г.Москва, Малый Гнездниковский переулок, дом 12 +7 (495) 649 11 65, +7 (985) 763 90 66

Статьи

Основные вопросы прекращения брака

20.04.2016(934  )

§ 1. Прекращение брака во внесудебном порядке

1. Пункт 1 ст. 16 Семейного кодекса РФ (далее — СК РФ) предусматривает такое основание прекращения брака, как смерть мужа или жены. В случае смерти супруга закон не требует специальной регистрации прекращения брака. Орган записи актов гражданского состояния регистрирует лишь факт смерти супруга, установленный медицинской организацией, частнопрактикующим врачом, судом или другим компетентным органом (ст. 64 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» <1> (далее — Закон)). Днем прекращения брака является день смерти супруга.
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 1997. N 47. Ст. 5340.

В аналогичном порядке брак прекращается и при объявлении одного из супругов умершим (п. 1 ст. 45 Гражданского кодекса РФ). День прекращения брака здесь совпадает с днем вступления в законную силу решения суда об объявлении супруга умершим или с указанным в этом решении днем его предполагаемой гибели (п. 3 ст. 45 ГК РФ; п. 2 ст. 67 Закона).
Смерть одного из супругов влечет прекращение состояния супружества, вследствие чего бывший супруг может вступить в новый брак. С прекращением состояния супружества связывается прекращение некоторых прав и обязанностей супругов (например, обоснованных брачным договором права жены на получение содержания от мужа и обязанности мужа к предоставлению этого содержания — п. 3 ст. 43 СК РФ) <2>.
--------------------------------
<2> Вопреки п. 3 ст. 43 СК РФ, предписывающему, что в момент прекращения брака прекращается действие брачного договора, право, которое супруги преобразовали через распорядительный брачный договор, по общему правилу продолжает существовать в преобразованном виде, даже если брак уже не существует. Так, например, если брачный договор вызывает преобразование права общесупружеской собственности в право единоличной собственности жены, то прекращение брака вследствие смерти мужа не затрагивает существования и принадлежности преобразованного права (Байгушева Ю.В. Брачный договор // Правоведение. 2009. N 3. С. 250 — 251).

Согласно п. 1 ст. 46 ГК РФ и п. 1 ст. 26 СК РФ в случае явки или обнаружения места пребывания супруга, объявленного судом умершим, суд отменяет свое решение, после чего брак может быть восстановлен в органе записи актов гражданского состояния по совместному заявлению супругов. Если это происходит, то имущество, приобретенное супругами в период раздельного проживания, как правило, признается их общим совместным имуществом <3>, а родившиеся у жены в этот период дети — их общими детьми. Брак не подлежит восстановлению, если после объявления супруга умершим другой супруг заключил новый брак (п. 2 ст. 26 СК РФ).
--------------------------------
<3> Об общем совместном имуществе супругов см.: Байгушева Ю.В. Законный режим имущества супругов // Законы России: опыт, анализ, практика. 2008. N 8. С. 97 — 100; Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева. М., 2009. Т. 3. С. 437 — 444 (автор параграфа — Ю.В. Байгушева).

2. В соответствии с закрепленным в п. 3 ст. 1 СК РФ принципом добровольности брака, п. 2 ст. 16 и п. 1 ст. 19 СК РФ предусматривают возможность прекращения брака по взаимному согласию супругов, т.е. посредством заключения ими договора. В.А. Рясенцев считает, что, заключая этот договор, супруги осуществляют принадлежащее им право на развод или, что одно и то же, право на расторжение брака <4>. Однако муж и жена не нуждаются в наделении их специальным правом на заключение договора о прекращении брака, так же как участники обязательственного договора не нуждаются в предоставлении им права на заключение договора о прекращении связывающего их обязательства. Кроме того, будучи преобразовательным притязанием, право на расторжение брака реализуется актом преобразовательного решения суда (см. ниже: § 2, 1), а не путем заключения договора между супругами. Наконец, поскольку расторжение брака представляет собой исключительно юрисдикционный способ прекращения состояния супружества, в рассматриваемом случае, равно как и в случае прекращения этого состояния посредством односторонней сделки супруга (см. ниже: § 1, 3), речь должна идти не о расторжении, а о прекращении брака <5>.
--------------------------------
<5> Рясенцев В.А. Семейное право. М., 1971. С. 123 — 124.
<6> Используемая мною терминология заимствована из цивилистической литературы, в которой правильно отмечается, что расторжение договора имеет место только тогда, когда прекращение обоснованных им прав и обязанностей опосредствуется преобразовательным решением суда (Крашенинников Е.А. Регулятивные и охранительные субъективные гражданские права // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2007. Вып. 14. С. 14).

