г.Москва, Малый Гнездниковский переулок, дом 12 +7 (495) 649 11 65, +7 (985) 763 90 66

Статьи

Законный режим имущества супругов

06.05.2016(1115  )

Семейное законодательство в части регулирования имущественных отношений супругов известно стабильностью правового регулирования, особенно заметной сегодня на фоне высокой активности законодателя в других сферах. Правовое регулирование частных, семейных отношений и должно быть разумно консервативным, с годами становясь не только позитивным правом, но и традицией, глубоко проникшей в общественное сознание. Такой традицией стал законный режим имущества супругов на праве совместной собственности, установленный «Кодексом законов о браке семье и опеке» с 1 января 1927 г., сменив многовековой уклад раздельности супружеского имущества <1>.
--------------------------------
<1> Как отмечал К.П. Победоносцев: «У нас во всей истории с замечательной последовательностью проведено начало раздельности имуществ между супругами». (Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В трех томах. Т 2. М., 2003. С. 127).

Право общей собственности в силу своей природы порождает проблемы раздела общего имущества и совершения распорядительных действий без консенсуса участников общей собственности. А применительно к совместному имуществу супругов указанные проблемы дополняются также проблемой разграничения личного имущества и имущества, на которое распространяется законный супружеский режим. В советский период острота данных проблем нивелировалась отсутствием значительного по стоимости имущества у большинства населения; львиная доля жилого фонда находилась в государственной и общественной (колхозной, кооперативной) собственности, а сами брачные отношения характеризовались большей устойчивостью. Бракоразводные процессы, как правило, касались раздела только движимого имущества, поэтому правило совместной собственности было удобно как с экономико-социальной стороны, так и облегчало справедливый юридический раздел имущества, нажитого во время брака.
Формирование рыночной экономики и создание с 1998 г. действующей системы государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, предусматривающей обязательность такой регистрации, как условия возникновения соответствующих прав существенно изменило ситуацию в характере правоотношений по поводу супружеской недвижимости.
Согласно абз. 2 п. 1 ст. 2 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. ГК РФ в п. 2 ст. 8.1 содержит уточнение данного правила: права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр, если иное не установлено законом (курсив мой. — Авт.). Такое изъятие установлено ст. 34 Семейного кодекса, согласно которой имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью… независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено.
Существующий порядок регистрации прав на недвижимое имущество не исключает возможность регистрации единоличных прав на недвижимость за лицами, состоящими в браке. В этой связи возникает коллизия между зарегистрированным и фактическим правом, субъекты которых могут быть нетождественны.
В этой связи практически важным является вопрос о том, какими критериями следует руководствоваться при оценке правового режима имущества. Можно указать на три правила на этот счет.
1. Приобретение имущества на личные средства в период брака не создает общей собственности. Данное правило основано на толковании положений ст. 36 СК РФ о добрачном имуществе и закреплено в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» <2>. Исходя из данной нормы суды признают собственниками имущества тех супругов, на чьи личные средства приобретена недвижимость независимо от того, на чье имя зарегистрировано данное имущество.
--------------------------------
<2> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 1.

2. Согласно п. 4 ст. 38 Семейного кодекса РФ суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них.
Для применения данной нормы можно указать на необходимость наличия трех условий в их совокупности: а) раздельность проживания в значении раздельности бюджетов супругов, прекращении трат на общие нужды, возможен раздел пользования общим жильем с проживанием в разных комнатах; б) приобретение имущества на денежные средства, нажитые в период раздельного проживания, то есть на личные средства супруга; в) прекращение семейных отношений характеризует мотив раздельности проживания и ведения самостоятельного хозяйства каждым из супругов.
Временное прекращение семейных отношений, а потом их возобновление после длительного раздельного проживания, по мнению ряда авторов, создает режим раздельной собственности супругов на имущество, нажитое в такой период <3>. Верховный Суд РФ в п. 16 Постановления Пленума N 15 от 05.11.1998 указывает на иной критерий: «Если после фактического прекращения семейных отношений и ведения общего хозяйства супруги совместно имущество не приобретали, суд в соответствии с п. 4 ст. 38 СК РФ может произвести раздел лишь того имущества, которое являлось их совместной собственностью ко времени прекращения ведения общего хозяйства».
--------------------------------
<3> См.: Альбиков И.Р. Общие положения правового регулирования совместной собственности супругов // Семейное и жилищное право. 2012. N 3. С. 3; Лавров Ю.Н. Имущественные правоотношения супругов в России: дисс. … канд. юрид. наук: 12.00.03. СПб., 2002. С. 61.

