г.Москва, Малый Гнездниковский переулок, дом 12 +7 (495) 649 11 65, +7 (985) 763 90 66

Статьи

Согласование сделок несовершеннолетних лиц

04.05.2016(797  )

Среди новелл, предусмотренных ФЗ от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» <1>, большой интерес вызывает ст. 157.1, регламентирующая процедуру совершения сделок, требующих согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления. В данной статье, во-первых, конкретизируется круг лиц, согласие которых может потребоваться при совершении сделок; во-вторых, определяется срок, в течение которого такие лица должны сообщить о своем согласии или отказе в нем; в-третьих, осуществляется разграничение предварительного согласия на совершение сделки и ее последующего одобрения и, в-четвертых, подчеркивается, что молчание не считается согласием на совершение сделки, за исключением случаев, установленных законом.
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 2013. N 19. Ст. 2327.

Приведенные правила порождают ряд теоретических и практических вопросов, суть которых во многом предопределяется особенностями правового положения субъектов сделки. Так, в отдельном анализе нуждаются особенности согласования сделок, совершаемых несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет, так как в настоящее время представители данной возрастной группы являются весьма активными потребителями товаров, работ и услуг. Помимо сделок, самостоятельное совершение которых разрешено малолетним (п. 2 ст. 28 ГК), такие несовершеннолетние вправе также: 1) самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами; 2) осуществлять права авторов произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата интеллектуальной деятельности; 3) вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими (п. 2 ст. 26 ГК). Однако все остальные юридически значимые действия несовершеннолетних должны санкционироваться их родителями, усыновителями или попечителями, причем согласие должно быть представлено в письменной форме (п. 1 ст. 26 ГК). В этом плане ничего принципиально нового в ст. 157.1 предусмотрено не было, кроме правила о том, что лица, согласие которых требуется для совершения сделки, должны сообщить о своем согласии или отказе в нем «в разумный срок».
Требование о согласовании с родителями или заменяющими их лицами сделок несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет имеет давнюю правовую историю, но современные реалии, в том числе повсеместное распространение цифровых технологий, позволяющих совершать сделки в электронной форме, которыми несовершеннолетние нередко владеют намного лучше представителей старших возрастных групп, стремительное развитие фэшн-индустрии и зрелищных услуг, рассчитанных преимущественно на молодежную аудиторию, обусловливает необходимость нового подхода к обсуждаемому положению, так как в его законодательном закреплении, доктринальном обосновании и практическом применении имеется немало сложных проблем.
Во-первых, вызывает сомнение целесообразность сохранения письменной формы согласия родителей на сделку несовершеннолетнего безотносительно ее суммы и характера. Между тем в новой редакции пп. 2 п. 1 ст. 161 ГК предусмотрено, что в простой письменной форме должны совершаться сделки граждан на сумму, превышающую 10 тыс. руб., и только в случаях, предусмотренных законом,  — независимо от суммы сделок. Необходимость соотношения формы сделки, заключаемой несовершеннолетним, с формой согласия на сделку его родителей уже отмечалась в литературе: «В случае, когда сделка несовершеннолетнего может быть совершена только в письменной нотариальной форме, согласие законных представителей также должно быть выражено в письменной нотариальной форме» <2>. Есть все основания предложить предусмотреть необходимость письменного согласования только тех сделок несовершеннолетних лиц, которые требуют письменного оформления, т.е. сделок на сумму свыше 10 тыс. руб. или иных сделок, предусмотренных законом.
--------------------------------
<2> См.: Борисов А.Б. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой, части второй, части третьей, части четвертой. Новая редакция ГК РФ с фундаментальными изменениями (постатейный). 14-е изд., перераб. и доп. М.: Книжный мир, 2014. С. 37.