Сторонами договора о прекращении брака могут быть только супруги, не имеющие общих несовершеннолетних детей (п. 1 ст. 19 СК РФ). Заключение этого договора возможно и при наличии между супругами спора о разделе общего имущества или выплате средств на содержание нуждающегося нетрудоспособного супруга (ст. 20 СК РФ).
Фактический состав договора о прекращении брака включает в себя два элемента: 1) соглашение супругов о прекращении состояния супружества и 2) государственную регистрацию этого соглашения. Остановимся на каждом из этих элементов подробнее.
Соглашение супругов о прекращении состояния супружества слагается из их взаимных совпадающих волеизъявлений, направленных на прекращение этого состояния. Поскольку это соглашение, взятое само по себе, т.е. изолированно от второго элемента фактического состава, не приводит к желаемому супругами правовому последствию, оно не является сделкой <7>.
--------------------------------
<7> Соглашения, не являющиеся сделками, известны также вещному праву. Такой характер носит, например, входящее в фактический состав договора о передаче вещи в собственность соглашение о переходе права собственности на вещь (см. подробнее: Enneccerus L., Nipperdey H.C. Allgemeiner Teil des burgerlichen Rechts. 14 Aufl. Halbbd. 2. Tubingen, 1955. S. 617; Крашенинников Е.А. Фактический состав сделки // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2004. Вып. 11. С. 8).

Пункты 2 и 3 ст. 33 Закона предусматривают письменную форму и особый порядок заключения соглашения о прекращении состояния супружества. Оно оформляется в виде единого документа, который подписывается супругами в присутствии работника органа записи актов гражданского состояния <7>. Если один из супругов не имеет возможности явиться в орган записи актов гражданского состояния, то волеизъявления мужа и жены могут быть оформлены отдельными документами. При этом подпись неявившегося супруга подлежит нотариальному удостоверению <8>.
--------------------------------
<7> В указанных пунктах ст. 33 Закона говорится не о заключении супругами соглашения о прекращении состояния супружества, а о подаче ими в орган записи актов гражданского состояния «совместного заявления о расторжении брака». Однако, учитывая, что из содержания этого заявления явствует согласованное намерение супругов прекратить состояние супружества, подачу заявления следует рассматривать и как заключение соглашения.
<8> Аналогичным образом заключается служащее элементом фактического состава договора о вступлении в брак соглашение будущих супругов, направленное на возникновение состояния супружества (ст. 26 Закона). По мнению В.В. Грачева, заявление о регистрации брака, которое будущие супруги подают в орган записи актов гражданского состояния, не является их соглашением, направленным на возникновение состояния супружества, а лишь выражает предварительное намерение сторон заключить это соглашение в будущем. В подтверждение этого автор ссылается на то, что подача заявления не влечет для будущих супругов никаких правовых последствий, а только обязывает орган записи актов гражданского состояния назначить срок для проведения бракосочетания (Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева. М., 2009. Т. 3. С. 425 (автор параграфа — В.В. Грачев)). Это мнение не выдерживает критической проверки. Во-первых, требуя от будущих супругов «подтвердить взаимное добровольное согласие на заключение брака» лишь при подаче ими заявления о регистрации брака, абз. 2 п. 1 ст. 26 Закона тем самым приурочивает момент заключения соглашения о вступлении в брак к моменту подачи заявления. Во-вторых, будучи одним из элементов фактического состава договора о вступлении в брак, содержащееся в заявлении будущих супругов соглашение само по себе не может породить то правовое последствие, которое вызывается полным фактическим составом этого договора. Что касается административной обязанности органа записи актов гражданского состояния зарегистрировать соглашение будущих супругов в определенный день, то ее существование никоим образом не доказывает, что будущие супруги при подаче заявления о регистрации не направляют свою волю на возникновение состояния супружества.

Установленное законом требование личного присутствия обоих супругов при заключении ими соглашения о прекращении состояния супружества, а также необходимость нотариального удостоверения подписи супруга, который не может явиться в орган записи актов гражданского состояния для заключения соглашения, указывают на высокоперсонифицированный характер этого соглашения, стало быть, на то, что оно не может заключаться через представителя <9>.
--------------------------------
<9> Поскольку соглашение супругов выступает основным элементом фактического состава договора о прекращении брака, то и сам этот договор является высокоперсонифицированной сделкой (Байгушева Ю.В. Сущность представительства // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2009. Вып. 16. С. 71).