3. Приобретение супругами имущества в долевую собственность исключает данное имущество из-под действия режима совместной собственности. Так, Московский городской суд в Определении от 06.04.2011 по делу N 33-9601 разъяснил: «Отказывая в иске, суд первой инстанции правильно исходил из того, что, приобретая спорную квартиру, стороны по соглашению между собой определили свои доли в этом имуществе как 1/3 долю и 3/5 доли. В связи с этим режим общей совместной собственности на 14/15 долей спорной квартиры не возник… истец и ответчик, являясь супругами, были вправе произвести раздел приобретенного в браке имущества, в том числе в момент его приобретения» <4>.
--------------------------------
<4> СПС «КонсультантПлюс».

Практика признания судами законной силы за волеизъявлением супругов зарегистрировать долевую, а не совместную собственность имеет и противников. С.Ю. Чашкова полагает, что «изменить правовой режим имущества супругов возможно лишь путем заключения семейно-правовых соглашений» <5>. При этом «разделу подлежит имущество, имеющееся у супругов к моменту раздела» <6>. Аналогичные доводы высказывает Е.Л. Невзгодина, усматривая возможность супругам приобрести доли в недвижимом имуществе без заключения брачного договора только путем раздела того имущества, которое предварительно поступило в общую совместную собственность <7>.
--------------------------------
<5> Чашкова С.Ю. Некоторые вопросы правового режима супружеского имущества в договорах, заключаемых с участием супругов // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. N 8. С. 40 — 46.
<6> Там же.
<7> Невзгодина Е.Л. Брачный договор: проблемы правоприменения // Цивилист. 2012. N 4. С. 69 — 76.

С юридико-формальной точки зрения следует разграничивать раздел имущества (определение и выдел долей в натуре) и собственно определение долей. В последнем случае фактическое наличие имущества не обязательно. Возможно определение долей в будущих доходах и правах. Кроме того, регистрации прав по договору приобретения недвижимого имущества предшествует его передача (п. 1 ст. 556 ГК РФ). Законодательство не содержит формальных препятствий определить доли в имуществе одновременно с его передачей. Еще один аргумент в пользу сложившейся судебной практики — раздел имущества между супругами может быть произведен еще на этапе формирования денежных средств на покупку недвижимости. В этом случае квартира приобретается уже не на общие, а на личные денежные средства каждого из супругов в их долевую собственность. Супруги могут не заострять свое внимание именно на моменте раздела, воспринимая процесс покупки квартиры как единый, но их действия по регистрации своих прав на недвижимость в определенных ими долях ясно указывают на наличие соответствующего волеизъявления, которое должно уважаться как их разумно реализуемое частное право. Наконец, с социально-экономической точки зрения не усматривается весомых оснований для патерналистского ограничения супругов в этом праве путем создания дополнительного барьера в виде требования вместо одной двух последовательных сделок и регистраций прав: сначала совместной собственности, а потом долевой.
Другой комплекс проблем, порожденных дуализмом зарегистрированных и фактических прав на имущество супругов,  — это последствия совершения распорядительных действий с таким имуществом одним супругом без согласия другого супруга, а также бывшими супругами.
В настоящее время достаточно определенно сформировалась практика применения судами к случаям отчуждения недвижимого имущества супругом без согласия другого супруга положений ст. 302 ГК РФ. Эта позиция отражена в п. 35 Постановления Пленума от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» <8>, где указывается следующее: «Если имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться с иском об истребовании имущества из незаконного владения приобретателя (ст. ст. 301, 302 ГК РФ). Когда в такой ситуации предъявлен иск о признании недействительными сделок по отчуждению имущества, суду при рассмотрении дела следует иметь в виду правила, установленные ст. ст. 301, 302 ГК РФ».
--------------------------------
<8> Российская газета. N 109. 21.05.2010.

