидетельстве о его рождении в графе «отец» записи не имеется. После рождения он вместе с матерью и отцом Мурлыкиным М.Н. проживали в п. Тепловая одной семьей. Мурлыкин М.Н. всегда признавал его своим сыном, после его вступления в брак прописал их с женой в принадлежавший Мурлыкину М.Н. дом, затем, когда отец заболел, они жили вместе с ним. Всегда он помогал отцу в доме, вместе отмечали праздники, ходили в гости друг к другу, жили одной семьей. После смерти родителей осталась квартира по адресу: г. Кировград, ул. Свердлова, 69-6, ½ доли в праве собственности на которую он оформил на себя как наследственное имущество после матери. Установление юридического факта признания отцовства необходимо для признания его наследником и принявшим наследство. Просит установить юридический факт признания Мурлыкиным М.Н. своего отцовства в отношении его, Полякова С.М., и признать его наследником имущества, открывшегося после смерти отца, восстановить срок для принятия наследства и признать принявшим наследство.
Представитель МРИ ФНС России N 17 по Свердловской области исковые требования Полякова С.М. признала в полном объеме. Признание иска ответчиком было принято судом.
Заслушав участников процесса, свидетелей, исследовав материалы дела, проанализировав и оценив доказательства в совокупности между собой, с учетом признания иска ответчиком, суд пришел к следующему: согласно ст. 264 ГПК РФ суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан, организаций. Суд рассматривает дела об установлении факта признания отцовства (п. 4 ч. 2 ст. 264 ГПК РФ).
В соответствии со ст. 49 СК РФ в случае рождения у родителей, не состоящих в браке между собой, и при отсутствии совместного заявления родителей или заявления отца ребенка происхождение ребенка от конкретного лица (отцовство) устанавливается в судебном порядке по заявлению одного из родителей, опекуна (попечителя) ребенка или по заявлению лица, на иждивении которого находится ребенок, а также по заявлению самого ребенка по достижении им совершеннолетия.
При этом суд принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица. Согласно ст. 50 СК РФ в случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, но не состояло в браке с матерью ребенка, факт признания им отцовства может быть установлен в судебном порядке.
Судом установлено, что согласно свидетельству о рождении от 09.05.1955 матерью Полякова Сергея Михайловича является Полякова И.В., в графе «отец» записи не имеется. Мурлыкин М.Н. проживал с Поляковой И.В. совместно по адресу: г. Кировград, ул. Свердлова, 69-6. Из справки Кировградского БТИ следует, что ½ доли в праве собственности на квартиру по адресу: г. Кировград, ул. Свердлова, 69-6, принадлежит Мурлыкину М.Н. на основании договора N 273 на передачу (продажу) квартиры в собственность граждан от 27.01.1993.
Согласно свидетельству о смерти от 20.12.1994 Мурлыкин М.Н. умер 20.12.1994, Полякова И.В. умерла 01.02.1996, что подтверждается свидетельством о смерти от 02.02.1996. Из сообщения нотариуса г. Кировграда Русаковой Н.П. установлено, что имеется наследственное дело N 90 за 1996 г. после умершей 01.02.1996 Поляковой Ирины Владимировны, наследником которой является сын Поляков Сергей Михайлович, после Мурлыкина Михаила Никитовича, умершего 20.12.1994, наследственного дела не имеется.
Свидетель Паньшина Л.С. суду показала, что семью заявителя знает давно. Мурлыкин М.Н. являлся отцом Полякова С.М., после рождения Сергея семья проживала в п. Тепловая г. Кировграда. Мурлыкин М.Н. воспитывал и содержал Полякова С.М., признавал его своим сыном.
Свидетель Метелева Т.М. суду показала, что вместе с Поляковым С.М. проживали в п. Тепловая, ходили в детский сад и школу. Отцом Полякова С.М. был Мурлыкин М.Н., который посещал родительские собрания в школе вместе с сыном. О том, что Мурлыкин М.Н. не записан в документах в качестве отца Полякова С.М., не знала, всегда была уверена, что Мурлыкин М.Н. приходится отцом Полякову С.М. Свидетель Морозова А.Н. суду показала, что Мурлыкин М.Н. является отцом Полякова С.М., он его воспитывал, содержал, проживал с семьей сына. Свидетель Брюханова Е.Я. суду показала, что Мурлыкин М.Н. был отцом Полякова С.М., жили одной семьей. Свидетель Полякова Л.Г. суду показала, что ее муж, Поляков С.М., был сыном Мурлыкина М.Н., они жили одной семьей, всегда помогали родителям. Когда родители слегка заболели — забрали к себе в квартиру и ухаживали за ними. Мурлыкин М.Н. всегда признавал Полякова С.М. своим сыном.
Установление юридического факта признания отцовства необходимо Полякову С.М. для оформления наследственных прав на имущество, открывшееся после смерти Мурлыкина М.Н., поэтому суд, проанализировав и оценив доказательства в совокупности между собой, пришел к выводу о том, что Мурлыкин М.Н. при жизни признавал свое отцовство в отношении Полякова С.М., а потому данный юридический факт является установленным. Требования истца Полякова С.М. о продлении срока для принятия наследства, открывшегося после смерти Мурлыкина М.Н., умершего 20.12.1994, и признании его принявшим наследство судом также удовлетворены. Поляков С.М. признан принявшим наследство, открывшееся после смерти Мурлыкина М.Н., умершего 20.12.1994 в г. Кировграде Свердловской области, и собственником ½ доли в порядке наследования в праве долевой собственности в кв. N 6 в д. N 69 по ул. Свердлова в г. Кировграде Свердловской области <1>.
--------------------------------
<1> Зайцева Т.И. Судебная практика по наследственным делам. М., 2007. С. 19 — 21.