Второй элемент фактического состава — государственная регистрация соглашения супругов о прекращении состояния супружества — выполняется органом записи актов гражданского состояния <10> по истечении месяца со дня заключения этого соглашения в присутствии хотя бы одного из супругов (п. 3 ст. 19 СК РФ, п. 4 ст. 33 Закона).
--------------------------------
<10> Государственная регистрация, осуществляемая компетентным органом, входит в фактический состав и некоторых других договоров, например договора о передаче земельного участка в собственность (Крашенинников Е.А. К вопросу о «собственности на требование» // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2005. Вып. 12. С. 34. Прим. 9; Он же. Распорядительные сделки // Сборник статей памяти М.М. Агаркова. Ярославль, 2007. С. 27. Прим. 12).

Государственная регистрация соглашения о прекращении состояния супружества есть самостоятельное должностное действие государственного органа, а не облечение соглашения в особую форму. Это явствует из текста п. 1 ст. 158 ГК РФ (воспроизводящего абз. 1 ст. 42 ГК РСФСР 1964 г.), в котором под формой сделки понимается устная или письменная форма содержащихся в ней одного или нескольких волеизъявлений. В связи с изложенным следует признать ошибочным утверждение В.А. Рясенцева, что прекращение брака может оформляться «путем регистрации в загсе» <11>. Не относится государственная регистрация соглашения супругов о прекращении состояния супружества и к элементам этого соглашения, как полагает М.В. Антокольская <12>. Соглашение супругов представляет собой объект государственной регистрации. Поэтому регистрация и подлежащее регистрации соглашение суть внешние по отношению друг к другу явления. Отсюда с полной ясностью видно, что государственная регистрация не может быть элементом соглашения о прекращении состояния супружества.
--------------------------------
<11> Рясенцев В.А. Семейное право. С. 122.
<12> Антокольская М.В. Семейное право. 2-е изд. М., 2000. С. 111, 134.

Правовые последствия прекращения состояния супружества через договор между супругами аналогичны последствиям, которые наступают с прекращением этого состояния в результате смерти одного из супругов. Но если супруги, заключающие договор о прекращении брака, связаны отлагательно обусловленным обязательственным брачным договором, действие которого наступает с момента прекращения брака, то в этот момент у бывших супругов возникают права и обязанности, предусмотренные брачным договором (п. 3 ст. 43 СК РФ).
3. Пункт 2 ст. 19 СК РФ предоставляет супругу право прекратить брак своей односторонней сделкой. Это право служит средством защиты охраняемого законом интереса супруга в прекращении брака и является по своей правовой природе охранительным субъективным правом на свое поведение. Ему корреспондирует обязанность другого супруга претерпеть одностороннее действие управомоченного по защите своего охраняемого законом интереса <13>. Прекращение брака посредством односторонней сделки супруга осуществимо, если другой супруг признан судом безвестно отсутствующим или недееспособным <14> либо если он осужден за совершение преступления к лишению свободы на срок свыше трех лет <15>.
--------------------------------
<13> Об обязанности pati как корреляте охранительного субъективного права на свое поведение см.: Крашенинников Е.А. К учению о гражданско-правовых обязанностях // Вопросы теории юридических обязанностей. Тезисы II межвуз. науч. конф. молодых ученых-юристов. Воронеж, 1988. С. 7; Он же. Регулятивные и охранительные субъективные гражданские права. С. 12, 13.
<14> Упомянутым в тексте правом не обладает супруг гражданина, ограниченного в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 1).
<15> Осуществление мужем права на одностороннее прекращение брака, так же как и его притязания на развод (см. ниже: § 2, 6), может быть блокировано беременной или родившей менее одного года назад женой путем заявления ею несогласия на возбуждение дела о прекращении брака (ст. 17 СК РФ). Если жена признана судом недееспособной, то от ее имени о несогласии может заявить опекун.