Во-вторых, требует своего решения вопрос о необходимости согласия на совершение сделки обоих родителей или заменяющих их лиц. Мнение о том, что в таких ситуациях вполне достаточно согласия одного из них при условии, что относительно сделки отсутствуют письменные возражения другого родителя, поддерживается многими авторами <3>. Так, например, Н.М. Савельева полагает, что согласие обоих родителей должно быть получено лишь тогда, когда, во-первых, ГК прямо указывает на это (например абз. 2 п. 1 ст. 27), и, во-вторых, когда существует угроза нарушения прав и интересов несовершеннолетнего лица (например при приватизации жилого помещения без участия несовершеннолетнего) <4>.
--------------------------------
<3> См.: Осипова С.В. Сделкоспособность несовершеннолетних в гражданском праве России: Автореферат дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2007. С. 15; Рузанова В.Д. Обсуждение проекта изменения в Гражданский кодекс РФ // Цивилист. 2011. N 4. С. 41.
<4> См.: Савельева Н.М. Правовое положение ребенка в Российской Федерации: гражданско-правовые аспекты: Дис. … канд. юрид. наук. Белгород, 2004. С. 68.

Приведенное положение было подвергнуто резкой критике <5>, хотя оно представляется разумным и обоснованным, поскольку в настоящее время количество детей, находящихся на попечении одного из родителей, беспрецедентно велико. Как было отмечено в проекте Концепции государственной семейной политики на период до 2025 г., «каждый третий ребенок проживает в неполной семье, 88% из них — это материнские семьи. Семья без отца становится нормой» <6>. В таких условиях выяснение мнения о возможности совершения ребенком сделки у его отсутствующего отца является, как правило, практически неосуществимым.
--------------------------------
<5> См., например: Тарасова А.Е. Правосубъектность граждан. Особенности правосубъектности несовершеннолетних, их проявления в гражданских правоотношениях. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 93 — 94.
<6> См.: Концепция государственной семейной политики на период до 2025 г. (общественный проект) / http://www.garant.ru/action/interview/244534/.

При решении рассматриваемого вопроса важное значение имеет и тот факт, что указание на одного из родителей предусмотрено применительно к гораздо более важной сфере жизни несовершеннолетних лиц: в соответствии с ФЗ от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» <7> (далее — Закон об основах охраны здоровья) информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство и право на отказ от медицинского вмешательства в отношении несовершеннолетнего дает один из родителей или законный представитель такого лица (п. п. 2 — 3 ст. 20).
--------------------------------
<7> СЗ РФ. 2011. N 48. Ст. 6724.

Все вышесказанное позволяет предложить внести изменения в п. 1 ст. 26 ГК, указав, что для совершения сделки несовершеннолетним в возрасте от 16 до 18 лет достаточно согласия одного из родителей, усыновителей или попечителя.
Еще более важным представляется установление ограничения родительского волеизъявления в отношении сделок, направленных на распоряжение ребенком принадлежащим ему имуществом, так как возможность совершения родителями действий, не соответствующих интересам ребенка, носит отнюдь не гипотетический характер. Действительно, «ущемление прав ребенка, создание ему немотивированного жизненного дискомфорта несовместимы с самой природой отношений, исторически сложившихся и обеспечивающих выживание и развитие человека как биологического вида» <8>, но в судебной практике последних лет все чаще встречаются примеры действий родителей, направленных на ограничение прав несовершеннолетних детей, в том числе и прав на жилые помещения <9>. Дача родителями согласия на совершение ребенком сделки по распоряжению его имуществом, не соответствующей его интересам, может быть обусловлена различными факторами: недостаточной осведомленностью о правовой природе и юридических последствиях заключаемой сделки, недобросовестным отношением к родительским обязанностям, личной заинтересованностью и др. С целью предотвращения подобных ситуаций представляется целесообразным дополнить п. 1 ст. 26 ГК указанием на то, что к согласию родителей на заключение несовершеннолетним лицом в возрасте от 14 до 18 лет сделок со своим имуществом применяются правила, предусмотренные п. п. 2 и 3 ст. 37. Такое дополнение, предлагаемое, в частности, и В.Д. Рузановой <10>, придаст обсуждаемой норме завершенный характер и повысит гарантии охраны прав и интересов несовершеннолетних, относящихся к данной возрастной группе.
--------------------------------
<8> Постановление Конституционного Суда РФ от 8 июня 2010 г. N 13-П «По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки В.В. Чадаевой» (абз. 1 п. 3) // СЗ РФ. 2010. N 25. Ст. 3246.
<9> См., например: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 октября 2013 г. N 5-КГ13-88 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2014. N 6. С. 8 — 11.
<10> См.: Рузанова В.Д. Указ. соч. С. 41.