В отношении лиц, родившихся после введения в действие Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье 1968 г., но до введения в действие СК РФ, должен устанавливаться не факт признания отцовства, а факт отцовства, как это указано в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. N 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» <2> редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 6).
--------------------------------
<2> Бюллетень ВС РФ. 1997. N 1.

20 апреля 2007 г. Ленинский районный суд г. Екатеринбурга, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Масловой Антонины Ивановны об установлении факта отцовства, установил следующее.
Заявитель обратилась в суд, указав в заявлении, что с марта 1994 г. она проживала совместно с Ковалевым Игорем Аркадьевичем. 12 марта 1995 г. у них родилась дочь Алла. Поскольку брак между заявительницей и Ковалевым не был зарегистрирован, сведения об отце дочери в ее свидетельстве о рождении записаны со слов матери, фамилия ей также присвоена по фамилии матери — Маслова.
18 октября 2006 г. Ковалев И.А. умер. После его смерти осталось наследство: автомобиль и акции ОАО «Газпром». Установление факта отцовства необходимо заявительнице для оформления дочери в правах наследования. В декабре 2006 г. она обратилась в нотариальную контору для оформления наследства, однако ей было отказано вследствие того, что она не может подтвердить родственные отношения дочери с умершим.
В судебном заседании заявитель поддержала заявленные требования, в обоснование которых дала подробные пояснения, дополнительно сообщив, что с Ковалевым И.А. проживала более десяти лет. Ковалев предлагал ей зарегистрировать брак, однако заявительница не соглашалась, т.к. не была уверена в прочности их отношений, кроме того, ее родители были против этого брака. Когда в 1995 г. у них родилась дочь Алла, Ковалев И.А. при регистрации рождения дочери предлагал записать его отцом ребенка, но по ее настоянию сведения об отце дочери в ее свидетельстве о рождении записаны со слов матери, фамилия ей также присвоена по фамилии матери. Вместе с тем Ковалев И.А. всегда считал себя отцом Аллы, любил ее и заботился о ней, до 2005 г. заявительница с Ковалевым И.А. вели совместное хозяйство, вместе воспитывали и содержали дочь. В январе 2006 г. Ковалев уехал в г. Нижневартовск Тюменской области, где работал по трудовому договору. Ежемесячно на содержание дочери он высылал деньги, о чем свидетельствуют корешки квитанций об отправлении почтовых переводов. Кроме того, он присылал Алле одежду, обувь, игрушки. Это может подтвердить его мать — Ковалева Ольга Афанасьевна.
Заинтересованное лицо — мать умершего Ковалева О.А., являющаяся его наследником по закону,  — в судебном заседании пояснила, что по существу заявленных требований возражений не имеет, сама она своевременно приняла наследство, подав нотариусу г. Екатеринбурга Ивановой И.И. соответствующее заявление, однако добровольного согласия в нотариальной конторе на включение Аллы в круг наследников по закону не дала, хочет, чтобы вопрос об установлении отцовства Ковалева И.А. в отношении дочери был решен в судебном порядке.
Заслушав заявителя, заинтересованное лицо, исследовав иные материалы дела, суд находит заявление обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.
Факты, изложенные в заявлении, подтверждаются показаниями заинтересованного лица Ковалевой О.А., которая подтвердила, что ее сын действительно признавал Аллу своей дочерью, проживал с Масловой более десяти лет, вел с ней совместное хозяйство. Данный факт подтверждается также письменными доказательствами. Корешки квитанций об отправлении почтовых переводов, представленных в суд заявительницей, свидетельствуют о том, что с января по сентябрь 2006 г. Ковалев ежемесячно высылал заявительнице суммы от 10 000 до 15 000 руб. Справка ЖЭУ-211 Ленинского района г. Екатеринбурга от 12 декабря 2006 г. доказывает, что заявительница и Ковалев И.А. совместно проживали по адресу: г. Екатеринбург, ул. Ленина, дом N 66, кв. N 12, с 11 марта 1994 г.
Таким образом, суд считает, что факт отцовства Ковалевым И.А. в отношении дочери заявительницы, Масловой Аллы, полностью нашел свое подтверждение в судебном заседании. Документы, подтверждающие факт признания отцовства в отношении заявителя, не могут быть получены иным способом ввиду смерти Ковалева И.А. Установление данного факта имеет для заявителя юридическое значение, т.к. необходимо ей для оформления дочери в правах наследования после смерти отца. В соответствии с п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. N 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» судом может быть установлен факт отцовства при условии рождения заявителя после введения в действие Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье, но до введения в действие Семейного кодекса РФ .е. в период с 1 октября 1968 г. до 1 марта 1996 г.).
Поскольку факт отцовства доказан, суд считает заявление Масловой А.И. подлежащим удовлетворению. Руководствуясь ст. 194 — 198 ГПК РФ, суд решил: установить факт отцовства Ковалева Игоря Аркадьевича, родившегося 25 февраля 1955 г. в г. Перми, в отношении Масловой Аллы Николаевны, родившейся 12 марта 1995 г. в г. Екатеринбурге <3>.
--------------------------------
<3> Зайцева Т.И. Указ. соч. С. 391 — 393.