Поскольку в указанных случаях супруг управомоченного супруга, как правило, не способен выполнять свои функции родителя, п. 2 ст. 19 СК РФ предписывает, что брак может быть прекращен путем односторонней сделки независимо от того, имеют ли супруги общих несовершеннолетних детей. Прекращение брака посредством этой сделки возможно и при наличии между супругами спора о разделе общего имущества, выплате средств на содержание нуждающегося нетрудоспособного супруга, а если супруг управомоченного супруга признан судом недееспособным или осужден за совершение преступления на срок свыше трех лет — также и спора о детях (ст. 20 СК РФ).
Фактический состав рассматриваемой односторонней сделки слагается из двух элементов: 1) волеизъявления супруга, направленного на прекращение состояния супружества, которое само по себе не является сделкой, и 2) государственной регистрации этого волеизъявления органом записи актов гражданского состояния. Не останавливаясь на втором элементе этого фактического состава, отличающемся от государственной регистрации соглашения супругов о прекращении состояния супружества лишь тем, что в данном случае регистрация производится в присутствии не любого из супругов, а только управомоченного на прекращение брака (п. 3 ст. 34 Закона), рассмотрим подробнее первый элемент.
Так же как и соглашение супругов, которое входит в фактический состав договора о прекращении брака, одностороннее волеизъявление супруга, направленное на прекращение состояния супружества, совершается в письменной форме в органе записи актов гражданского состояния (п. 1 — 2 ст. 34 Закона). Являясь по своей правовой природе волеизъявлением, нуждающимся в получении <16>, это волеизъявление считается завершенным в момент его получения органом записи актов гражданского состояния, который здесь функционирует как законный представитель <17> второго супруга в получении волеизъявления <18>. При этом содержащаяся в заявлении о расторжении брака просьба супруга о регистрации его волеизъявления адресуется органу записи актов гражданского состояния не как представителю второго супруга, а как государственному органу, производящему регистрацию.
--------------------------------
<16> О волеизъявлениях, которые нуждаются в получении, см.: Enneccerus L., Nipperdey H.C. Allgemeiner Teil des burgerlichen Rechts. Halbbd. 2. S. 611.
<17> Под представительством в получении волеизъявления, или, что то же самое, пассивным представительством, понимается получение представителем для представляемого волеизъявления третьего лица, в результате чего наступает такое же правовое последствие, как если бы это волеизъявление получил сам представляемый (Enneccerus L., Nipperdey H.C. Allgemeiner Teil des burgerlichen Rechts. Halbbd. 2. S. 758; Larenz K. Allgemeiner Teil des deutschen burgerlichen Rechts. Munchen, 1967. S. 531; Tuhr A. Der allgemeine Teil des deutschen burgerlichen Rechts. S. 334; Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Представительство: понятие, виды, допустимость // Вестник ВАС РФ. 2009. N 12. С. 12).
<18> Содержащаяся в заявлении о расторжении брака просьба супруга о регистрации его волеизъявления, направленного на прекращение состояния супружества, адресуется органу записи актов гражданского состояния не как представителю другого супруга, а как государственному органу, производящему регистрацию.

В течение трех дней после назначения даты для регистрации волеизъявления, направленного на прекращение состояния супружества, орган записи актов гражданского состояния обязан уведомить своего представляемого, его опекуна или управляющего его имуществом о предстоящем прекращении брака (абз. 1 п. 4 ст. 34 Закона). Закон не определяет последствия неисполнения органом записи актов гражданского состояния обязанности к уведомлению. Если вследствие нарушения этой обязанности у представляемого возникают убытки, то они подлежат возмещению (п. 1 ст. 15 ГК РФ).
Волеизъявление супруга, направленное на прекращение состояния супружества следовательно, и односторонняя сделка, в фактический состав которой входит это волеизъявление), характеризуется высокоперсонифицированностью <19>. Однако в случае, когда управомоченный на совершение этого волеизъявления супруг признан судом недееспособным, волеизъявление может совершить опекун (п. 2 ст. 16 СК РФ).
--------------------------------
<19> Байгушева Ю.В. Сущность представительства. С. 71.

Прекращение брака через одностороннюю сделку супруга влечет такие же правовые последствия, что и его прекращение посредством договора между супругами. Если у совершившей эту сделку жены с прекращением брака возникает требование к мужу о предоставлении содержания, то корреспондирующая этому требованию обязанность мужа, как правило, исполняется другим лицом (например, действующим от его имени опекуном).