Немало дискуссионных проблем остается и в доктринальном обосновании рассматриваемого родительского правомочия. Вопрос о правовой природе согласия родителей, усыновителей или попечителей на сделки, совершаемые несовершеннолетним, активно обсуждается в современной литературе, но единообразного подхода к его разрешению сформулировать не удалось. Некоторые ученые предлагают рассматривать такое согласие как самостоятельную сделку <11>, другие — как одно из условий действительности сделок <12>, третьи — как «способ „допуска“ ребенка к гражданскому обороту» <13>. Утверждается также, что, напротив, согласие родителей нельзя отнести ни к сделкам, ни к одному из других юридических фактов <14> или что «согласие является не сделкой, а разновидностью иного юридического действия» <15>. Весьма интересной представляется теория «юридического соучастия» лица, совершающего действия, необходимые для заключения сделки несовершеннолетним ребенком, рассматривающая таких лиц в качестве его юридических соучастников <16>.
--------------------------------
<11> См.: Кузнецова Л.Г., Шевченко Я.Н. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних. М.: Юрид. лит., 1968. С. 29.
<12> См.: Андреев Е.Н. Правоспособность и дееспособность несовершеннолетних по советскому гражданскому праву: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1972. С. 14.
<13> См.: Савельева Н.М. Правовое положение ребенка в Российской Федерации: гражданско-правовой и семейно-правовой аспекты: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Белгород, 2004. С. 11.
<14> См.: Осипова С.В. Указ. соч. С. 17.
<15> См.: Тарасова А.Е. Указ. соч. С. 101 — 103.
<16> См.: Карпычев М.В. Проблемы гражданско-правового регулирования представительства в коммерческих отношениях: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2002. С. 12.

Рассмотренные подходы не исключают, а дополняют друг друга, поскольку они позволяют более четко определить содержание правоотношений, возникающих из сделок несовершеннолетних лиц, но гораздо более важным представляется вопрос о том, какое практическое значение имеет согласие родителей на сделку, совершаемую их ребенком, для второй стороны — его контрагента, т.е. могут ли лица, давшие согласие на заключение договора несовершеннолетним, привлекаться к возмещению убытков, возникших в результате его ненадлежащих действий. Как известно, ГК устанавливает самостоятельную имущественную ответственность несовершеннолетних лиц по совершаемым им сделкам (п. 3 ст. 26 ГК), но справедливость такого подхода вызывает сомнения, поскольку, во-первых, теряется смысл дифференциации сделок, совершаемых несовершеннолетними самостоятельно, и сделок, совершаемых с согласия их законных представителей, и, во-вторых, игнорируются законные интересы контрагентов таких лиц, которые оказываются юридически не защищенными в случае отсутствия у несовершеннолетних имущества, достаточного для возмещения причиненных ими убытков.
Попытка разрешить отмеченную коллизию была предпринята в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей», в котором отмечалось, что «наличие письменного согласия родителей, усыновителей или попечителя на заключение несовершеннолетним договора возмездного оказания услуг (например бытового проката) не является основанием для возложения на этих лиц имущественной ответственности за неисполнение договора несовершеннолетним, за исключением случаев, когда в соответствии со ст. 361 ГК был заключен договор поручительства. Вместе с тем родители, усыновители или попечитель могут нести ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора в случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда» (п. 28) <17>.
--------------------------------
<17> Российская газета. 1994. 26 нояб.

Несмотря на некоторую неопределенность, приведенное положение имело важное практическое значение, так как оно было направлено на защиту прав и интересов контрагентов несовершеннолетних лиц. Однако в настоящее время данное Постановление утратило юридическую силу в связи с принятием Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» <18>, в котором соответствующее правило своего закрепления не нашло, и вопрос об ответственности родителей по санкционированным ими сделкам несовершеннолетних вновь остался открытым.
--------------------------------
<18> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 9. С. 22 — 32.

Для разрешения этого вопроса может быть использована теория так называемого законного поручительства родителей за своих несовершеннолетних детей по совершаемым ими сделкам, предложенная Н.М. Савельевой <19>, однако обсуждаемую проблему можно решить еще проще — путем установления в законе субсидиарной ответственности санкционировавших сделку лиц. С целью устранения отмеченного пробела и повышения стабильности гражданского оборота представляется целесообразным внести дополнение в п. 3 ст. 26 ГК и изложить его в следующей редакции: «Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут имущественную ответственность по сделкам, совершенным ими в соответствии с пунктами 1 и 2 настоящей статьи. По сделкам, совершаемым с письменного согласия родителей, усыновителей или попечителя, названные лица несут субсидиарную ответственность в случае отсутствия у несовершеннолетнего доходов или иного имущества, достаточных для возмещения причиненных убытков».
--------------------------------
<19> См.: Савельева Н.М. Указ. соч. С. 16.