Во всех случаях установления отцовства не на основании записи акта о заключении брака матери ребенка, включая установление отцовства в судебном порядке, производится государственная регистрация установления отцовства в органе загса. По просьбе родителей (одного из них) выдается свидетельство об установлении отцовства. На основании записи акта об установлении отцовства в запись акта о рождении ребенка вносятся сведения о его отце.
Следует, однако, учитывать, что закон устанавливает возможность внесения в запись акта о рождении ребенка сведений об отце в порядке, установленном п. 3 ст. 51 СК, когда по заявлению матери ребенка, не состоящей в браке, указываются имя и отчество отца ребенка. Такие сведения — предусмотренная законом фикция, которая доказательством происхождения ребенка от указанного в записи лица не является.
Если отцовство в предусмотренном законом порядке установлено, то ребенок, родившийся от родителей, не состоящих в браке между собой, и его отец имеют такие же взаимные права и обязанности, как и при рождении ребенка от лиц, состоящих в браке между собой (ст. 53 СК), включая право наследовать друг после друга в качестве наследников первой очереди. Если же отцовство не установлено, то ребенок и мужчина, от которого он был рожден, к наследованию по закону в этом качестве не призываются.
В соответствии с записью акта о рождении орган загса выдает свидетельство о рождении ребенка. Содержащиеся в свидетельстве о рождении сведения о родителях (родителе) ребенка являются доказательством происхождения ребенка от указанных в свидетельстве родителей (родителя). В случае если, например, сведения о родителе, содержащиеся в свидетельстве о рождении, не совпадают со сведениями, зафиксированными в свидетельстве о смерти родителя, факт родственных отношений может быть установлен судом.
20 апреля 2007 г. Ленинский районный суд г. Екатеринбурга, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Никитина Михаила Сергеевича об установлении факта родственных отношений, установил следующее.
29 ноября 2006 г. умерла Орлова Анна Ивановна. После ее смерти открылось наследство. Наследственное имущество заключается в автомобиле марки «ГАЗ-21021» 2000 г. выпуска и денежном вкладе 30 000 руб., хранящемся в Акционерном банке «Демидов-банк» в г. Екатеринбурге на счете N 123456.
Заявитель обратился в суд с заявлением об установлении факта родственных отношений между ним и наследодателем, указал в заявлении, что он является ее сыном и единственным наследником по закону. В свидетельстве о его рождении, выданном 13 сентября 1969 г. Чкаловским отделом загса г. Свердловска, его матерью значится Никитина Анна Ивановна. В Чкаловском отделе загса г. Екатеринбурга (ранее — Свердловска) заявителю было отказано во внесении изменений в актовую запись о рождении, т.к. на момент внесения сведений в актовую запись она соответствовала предъявленным документам. Учитывая это обстоятельство, иного способа, кроме как установление факта родственных отношений в судебном порядке, у него не имеется.
Нотариус, к которому обратился заявитель для оформления в правах наследования, отказал заявителю в выдаче свидетельства о праве на наследство и рекомендовал обратиться в суд для установления факта родственных отношений с наследодателем. В судебном заседании заявитель поддержал заявленные требования, в обоснование которых дал подробные пояснения, дополнительно сообщив, что расхождение в документах, подтверждающих его родственные отношения с матерью, произошло по следующим причинам. Мать заявителя, имевшая до вступления в брак фамилию Никитина, в апреле 1967 г. вступила в брак с отцом заявителя — Леонтьевым Сергеем Васильевичем. При регистрации брака ей была присвоена фамилия Леонтьева, однако паспорт она поменяла только в 1971 г. Заявитель родился 10 сентября 1967 г. В 1972 г. мать заявителя расторгла брак с Леонтьевым С.В. и вступила в брак с Орловым Андреем Петровичем, ныне умершим. С того времени она по всем документам значилась как Орлова А.И. Факт родственных отношений с матерью могут подтвердить свидетели Гусев П.П. и Астафьева В.И., которые знают его с самого рождения и могут засвидетельствовать, что Орлова А.И. являлась его родной матерью.
Представитель Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по г. Екатеринбургу в судебное заседание не явился. В своем заявлении от 10 января 2007 г. N 14 Федеральное агентство просит о рассмотрении дела в отсутствие их представителя, против удовлетворения заявленных требований возражений не имеет. Суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие представителя заинтересованного лица.
Заслушав заявителя, свидетелей, исследовав иные материалы дела, суд находит заявление обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.
Заявителем представлено свидетельство о его рождении, выданное 13 сентября 1969 г. Чкаловским отделом загса г. Свердловска. В свидетельстве о рождении его матерью значится Никитина Анна Ивановна. Согласно справке Ленинского отдела загса от 17 декабря 2006 г. Никитина А.И. 12 апреля 1967 г. вступила в зарегистрированный брак с Леонтьевым Сергеем Васильевичем, после чего изменила фамилию Никитина на фамилию Леонтьева. Брак ее с Леонтьевым С.В. расторгнут 12 марта 1972 г. Свидетельством о заключении брака, выданным 15 мая 1972 г., подтверждается, что Леонтьева А.И. вступила во второй брак с Орловым Андреем Петровичем. Фамилия ее была изменена на Орлову, под которой она проживала до момента своей смерти, т.е. до 29 ноября 2006 г.
В соответствии со справкой Свердловского областного архива загса от 12 декабря 2006 г. изменений в актовую запись о рождении Леонтьева Михаила Сергеевича внести не представляется возможным, т.к. на момент внесения указанной актовой записи матерью ребенка был представлен паспорт на имя Никитиной Анны Ивановны, и запись отвечает предъявленным документам.
Свидетель Гусев П.П., допрошенный в судебном заседании, пояснил суду, что знает Орлову А.И. на протяжении сорока лет, заявителя Никитина М.С. — с момента его рождения. Заявитель действительно является сыном умершей Орловой А.И., расхождение в документах, подтверждающих родственные отношения его с матерью, произошли только по той причине, что, вступив в первый брак с Леонтьевым Сергеем Васильевичем, она долго не меняла паспорт, и родившийся ребенок был зарегистрирован по ее девичьей фамилии. Аналогичные показания в суде дала свидетель Астафьева В.И.
Факт родственных отношений заявителя с Орловой А.И. подтверждается также письменными доказательствами. Из личной переписки ее с матерью и братом следует, что в декабре 1969 г. она сообщала им о рождении сына Миши. Согласно справке нотариуса г. Екатеринбурга Ивановой И.И. от 23 февраля 2006 г. за N 134, в компетенцию которой входят обязанности по оформлению наследственных прав в отношении умершего, наследственное дело после его смерти не заводилось, наследников, принявших наследство, не имеется.
Таким образом, суд считает, что факт родственных отношений заявителя с умершей Орловой А.И. полностью нашел свое подтверждение в судебном заседании. Документы, подтверждающие родственные отношения заявителя с матерью, не могут быть получены иным способом. Установление данного факта имеет для заявителя юридическое значение, т.к. необходимо ему для оформления в правах наследования после смерти матери.
Поскольку факт родственных отношений доказан, суд считает заявление Никитина М.С. подлежащим удовлетворению. Руководствуясь ст. 194 — 198 ГПК РФ, суд решил: установить факт, что Никитин Михаил Сергеевич, родившийся 10 сентября 1967 г., уроженец г. Свердловска, является сыном Орловой Анны Ивановны, умершей 29 ноября 2006 г. <4>.
--------------------------------
<4> Там же. С. 379 — 381.