§ 2. Прекращение брака в судебном порядке

1. При недостижении супругами соглашения о прекращении брака или наличии у них общих несовершеннолетних детей (за изъятиями, предусмотренными п. 2 ст. 19 СК РФ) брак может быть прекращен только в судебном порядке (ст. 18, п. 1 ст. 21 СК РФ). В этом случае состояние супружества прекращается в результате реализации одним из супругов права на расторжение брака или, что то же самое, притязания на развод.
Право на расторжение брака возникает у каждого супруга вследствие фактического распада брака <20>. Будучи разновидностью преобразовательного притязания <21>, оно связывает своего носителя не с его супругом, а с судом. Этому праву корреспондирует материально-правовая обязанность суда прекратить состояние супружества.
--------------------------------
<20> Фактический распад брака вызывает возникновение у супругов этого права и тогда, когда их брак может быть прекращен посредством договора или односторонней сделки. При правосделочном прекращении фактически распавшегося брака право на его расторжение прекращается, так как существование этого права утрачивает смысл. Если по какой-либо причине прекращение этого брака посредством сделки становится невозможным (например, вследствие явки безвестно отсутствовавшего мужа отпадает право жены на одностороннее прекращение брака), то любой из супругов может воспользоваться своим притязанием на развод.
<21> О правовой природе преобразовательных притязаний см.: Крашенинников Е.А. К теории преобразовательных исков // Роль права в деле повышения благосостояния советских граждан в свете решений XXVII съезда КПСС. Тезисы докл. респ. конф. 17 сентября 1987 г. Тарту, 1987. Т. 1. С. 155 — 159; Он же. Преобразовательное притязание как средство защиты охраняемого законом интереса // Материально-правовые и процессуальные средства охраны и защиты интересов государства и общества. Калинин, 1988. С. 101 — 109; Он же. К теории права на иск. Ярославль, 1995. С. 39 — 46; Он же. Еще раз о преобразовательных исках // Проблемы защиты субъективных гражданских прав. Ярославль, 2000. С. 64 — 67.

2. Вопрос о правовой природе права на расторжение брака является дискуссионным. По мнению немецких цивилистов, оно представляет собой не притязание (Anspruch), а преобразовательное право (Gestaltungsrecht), которое управомочивает своего носителя к одностороннему изменению чужого правового положения, которому не соответствует чья-либо юридическая обязанность и которое реализуется посредством судебного решения о расторжении брака <22>. Согласиться с этим мнением нельзя. В отличие от права на расторжение брака, единственной и потому необходимой формой осуществления которого служит акт судебного решения, право на совершение одностороннего волеизъявления, в частности принадлежащее супругу право прекратить брак своей односторонней сделкой (п. 2 ст. 19 СК РФ), осуществляется помимо и против воли обязанного лица действием самого правообладателя. Поэтому право на расторжение брака не может быть отнесено к числу прав на совершение односторонних волеизъявлений. Оно является преобразовательным притязанием, которое обязывает к совершению соответствующего действия не второго супруга, а суд <23>.
--------------------------------
<22> См., напр.: Enneccerus L., Nipperdey H.C. Allgemeiner Teil des burgerlichen Rechts. 14 Aufl. Halbbd. 1. Tubingen, 1952. S. 280 mit Anm. 9; Gernhuber J., Coester-Waltjen D. Lehrbuch des Familienrechts. 4 Aufl. Munchen, 1994. S. 285 ff. В отечественной литературе аналогичной трактовки права на расторжение брака придерживается М.А. Гурвич (Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. М., 1955. С. 32 — 35).
<23> Крашенинников Е.А. Право на иск // Проблемы совершенствования законодательства о защите субъективных гражданских прав. Ярославль, 1988. С. 6 — 9, 12; Он же. О субъектном составе преобразовательных правоотношений // Вопросы теории охранительных правоотношений. Ярославль, 1991. С. 3 — 7.