Рассмотренными вопросами отнюдь не исчерпывается многогранность анализируемого правового явления. В обсуждении и разрешении нуждается еще один принципиально важный момент: насколько вообще обоснованно требование о согласовании всех (кроме разрешенных законом) сделок всех несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет? С одной стороны, признание законодателем явно недостаточной для принятия важных жизненных решений зрелости несовершеннолетних лиц основано на объективных медико-психологических характеристиках возрастного становления личности. С другой стороны, закрепление в п. 2 ст. 26 ГК права несовершеннолетних самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами, осуществлять права авторов результатов интеллектуальной деятельности, вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими свидетельствует о признании достаточно высокого уровня их интеллектуального и социального развития и обладания определенными практическими навыками, позволяющими принимать активное участие в гражданском обороте.
Таким образом, весьма важные сферы жизни всецело отданы на волеизъявление несовершеннолетних лиц (даже с учетом возможности ограничения соответствующих правомочий, предусмотренной п. 4 ст. 26), но применительно к их сделкоспособности подход законодателя кардинально меняется. Установление жесткого требования о необходимости согласования несовершеннолетними лицами заключаемых ими сделок направлено, несомненно, на охрану их субъективных прав и интересов, однако эффективность реализации рассматриваемого законодательного императива является довольно низкой: во-первых, в розничной купле-продаже, в организациях общественного питания и в сфере культурно-зрелищных мероприятий сделки несовершеннолетних, как правило, совершаются без выяснения вопроса о наличии у них письменного разрешения родителей, и, во-вторых, требования родителей о признании таких сделок недействительными почти не встречаются в судебной практике.
Как известно, в дореволюционном законодательстве за лицами в возрасте от 17 лет до 21 года признавалось право управлять собственным имением, но «делать долги, давать письменные обязательства, а равно и распоряжаться капиталами они могли не иначе как с согласия и с подписью попечителя». Это положение подверг резкой критике Е.В. Васьковский: «Будучи строго применимы на практике, постановления X тома привели бы к тому, что ни один торговец не продал бы самой пустячной вещи, не потребовав от покупателя доказательства совершеннолетия, и ни один покупатель не решился бы взять вещь у лица, не удостоверившись, что ему больше 21 года. Однако эти правила остаются мертвой буквой: и несовершеннолетние, и даже малолетние сплошь и рядом заключают сделки, необходимые в обыденной жизни» <20>. Приведенное положение с предельной точностью и выразительностью отражает ситуацию, сложившуюся в настоящее время, так как требование о письменном согласовании с родителями сделок несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет в подавляющем большинстве случаев «остается не более чем мертвой буквой».
--------------------------------
<20> Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. М.: Статут, 2003. С. 142 — 143.

Представители данной возрастной группы образуют самостоятельный и очень активный потребительский сегмент, в расчете на который действует целая фэшн-индустрия и осуществляется творчество многих представителей шоу-бизнеса. Сделки, заключаемые несовершеннолетними, выходят за границы так называемых мелких бытовых сделок: нередко они самостоятельно приобретают обувь, одежду, спортивные принадлежности, телефоны, айфоны, смартфоны и т.д. Не менее активны несовершеннолетние и на рынке потребительских услуг: они являются посетителями кафе, дискотек, концертов поп-звезд и спортивных состязаний, становятся клиентами фитнес-клубов и косметических салонов, отправляются в поездки и на экскурсии, т.е. совершают многочисленные и многообразные гражданско-правовые действия, как правило, на деньги, предоставленные родителями или усыновителями, но (тоже как правило) без предварительного или хотя бы последующего письменного согласия названных лиц.
Мнение о том, что договоры розничной купли-продажи могут совершаться с 16-летнего возраста самостоятельно, без согласия законных представителей, впервые было высказано еще в 60-х гг. прошлого века <21>, когда гражданско-правовая активность лиц, относящихся к этой возрастной группе, была несопоставима с современными реалиями. Представляется, что это предложение, подвергнутое критике как «свидетельствующее о попытке автора расширить объем дееспособности несовершеннолетних» <22>, давно заслуживает признания и реализации, особенно если сопоставить законодательный подход в этой сфере с позицией относительно возможности совершения такими лицами гораздо более важных действий, от которых непосредственно зависит их здоровье или даже жизнь.
--------------------------------
<21> См.: Усманов О. Договор розничной купли-продажи и охрана прав покупателей. Душанбе, 1962. С. 65.
<22> Кузнецова Л.Г., Шевченко Я.Н. Указ. соч. С. 38.