Дети не устраняются от наследования после смерти родителей, брак которых был признан впоследствии недействительным (ст. 30 СК) либо которые были лишены родительских прав (ст. 71 СК).
Наряду с детьми в первую очередь наследников по закону входит переживший супруг наследодателя. Супруг наследодателя — это лицо, состоявшее на момент открытия наследства в браке с наследодателем. По общему правилу в Российской Федерации признается брак, заключенный только в органах загса (ст. 1 СК). Лицо признается находящимся в браке со дня государственной регистрации заключения брака (ст. 10 СК). Государственная регистрация заключения брака подтверждается свидетельством о заключении брака. Права супруга на наследство не зависят от продолжительности отношений в браке, а также от того, вступил ли он после открытия наследства в новый брак. В случаях, если день открытия наследства совпал с днем государственной регистрации заключения брака, супруг наследодателя должен быть признан наследником. При необходимости факт государственной регистрации заключения брака может быть установлен судом.
27.01.2003 Энгельсский районный суд Саратовской области, рассмотрев в г. Энгельсе гражданское дело по заявлению Ланиной А.М. об установлении факта регистрации брака, установил следующее.
Ланина А.М. обратилась в суд с заявлением об установлении факта регистрации ее брака с гражданином Ланиным А.И. 02.11.1933, мотивируя это тем, что свидетельство о регистрации брака было утеряно в годы Великой Отечественной войны, а в архивах загса запись акта о регистрации брака отсутствует ввиду частичной сохранности самого архива. Установление данного факта ей необходимо для оформления прав на наследственное имущество, оставшееся после смерти мужа. В судебном заседании представитель заявителя вышеуказанное заявление поддержал.
Представитель отдела загса в судебное заседание не явился, о дне и времени слушания дела руководство органа загса было уведомлено.
Суд, выслушав представителя, заявителя, исследовав материалы дела, пришел к выводу, что заявление подлежит удовлетворению.
Справка администрации Безымянского округа Энгельсского района от 20.11.2002 свидетельствует о том, что гражданин Ланин А.И. и его жена Ланина А.М., 1912 г.р., постоянно проживали и были зарегистрированы в квартире N 2 дома 20 на улице Южной в с. Красный Партизан Энгельсского района.
Свидетельство о смерти, выданное 20.11.1995 Безымянской сельской администрацией Энгельсского района, свидетельствует о том, что 14.11.1995 Ланин А.И. скончался.
Извещение, выданное 23.07.2002 отделом загса по г. Энгельсу и Энгельсскому району, свидетельствует о том, что запись акта о заключении брака Ланина А.И. и Ланиной А.М. в архиве отдела загса по г. Энгельсу и Энгельсскому району и с. Воскресенска за 1933 г. отсутствует. Проверка проводилась за период с 1930 по 1936 г. Архивный фонд сохранен лишь частично.
Суд пришел к выводу, что регистрация брака имела место. Иное не было установлено материалами дела. В пользу заявления Ланиной А.М. свидетельствовало то, что у нее с умершим одна и та же фамилия. Состояние в браке подтверждено также справкой администрации Безымянского округа.
Поскольку установление данного факта имело для заявителя юридическое значение и было ему необходимо для оформления в правах наследования, суд решил установить факт регистрации брака между Ланиным А.И., 13 марта 1910 г.р., уроженцем г. Воскресенска Энгельсского района, и Ланиной (девичья фамилия Ефремова) А.М., 01.06.1912 г.р., уроженкой г. Воскресенска Энгельсского района, 02.11.1933, в Воскресенском сельском Совете АССР НП (ныне Энгельсский район Саратовской области) <5>.
--------------------------------
<5> Там же. С. 15 — 16.