Статья 302 ГК предусматривает возможность истребования имущества у добросовестного приобретателя в случае, если имущество выбыло из владения помимо воли собственника. Такие ситуации нередки как раз при продаже недвижимости тем супругом, на имя которого она зарегистрирована, когда о наличии нового собственника второй супруг узнает лишь постфактум, что давало бы основания для оспаривания практически каждой такой сделки. Однако здесь необходимо учитывать, что специальное правило п. 3 ст. 253 ГК РФ ограничивает возможность оспаривания сделок участниками совместной собственности только случаями, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об отсутствии у отчуждателя необходимых полномочий. Аналогичное положение содержится в абз. 2 п. 2 ст. 35 СК РФ, что позволяет исключить возможность истребования супружеского имущества у добросовестного приобретателя по сделке с одним из супругов.
Иную позицию занял Верховный Суд РФ, который в Определении от 06.12.2011 по делу N 67-В11-5 указал на разный характер правил п. 3 ст. 253 ГК РФ и п. 3 ст. 35 СК РФ, поскольку норма Семейного кодекса не предусматривает «обязанность супруга, обратившегося в суд, доказывать то, что другая сторона в сделке по распоряжению недвижимостью или в сделке, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, совершенной одним из супругов без нотариального согласия другого супруга, знала или должна была знать об отсутствии такого согласия» <9>.
--------------------------------
<9> СПС «КонсультантПлюс».

М.Л. Шелютто отмечает, что «требование ст. 35 СК РФ представляет собой изъятие из правила ст. 253 ГК РФ о презумпции согласия сособственников на совершение любой сделки по распоряжению общим имуществом и усиливает охрану имущественных интересов второго супруга по сравнению с прочими сособственниками» <10>. Но возникает закономерный вопрос: в связи с чем супруг должен получать особую повышенную защиту от злоупотреблений со стороны своего супруга, нежели чем от постороннего участника оборота? Мы видим странную ситуацию: пока супруги в браке, что свидетельствует об их доверительных отношениях, действует абсолютное правило наличия согласия супруга для действительности сделки с недвижимостью, а если супруги брак расторгли и, как это часто бывает, утратили всякое доверие друг к другу, то бывшему супругу развязываются руки на отчуждение общей недвижимости добросовестному лицу. Учитывая, что приобретатель не всегда имеет возможность установить супружеский статус другой стороны, то создаваемые указанным выше толкованием Верховного Суда РФ риски для добросовестных участников оборота несправедливо чрезмерны. На наш взгляд, было бы логичнее рассматривать отсутствие упоминания в п. 3 ст. 35 СК РФ о добросовестности приобретателя как отсутствие правила на этот счет в данной норме, а не как иное специальное правило по отношению к норме п. 3 ст. 253 ГК РФ.
--------------------------------
<10> Право собственности: актуальные проблемы / отв. ред. В.Н. Литовкин, Е.А. Суханов, В.В. Чубаров. М.: Статут, 2008. С. 644.