Так, Закон об основах охраны здоровья граждан (п. 2 ст. 54) предусматривает, что несовершеннолетние, больные наркоманией, в возрасте старше 16 лет и иные несовершеннолетние в возрасте старше 15 лет имеют право на информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или отказ от него (за исключением случаев, предусмотренных в п. 9 ст. 20). Реализация несовершеннолетними названного правомочия приобрела особенно широкое распространение в сфере прерывания беременности. Например, в 2011 г. в России было проведено 989375 абортов, из них более 16 тыс. у несовершеннолетних, достигших 15 лет. Эти медицинские вмешательства были произведены без согласия и, скорее всего, без ведома родителей. Но, по экспертным оценкам, реальное число абортов, в том числе у несовершеннолетних девушек, в 5 — 8 раз больше официальных статистических данных <23>.
--------------------------------
<23> См.: Концепция государственной семейной политики на период до 2025 г. (общественный проект) / http://www.garant.ru/action/interview/244534/.

Родительское согласие не требуется и для совершения детьми еще одного чрезвычайно важного юридического действия — заключения брака. В соответствии с п. 2 ст. 13 Семейного кодекса РФ «при наличии уважительных причин органы местного самоуправления по месту жительства лиц, желающих вступить в брак, вправе по просьбе данных лиц разрешить вступить в брак лицам, достигшим возраста шестнадцати лет». Приведенные положения действующего законодательства, независимо от того, как их оценивать <24>, убедительно свидетельствуют о том, что среди несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет выделяется группа субъектов, достигших шестнадцатилетнего рубежа. Как замечательно отмечал Д.И. Мейер, не вдруг наступает зрелость, а постепенно, поэтому и законодательство мало-помалу допускает несовершеннолетнее лицо к тем или иным гражданским актам <25>. Применительно к наиболее важным параметрам жизни лиц, достигших шестнадцати лет, законодатель фактически признает «право отдельной человеческой личности», устанавливая «сферу ее свободы и самоопределения» <26>: они имеют право работать по трудовому договору, в том числе и по контракту, или (хотя и с согласия родителей или заменяющих их лиц) заниматься предпринимательской деятельностью, а также приобрести полную дееспособность (ст. 27 ГК).
--------------------------------
<24> Игнорирование законодателем мнения родителей по поводу заключения брака их несовершеннолетним ребенком представляется явно неоправданным, причем не только потому, что в таком возрасте крайне сложно избежать ошибки, которая может предопределить будущую жизнь, но и потому, что в подавляющем большинстве случаев все имущественные последствия заключенного брака, в том числе расходы по содержанию несовершеннолетних супругов и родившегося у них ребенка, ложатся именно на родителей, вынужденных к тому же предоставить свое жилое помещение супругу сына или дочери, заключивших брак без их согласия.
<25> См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право 2 ч.). По испр. и доп. 8-му изд., 1902. Изд. 3-е, исправ. М.: Статут, 2003. С. 114.
<26> Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998. С. 19.

Настало время сделать следующий шаг, расширив сферу «свободы и самоопределения» несовершеннолетних, достигших возраста 16 лет, путем внесения в ст. 26 ГК п. 5, устанавливающего их право самостоятельно совершать сделки в сфере розничной купли-продажи, общественного питания и массово-зрелищных мероприятий, что будет в полной мере соответствовать не только приведенным положениям действующего законодательства, но и сложившейся практике, отражающей высокий уровень гражданско-правовой активности представителей данной возрастной группы, которых считанные месяцы отделяют от наступления полной гражданской дееспособности.