Кроме того, правовой силой наделен также брак граждан Российской Федерации, совершенный по религиозным обрядам в период Великой Отечественной войны на оккупированных территориях, входивших в состав СССР, до восстановления на этих территориях органов загса (ст. 169 СК). Заключение брака, совершенное в указанное время по религиозным обрядам и соответствующее действовавшему на момент его совершения законодательству, приравнивается к актам гражданского состояния, совершенным в органах загса, и не требует последующей регистрации (ст. 3 Закона об АГС). Заключение такого брака должно быть подтверждено соответствующим церковным документом, выдаваемым в подтверждение факта религиозного обряда брака. Супруг, состоявший в таком браке с наследодателем, признается его наследником.
Граждане РФ, находящиеся за пределами России, могут заключить брак в дипломатических представительствах или в консульских учреждениях Российской Федерации (п. 1 ст. 157 СК). Кроме того, согласно ст. 158 СК в РФ признаются браки, заключенные за ее пределами, между российскими гражданами и иностранными лицами (иностранными гражданами и лицами без гражданства), а также браки иностранцев между собой — при условии, что при заключении брака соблюдены предписания законодательства государства, на территории которого брак заключается, в сочетании с правилами ст. 14 СК, устанавливающей препятствия к заключению брака (для браков россиян с иностранцами). Браки между иностранцами, заключенные в РФ в дипломатических представительствах и консульских учреждениях соответствующих иностранных государств, признаются на условиях взаимности действительными в РФ, если эти лица в момент вступления в брак являлись гражданами государства, назначившего посла или консула (п. 2 ст. 157 СК).
Фактические брачные отношения — сожительство — в настоящее время наследственных прав не порождают. Однако исключение составляют те случаи, когда судом будет установлено, что фактические брачные отношения возникли до издания Указа Президиума Верховного Совета от 8 июля 1944 г. «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении высшей степени отличия — звания „Мать-героиня“ и учреждении ордена „Материнская слава“ и медали „Медаль материнства“ <6>, продолжались до смерти (или пропажи без вести на фронте) одного из супругов, то в этом случае признание заявителя супругом умершего влечет возникновение у него права наследования. Факт состояния в фактических брачных отношениях может быть установлен в судебном порядке при наличии следующих условий: смерть одного или обоих супругов; возникновение фактических брачных отношений в период с 1926 по 8 июля 1944 г.; фактические брачные отношения продолжались до смерти одного из супругов; никто из фактических супругов до своей смерти не состоял в другом браке.
--------------------------------
<6> Ведомости ВС СССР. 1944. N 37. Данный Указ сохранял юридическую силу только за браками, зарегистрированными в установленном законом порядке. До принятия этого акта правовые последствия признавались не только за зарегистрированными браками, но и за фактическими брачными отношениями, как следовало из положений Кодекса законов о браке, семье и опеке от 19 ноября 1926 г., введенного в действие с 1 января 1927 г. Имущество, приобретенное во время нахождения в фактических брачных отношениях, считалось совместной собственностью фактических супругов.