Дополнительно дестабилизирует оборот недвижимости отсутствие достаточной определенности в судебной практике по вопросу о том, распространяется ли требование п. 3 ст. 35 СК только на супругов либо также и на бывших супругов, если сделка совершается с недвижимым имуществом, нажитым в период брака.
Буквально в п. 3 ст. 35 СК РФ упомянут только «супруг», термин «бывший супруг» в данной норме не используется, хотя знаком Семейному кодексу РФ и употребляется в других его главах. По всей видимости, руководствуясь данным соображением, Верховный Суд РФ в Определении от 14.01.2005 по делу N 12-В04-8 указал: «Нормы статьи 35 СК РФ распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота. К указанным правоотношениям должна применяться статья 253 ГК РФ» <11>.
--------------------------------
<11> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 9.

Примером иного подхода может служить Постановление Президиума Московского областного суда N 104 от 31.03.2010, где указано: «Из материалов дела следует, что после расторжения брака М. и М.М. раздел имущества между ними не производился. Следовательно, в отношении недвижимости, являвшейся предметом сделки: земельного участка и расположенного на нем дома, сохранялся режим совместной собственности бывших супругов М. и М.М., и при отчуждении имущества требовалось нотариально удостоверенное согласие М.» <12>. Нет единства мнений по данному вопросу и среди цивилистов <13>.
--------------------------------
<12> СПС «КонсультантПлюс».
<13> См. об этом: Ходырев П.М. Правоотношения собственности бывших супругов // Нотариус. 2007. N 2. С. 40 — 43.

Итак, сосуществование фактических и зарегистрированных прав на недвижимое супружеское имущество усугубляется пестрой судебной практикой, что крайне негативно отражается на стабильности имущественных отношений. Хорошо зная отрицательную сторону такого дуализма, юридическое сообщество не подвергает сомнению целесообразность самого существования режима совместной собственности для супружеской недвижимости. Эта консенсусная позиция наглядно отражена Р.С. Бевзенко в следующей фразе: «Возникновение режима супружеской собственности без необходимости совершения каких-либо процедур весьма хорошо приспособлено для защиты слабой стороны в супружеских имущественных отношениях. Однако установление такого режима супружеской недвижимой собственности наносит серьезный удар по обороту <14>.
--------------------------------
<14> Бевзенко Р.С. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество: проблемы и пути решения // Вестник гражданского права. 2011. N 5.

Полагаем, что есть веские причины подвергнуть сомнению целесообразность священной коровы отечественного семейного права — институт совместной собственности супругов.
Прежде всего рассмотрим альтернативный вариант устранения проблемы расхождения между зарегистрированными и фактическими правами — введение обязательной нотариальной формы для сделок с недвижимостью параллельно с ведением реестра лиц, состоящих в браке. При удостоверении сделки нотариус будет проверять статус сторон по реестру и отказывать в ее удостоверении при отсутствии нотариального согласия супруга. Эта мера действительно способна значительно снизить количество споров по оспариванию сделок с супружеским имуществом, но не решит проблему полностью. Во-первых, создание актуального реестра, объединяющего информацию всех загсов страны, достаточно финансово и организационно трудоемко, кроме того, брачный статус не всегда может быть актуально отражен в реестре, в частности, если брак заключен в иностранном государстве. Во-вторых, нотариус не будет иметь возможности отграничивать недвижимость, приобретаемую на личные средства супруга, тем самым лишая возможности супруга законно распоряжаться своим имуществом без предварительного заключения брачного договора или соглашения о разделе имущества. В-третьих, возрастут финансовые издержки сторон при совершении сделок с недвижимостью. Для достижения цели перехода приобретаемой квартиры в личную собственность супруга потребуется регистрировать две последующих сделки, например: 1) приобретение квартиры в долевую собственность супругов; 2) договор дарения супругом своей доли второму супругу и тому подобные схемы.
Смешанный законный режим имущества супругов (совместная собственность на движимое имущество <15> и раздельная на недвижимое) имеет главное преимущество перед существующей моделью: полностью устраняется дуализм фактических и зарегистрированных прав на недвижимость, что ведет к значительному усилению принципов публичности и достоверности государственного реестра прав, получивших закрепление в ст. 8.1 ГК РФ, и большей определенности оборота, оставляя меньше пространства для недобросовестных действий его участников. Другим важным положительным следствием являлось бы диспозитивное расширение свободы супругов в выборе форм реализации своих прав на имущество не только путем заключения брачного договора или раздела уже существующего имущества, но и таким дополнительным способом, как приобретение недвижимости в личную или в общую долевую собственность.
--------------------------------
<15> Подвергать сомнению целесообразность сохранения законного режима совместной собственности в отношении движимого имущества мы не видим оснований.