Автор: И.А. Михайлова

Источник: Консультант Плюс

Библиографический список

1. Андреев Е.Н. Правоспособность и дееспособность несовершеннолетних по советскому гражданскому праву: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1972.
2. Борисов А.Б. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой, части второй, части третьей, части четвертой. Новая редакция ГК РФ с фундаментальными изменениями (постатейный). 14-е изд., перераб. и доп. М.: Книжный мир, 2014.
3. Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. М.: Статут, 2003.
4. Карпычев М.В. Проблемы гражданско-правового регулирования представительства в коммерческих отношениях: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2002.
5. Кузнецова Л.Г., Шевченко Я.Н. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних. М.: Юрид. лит., 1968.
6. Мейер Д.И. Русское гражданское право 2 ч.). По испр. и доп. 8-му изд., 1902. Изд. 3-е, исправ. М.: Статут, 2003.
7. Осипова С.В. Сделкоспособность несовершеннолетних в гражданском праве России: Автореферат дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2007.
8. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998.
9. Рузанова В.Д. Обсуждение проекта изменения в Гражданский кодекс РФ // Цивилист. 2011. N 4.
10. Савельева Н.М. Правовое положение ребенка в Российской Федерации: гражданско-правовые аспекты: Дис. … канд. юрид. наук. Белгород, 2004.
11. Савельева Н.М. Правовое положение ребенка в Российской Федерации: гражданско-правовой и семейно-правовой аспекты: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Белгород, 2004.
12. Тарасова А.Е. Правосубъектность граждан. Особенности правосубъектности несовершеннолетних, их проявления в гражданских правоотношениях. М.: Волтерс Клувер, 2008.
13. Усманов О. Договор розничной купли-продажи и охрана прав покупателей. Душанбе, 1962.

Судебная практика

Раздел между супругами жилого помещения, находящегося в залоге

24.06.2016( 3197  )

В статье рассмотрены теоретические и практические проблемы раздела между супругами (бывшими супругами) жилого помещения, приобретенного с использованием кредитных средств банка или иной кредитной организации.

Проблемы раздела жилого помещения между бывшими супругами

24.06.2016( 2486  )

Раздел совместно нажитого имущества между бывшими супругами в судебной практике явление заурядное. Однако, когда предметом иска становится жилое помещение, дела о разделе имущества часто приобретают сложный характер, так как участники процесса в лице истцов и ответчиков стараются отойти от правила раздела имущества, находившегося в законном режиме пользования супругов, и пересмотреть размер причитающихся им долей.

Порядок встреч с ребенком

21.06.2016( 2295  )

В статье анализируется современная судебная практика рассмотрения споров об определении места жительства ребенка.

Залог недвижимости и права бывших супругов

17.06.2016( 1572  )

Обеспечение в виде недвижимости не так надежно, как может показаться на первый взгляд, если залогодателем является гражданин, ранее состоявший в браке. Рассмотрим все риски, которые грозят не только банку, но и самим бывшим супругам залогодателей в таких ситуациях.

Поручение без согласия супруга

15.06.2016( 1061  )

Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены.

Постановления судов в практике по семейно-правовым спорам

14.06.2016( 1163  )

В статье анализируются проблемы исполнения различных постановлений судов при регистрации соответствующих актов гражданского состояния. Отмечается несоответствие положений семейного, гражданского процессуального и специального законодательства об актах гражданского состояния. Доказывается недопустимость заключения мирового соглашения о расторжении брака, направления в органы ЗАГС выписок из судебных решений по отдельным категориям дел.

алименты   алименты детям   взыскание алиментов   Вселение   выплата алиментов   Выселение   детские   долги супругов   заключение брака   Имущественный налоговый вычет   Имущество супругов   Исковая давность   Лишение родительских прав   Материнский капитал   место жительства ребенка   место проживания ребенка   недействительность брака   Ограничение родительских прав   опека   порядок общения с ребенком   Пособия   постановка на учет   права детей   Права несовершеннолетних   Права родителей   право пользования   прекращение брака   равенство долей   развод   развод суд   раздел дома   Раздел имущества   раздел имущества супругов   разрешение органов опеки   расторжение брака   сделка   собственность супругов   совместная собственность   совместная собственность супругов   Споры о детях   Срок исковой давности   удочерение   установление отцовства   Установление происхождения детей   Усыновление   фиктивный брак