20 апреля 2007 г. Ленинский районный суд г. Екатеринбурга, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Петрова Сергея Леонидовича об установлении факта состояния в фактических брачных отношениях, установил следующее.
10 сентября 2006 г. умерла Иванова Татьяна Григорьевна. После ее смерти открылось наследство. Наследственное имущество заключается в жилом доме, находящемся по адресу: г. Екатеринбург, ул. Донбасская, дом N 26. Петров С.Л. обратился в суд с заявлением об установлении факта состояния в фактических брачных отношениях с умершей, указал в заявлении, что в 1942 г. он вступил в фактические брачные отношения с Ивановой, продолжавшиеся до момента ее смерти. После смерти Ивановой Т.Г. он является единственным наследником по закону, и установление данного факта необходимо ему для оформления в правах наследования. Другим способом установить этот факт невозможно, т.к. брак их в органах загса зарегистрирован не был. Нотариус, к которому обратился заявитель для оформления в правах наследования, отказал ему в выдаче свидетельства о праве на наследство и рекомендовал обратиться в суд для установления соответствующего факта.
В судебном заседании Петров С.Л. поддержал заявленные требования, в обоснование которых дал подробные пояснения. Дополнительно он сообщил, что в фактических брачных отношениях с Ивановой Т.Г. состоял почти 65 лет, однако обстоятельства сложились таким образом, что брак их так и остался незарегистрированным. 10 сентября 2006 г. Иванова умерла, факт ее смерти подтверждается свидетельством о смерти, выданным Ленинским загсом г. Свердловска 11 сентября 2006 г. В течение всех этих лет они проживали совместно с Ивановой, вели общее хозяйство, вместе воспитывали его сына от первого брака — Петрова Евгения Сергеевича, мать которого умерла в 1940 г. Они считали себя мужем и женой, несмотря на отсутствие факта регистрации брака. Факт состояния его в фактических брачных отношениях с умершей могут подтвердить свидетели — супруги Антонова Е.Н. и Антонов П.П., которые знают их семью с военных лет.
Представитель Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по г. Екатеринбургу в судебное заседание не явился. В своем заявлении от 10 января 2007 г. N 14 Федеральное агентство просит о рассмотрении дела в отсутствие их представителя, против удовлетворения заявленных требований возражений не имеет. Суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие представителя заинтересованного лица.
Заслушав заявителя, свидетелей, исследовав иные материалы дела, суд находит заявление обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.
Свидетель Петров Евгений Сергеевич, допрошенный в судебном заседании, показал, что он является сыном заявителя от первого брака. Его отец начал проживать с Ивановой Т.Г., когда он был еще ребенком, он воспринимал Иванову как мать, хотя с годами и узнал, что она ему не родная. Родители проживали совместно до смерти матери. Свидетели Антонова Е.Н. и Антонов П.П. также показали, что знают семью заявителя с 1942 г., все эти годы они находились в дружеских отношениях с заявителем и умершей, которые действительно фактически являлись семьей и вели совместное хозяйство, воспитывали сына заявителя от первого брака. Иванова Т.Г. никогда не вступала ни с кем в зарегистрированный брак, а заявитель был ранее женат, однако его жена умерла в 1940 г.
Справка ЖЭУ-22 Ленинского района г. Екатеринбурга, выданная 12 октября 2006 г., свидетельствует о том, что в течение 45 последних лет 1961 г. до смерти Ивановой в 2006 г.) они с заявителем проживали по адресу: г. Екатеринбург, ул. Донбасская, дом N 26.
Согласно справке нотариуса г. Екатеринбурга Ивановой И.И. от 23 февраля 2006 г. за N 134, в компетенцию которой входят обязанности по оформлению наследственных прав в отношении умершего, наследственное дело после его смерти не заводилось, наследников, принявших наследство, не имеется.
Таким образом, суд считает, что факт состояния заявителя в фактических брачных отношениях с умершей Ивановой Т.Г. полностью нашел свое подтверждение в судебном заседании. Документы, подтверждающие факт состояния заявителя в фактических брачных отношениях с умершей, не могут быть получены иным способом. Установление данного факта имеет для заявителя юридическое значение, т.к. необходимо ему для оформления в правах наследования после смерти фактической супруги.
В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении высшей степени отличия — звания „Мать-героиня“ и учреждении ордена „Материнская слава“ и медали „Медаль материнства“ (по состоянию на 7 мая 1986 г.) изм. и доп. от 5 марта 1991 г., 24 августа 1995 г.) фактические брачные отношения, возникшие в период с 1926 г. по 8 июля 1944 г., приравниваются к отношениям, возникшим в зарегистрированном браке в случае смерти одного или обоих супругов, а также если эти отношения продолжались до смерти одного из супругов и при этом никто из супругов не состоял в другом зарегистрированном браке и не вступил в него после смерти одного из супругов. Факт смерти первой супруги наследодателя — Петровой Софьи Андреевны — подтвержден свидетельством о ее смерти, выданным Ленинским отделом загса 11 февраля 1940 г., следовательно, брачные отношения с ней были прекращены к моменту вступления его в фактические брачные отношения с Ивановой Т.Г.
Поскольку факт состояния заявителя в фактических брачных отношениях доказан, суд считает заявление Петрова С.Л. подлежащим удовлетворению. Руководствуясь ст. 194 — 198 ГПК РФ, суд решил: установить факт состояния Петрова Сергея Леонидовича в фактических брачных отношениях с Ивановой Татьяной Григорьевной, умершей 10 сентября 2006 г., с 1942 г. до момента ее смерти <7>.
--------------------------------
<7> Зайцева Т.И. Указ. соч. С. 382 — 384.