Здесь перед нами возникает главный вопрос — перевешивает ли положительный эффект предполагаемых изменений в правовом режиме недвижимого супружеского имущества возможные негативные последствия; в чем они заключаются и могут ли быть устранены?
Принято считать, что, вводя общность супружеского имущества, советская власть тем самым заботилась об обеспечении интересов женщин, занимающихся домашним хозяйством и не имеющих возможности приобретать личное имущество ввиду отсутствия личных доходов <16>. Справедливо отмечая, что развод в тот период (1920-е гг.) был исключительной редкостью, а вклад женщин в доход крестьянской семьи всегда был весомым, Е.А. Чефранова видит истинную причину введения режима общности супружеского имущества не в заботе о благосостоянии женщин, а в том, что „наступление на мировоззрение, нравственность, бытовой и хозяйственный уклад российского народа и, естественно, на семью велось по всем направлениям“ <17>.
--------------------------------
<16> См.: Антокольская М.В. Семейное право. Учебник. М., 1996. С. 71.
<17> Чефранова Е.А. Исторический аспект правового регулирования имущественных отношений супругов в российском праве // История государства и права. 2006. N 11. С. 21.

В современных российских реалиях об иждивенчестве женщин как социальном явлении говорить также не приходится. Кроме того, режим совместной собственности носит универсальный характер, а не только по отношению к нуждающимся в жилье нетрудоспособным супругам или имеющим на иждивении несовершеннолетних детей. Если же вычленить из этих отношений замаскированную алиментную составляющую, то мы не увидим других разумных соображений для сохранения действия законного режима совместной собственности на недвижимость. В таком случае представляется более правильным не сохранять малоэффективный в плане социальной защиты, но крайне вредный для стабильности имущественного оборота инструмент, а создать действенный механизм защиты жилищных прав нуждающихся в этом бывших членов семьи.
Создание подобного механизма возможно на базе существующей нормы п. 4 ст. 31 Жилищного кодекса РФ, согласно которой суд вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить на определенный срок жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства. По своей правовой природе такое право пользования жилым помещением является формой натуральных алиментов. Данное право имеет хорошую перспективу активного применения в жилищных отношениях, поскольку „Концепция развития гражданского законодательства“ предполагает его специальное закрепление в ГК РФ в качестве специального вещного права, подлежащего государственной регистрации,  — социального узуфрукта <18>.
--------------------------------
<18> См. раздел 4 п. 7.3 Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации // Вестник ВАС РФ. 2009. N 11.

Недостаток существующей нормы п. 4 ст. 31 ЖК РФ заключается в том, что суду не предоставлена возможность закреплять право пользования жилым помещением за нетрудоспособным бывшим членом семьи собственника бессрочно, в то время как семейное законодательство для схожих алиментных обязательств устанавливает бессрочный характер с возможностью освобождения от исполнения обязательств при изменении материального или семейного положения одной из сторон (п. 1 ст. 119 Семейного кодекса РФ).
Таким образом, расширение использования социального узуфрукта как специального вещного права, не подлежащего прекращению при смене собственника жилого помещения и закрепляемого судами на длительные сроки и даже бессрочно возможностью прекращения данного права по решению суда при существенном изменении положения сторон), создаст предпосылки для отказа от режима общей совместной собственности супругов на недвижимое имущество.
Автор: Д.Б. Савельев
Источник: Консультант Плюс