Сожительство, возникшее после 8 июля 1944 г., не может рассматриваться как фактические брачные отношения и не должно влечь признание наследственных прав за пережившим сожителем, хотя суды иногда ошибочно выносят соответствующие решения, что подтверждается следующим казусом.
13 апреля 2004 г. Алапаевским городским судом Свердловской области было рассмотрено дело об установлении факта состояния в фактических брачных отношениях. Заявительница указала, что с 1987 г. она состояла в фактических брачных отношениях с гр. С. Они вместе проживали и вели общее хозяйство. В этот период они приобрели в долевую собственность квартиру согласно договору передачи квартиры в собственность граждан. В ноябре 2003 г. ее муж умер. При обращении в органы загса ей было отказано в выдаче свидетельства о заключении брака, вследствие чего она не может вступить в права наследования после смерти С. Суд, заслушав заявителя и свидетелей, установил факт состояния в фактических брачных отношениях заявительницы с гр. С., решение вступило в законную силу 22.04.2003.
Примечательно, что в современной литературе высказываются мнения о целесообразности признания за сожителями взаимных наследственных прав со ссылкой на опыт некоторых зарубежных государств <8>. Не вдаваясь в дискуссию по данному вопросу, укажем, что в настоящее время основным способом призвания сожителя к наследованию является составление другим сожителем завещания в его пользу. Кроме того, при наличии обстоятельств, указанных в законе, сожитель может быть призван к наследованию в качестве нетрудоспособного иждивенца (п. 2 — 3 ст. 1148 ГК).
--------------------------------
<8> См., н-р: Солодкова Т.П. Защита прав фактических супругов в наследственных правоотношениях // Наследственное право. 2009. N 2. С. 10 — 12.

Лицо, брак наследодателя с которым был расторгнут, не может призываться к наследованию в качестве пережившего супруга. Моментом прекращения брака при его расторжении в органах загса является день государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде — день вступления судебного решения в законную силу (ст. 25 СК). Если день открытия наследства совпадает с моментом прекращения брака при его расторжении, лицо, с которым брак расторгнут, не может быть признано наследником, поскольку с момента расторжения брака прекращаются права и обязанности, основанные на браке, за исключением прямо указанных в законе. В таком случае на день открытия наследства наследодатель оказывается не состоявшим в браке, ввиду чего в числе наследников по закону первый супруг отсутствует.
При этом следует учитывать, что в соответствии с п. 3 ст. 169 СК браки, расторгнутые в судебном порядке до 1 мая 1996 г., подлежали прекращению со дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния. В связи с этим в доктрине высказано мнение, что с учетом измененных обстоятельств супруги, расторгшие брак до 1 мая 1996 г. в судебном порядке, но не произведшие регистрацию расторжения брака в органах загса, с формальной точки зрения могут рассматриваться наследующими друг после друга <9>.
--------------------------------
<9> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. М., 2004. С. 107.

Возможны случаи, когда брак может быть признан недействительным (ст. 27 СК). При этом брак признается недействительным со дня его заключения, и бывший супруг утрачивает право наследования. В соответствии со ст. 30 СК добросовестный супруг, брак которого с наследодателем суд признал недействительным, по решению суда может приобрести лишь некоторые имущественные права, в составе которых не предусмотрено право наследования. Вместе с тем такой супруг вправе требовать выдела ему доли в совместно нажитом во время брака имуществе по правилам раздела общего имущества супругов (ст. 34, 35, 38 СК). Это право добросовестный супруг может осуществить и после смерти наследодателя, в результате чего состав и стоимость наследства будут установлены за вычетом имущества, приходящегося на долю добросовестного супруга, брак которого с наследодателем признан судом недействительным.
Родители наследодателя — лица, от которых он ведет свое происхождение. Определенные лица признаются отцом или матерью наследодателя по тем же основаниям, предусмотренным семейным законодательством, по каким наследодатель приобретает гражданское состояние ребенка (одного из детей) по отношению к этим же определенным лицам, признаваемым родителями. Документом, подтверждающим статус родителей (отца и матери) наследодателя, является свидетельство о рождении лица, являющегося наследодателем, либо судебное решение об установлении юридического факта родства с наследодателем по основаниям, предусмотренным семейным законодательством.
Мать является наследницей после смерти любого из детей, отец наследует после смерти детей на тех же основаниях, что и дети наследуют после него.
Как уже отмечалось ранее, не имеют права наследовать после смерти детей родители, лишенные в отношении этих детей родительских прав и не восстановленные в родительских правах к моменту открытия наследства. Данное положение предусмотрено п. 1 ст. 1117 ГК в полном соответствии со ст. 71 Семейного кодекса, согласно которой родители, лишенные родительских прав, теряют все права, основанные на факте родства с ребенком, в отношении которого они были лишены родительских прав.
Автор: М.С. Абраменков
Источник: Консультант Плюс

Место жительства ребенка при раздельном проживании родителей

27.06.2016( 2378  )

Пожалуй, среди споров о детях споры о месте жительства ребенка при раздельном проживании супругов (п. 3 ст. 65 СК РФ) — один из самых болезненных.
Раньше все было понятно: ребенок всегда оставался с мамой. Теперь многое поменялось, все больше судебных решений выносится не в пользу мам.
Что делать, если спор перешел в острую стадию и миром решить дело не удается? Выход один — идти в районный (городской) суд и определять место жительства ребенка и порядок его общения с родителями.

Налоговый вычет по НДФЛ на детей

27.06.2016( 1446  )

Родители ребенка, на обеспечении которых он находится, имеют право ежемесячно получать налоговый вычет по НДФЛ. Этот вычет называют стандартным налоговым вычетом по НДФЛ на детей.

Алименты с безработного

23.06.2016( 1564  )

В марте развелся с женой, она подала в суд на алименты ребенку. Суд назначил алименты в размере ¼ части от всех видов доходов. До сентября я не работал. В каком размере платят алименты безработные?

Отказ от воспитания ребенка

23.06.2016( 1681  )

Бывший муж по решению суда платит алименты, с ребенком не общается, в воспитании не участвует. Хочу лишить его родительских прав, но он не хочет добровольно отказываться от сына, требует взамен отказ от алиментов. Грозит, что может в будущем подать на алименты на сына и претендовать на жилье, купленное мной после развода! Как защитить ребенка?

Каков срок исковой давности при разделе имущества супругов и можно ли его восстановить?

22.06.2016( 1405  )

Срок исковой давности по требованию о разделе имущества бывших супругов составляет три года (п. 7 ст. 38 СК РФ).

алименты   алименты детям   взыскание алиментов   Вселение   выплата алиментов   Выселение   детские   долги супругов   заключение брака   Имущественный налоговый вычет   Имущество супругов   Исковая давность   Лишение родительских прав   Материнский капитал   место жительства ребенка   место проживания ребенка   недействительность брака   Ограничение родительских прав   опека   порядок общения с ребенком   Пособия   постановка на учет   права детей   Права несовершеннолетних   Права родителей   право пользования   прекращение брака   равенство долей   развод   развод суд   раздел дома   Раздел имущества   раздел имущества супругов   разрешение органов опеки   расторжение брака   сделка   собственность супругов   совместная собственность   совместная собственность супругов   Споры о детях   Срок исковой давности   удочерение   установление отцовства   Установление происхождения детей   Усыновление   фиктивный брак