Список использованной литературы

1. Альбиков И.Р. Общие положения правового регулирования совместной собственности супругов // Семейное и жилищное право. 2012. N 3.
2. Лавров Ю.Н. Имущественные правоотношения супругов в России: дисс. … канд. юрид. наук: 12.00.03. СПб., 2002.
3. Антокольская М.В. Семейное право. Учебник. М., 1996.
4. Бевзенко Р.С. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество: проблемы и пути решения // Вестник гражданского права. 2011. N 5.
5. Невзгодина Е.Л. Брачный договор: проблемы правоприменения // Цивилист. 2012. N 4.
6. Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В трех томах. Т. 2. М., 2003.
7. Право собственности: актуальные проблемы / отв. ред. В.Н. Литовкин, Е.А. Суханов, В.В. Чубаров. М.: Статут, 2008.
8. Ходырев П.М. Правоотношения собственности бывших супругов // Нотариус. 2007. N 2.
9. Чашкова С.Ю. Некоторые вопросы правового режима супружеского имущества в договорах, заключаемых с участием супругов // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. N 8.
10. Чефранова Е.А. Исторический аспект правового регулирования имущественных отношений супругов в российском праве // История государства и права. 2006. N 11.

Судебная практика

Раздел между супругами жилого помещения, находящегося в залоге

24.06.2016( 2699  )

В статье рассмотрены теоретические и практические проблемы раздела между супругами (бывшими супругами) жилого помещения, приобретенного с использованием кредитных средств банка или иной кредитной организации.

Проблемы раздела жилого помещения между бывшими супругами

24.06.2016( 2088  )

Раздел совместно нажитого имущества между бывшими супругами в судебной практике явление заурядное. Однако, когда предметом иска становится жилое помещение, дела о разделе имущества часто приобретают сложный характер, так как участники процесса в лице истцов и ответчиков стараются отойти от правила раздела имущества, находившегося в законном режиме пользования супругов, и пересмотреть размер причитающихся им долей.

Порядок встреч с ребенком

21.06.2016( 1899  )

В статье анализируется современная судебная практика рассмотрения споров об определении места жительства ребенка.

Залог недвижимости и права бывших супругов

17.06.2016( 1227  )

Обеспечение в виде недвижимости не так надежно, как может показаться на первый взгляд, если залогодателем является гражданин, ранее состоявший в браке. Рассмотрим все риски, которые грозят не только банку, но и самим бывшим супругам залогодателей в таких ситуациях.

Поручение без согласия супруга

15.06.2016( 817  )

Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены.

Постановления судов в практике по семейно-правовым спорам

14.06.2016( 917  )

В статье анализируются проблемы исполнения различных постановлений судов при регистрации соответствующих актов гражданского состояния. Отмечается несоответствие положений семейного, гражданского процессуального и специального законодательства об актах гражданского состояния. Доказывается недопустимость заключения мирового соглашения о расторжении брака, направления в органы ЗАГС выписок из судебных решений по отдельным категориям дел.

алименты   алименты детям   взыскание алиментов   Вселение   выплата алиментов   Выселение   детские   долги супругов   заключение брака   Имущественный налоговый вычет   Имущество супругов   Исковая давность   Лишение родительских прав   Материнский капитал   место жительства ребенка   место проживания ребенка   недействительность брака   Ограничение родительских прав   опека   порядок общения с ребенком   Пособия   постановка на учет   права детей   Права несовершеннолетних   Права родителей   право пользования   прекращение брака   равенство долей   развод   развод суд   раздел дома   Раздел имущества   раздел имущества супругов   разрешение органов опеки   расторжение брака   сделка   собственность супругов   совместная собственность   совместная собственность супругов   Споры о детях   Срок исковой давности   удочерение   установление отцовства   Установление происхождения детей   Усыновление   фиктивный брак