А.А. Добровольский считает, что право на расторжение брака есть правомочие супруга, которое может быть осуществлено им только под контролем суда независимо от согласия или несогласия другого супруга; обращаясь в суд с иском о расторжении брака, супруг заявляет требование к другому супругу, чтобы тот признал наличие у него права на расторжение брака; в случае вынесения решения о расторжении брака суд ничего не преобразует, а лишь устанавливает существование права истца на расторжение брака и санкционирует принудительное осуществление этого права истцом в органе записи актов гражданского состояния <24>. О необоснованности этого взгляда свидетельствуют следующие обстоятельства. Во-первых, вопреки мнению А.А. Добровольского при предъявлении иска о расторжении брака истец не заявляет никакого требования к ответчику, потому что необходимое истцу преобразовательное действие может быть совершено только судом <25>. Во-вторых, притязание на развод заявляется истцом не для того, чтобы суд признал за ним это притязание, а для того, чтобы суд своим преобразовательным решением осуществил его и тем самым прекратил брак. В-третьих, из предписания п. 1 ст. 25 СК РФ, согласно которому днем прекращения брака при его расторжении служит день вступления соответствующего решения суда в законную силу, явствует, что принудительное осуществление требования о разводе производится не истцом, а судом <26>.
--------------------------------
<24> Добровольский А.А. Исковая форма защиты права. М., 1965. С. 149, 172, 181.
<25> Преобразовательные иски «не вытекают из притязания истца против ответчика на преобразование права; такое притязание не существует (или по крайней мере не требуется); более того, в некоторых случаях преобразование права ответчиком даже невозможно (развод (Enneccerus L., Nipperdey H.C. Allgemeiner Teil des burgerlichen Rechts. Halbbd. 2. S. 977).
<26> По ранее действовавшему семейному законодательству для прекращения брака помимо решения суда о разводе требовалась также «государственная регистрация расторжения брака» (следовало бы говорить о государственной регистрации упомянутого судебного решения, потому что в то время брак считался расторгнутым с момента государственной регистрации) органом записи актов гражданского состояния, которая производилась по заявлению одного из супругов. Сказанное, однако, не означает, что при действии этого законодательства суд своим решением о расторжении брака только признавал право истца на развод и тем самым обеспечивал его принудительную реализацию. В данном случае государственной регистрации преобразовательного судебного решения придавалось значение дополнительного элемента фактического состава, необходимого для прекращения брака путем его расторжения (Советский гражданский процесс / Под ред. М.А. Гурвича. М., 1967. С. 129 (автор главы — М.А. Гурвич)).

3. Притязание на развод является средством защиты охраняемого законом интереса супруга в прекращении брака (состояния супружества) <27>. Некоторые процессуалисты утверждают, что, вынося благоприятное для истца решение по иску о расторжении брака, суд защищает принадлежащее истцу право на развод <28>. При этом упускается из виду, что право на развод относится к числу притязаний, т.е. охранительных субъективных прав на чужое поведение, которые не защищаются, а осуществляются судом в целях защиты регулятивных субъективных прав или охраняемых законом интересов. Право на развод есть не защищаемое, а защищающее начало, то, посредством чего суд осуществляет защиту охраняемого законом интереса истца в прекращении состояния супружества. Будучи средством защиты охраняемого законом интереса, право на развод не может подлежать судебной защите, подобно тому как не могут выступать предметом судебной защиты виндикационные, деликтные, кондикционные и любые другие притязания <29>.
--------------------------------
<28> Крашенинников Е.А. Преобразовательное притязание как средство защиты охраняемого законом интереса. С. 105; Крашенинников Е.А., Лисова Т.Н. Защита охраняемых законом интересов путем преобразования прав и обязанностей // Совершенствование законодательства и правоприменительной деятельности. Тезисы докл. обл. научно-практ. конф. 25 — 26 окт. 1989 г. Ярославль, 1989. С. 63.
<29> См., напр.: Анисимова Л.И., Иванова С.А. К вопросу о преобразовательных исках // Механизм защиты субъективных гражданских прав. Ярославль, 1990. С. 133; Добровольский А.А. Исковая форма защиты права. С. 172; Он же. Некоторые вопросы исковой формы защиты права. Автореф. дис. … д.ю.н. М., 1966. С. 50; Комиссаров К.И. Решение суда как акт государственной власти // Практика применения гражданского процессуального права двадцатилетию ГПК РСФСР). Свердловск, 1984. С. 33.
<30> Крашенинников Е.А. К теории преобразовательных исков. С. 157 — 158; Лазурина М.Е. Объект защиты по преобразовательному притязанию // Проблемы совершенствования гражданского законодательства России. Ярославль, 1993. С. 93.

4. Суд обязан расторгнуть брак только при существовании у супруга-истца права на развод. Поэтому суд должен выяснить, произошел ли фактический распад брака, служащий основанием возникновения права на развод (п. 1 ст. 22 СК РФ), и не наступило ли обстоятельство, с которым закон связывает прекращение этого права (например, смерть супруга-ответчика).
Достаточным доказательством фактического распада брака считается выраженное супругами перед судом взаимное согласие на расторжение брака (п. 1 ст. 23 СК РФ) <30>. В случае отсутствия такого согласия факт распада брака, а стало быть, и возникновения права на развод доказывается истцом с соблюдением соответствующих предписаний гл. 6 ГПК РФ. Если приведенные им доказательства, по мнению суда, не подтверждают этого факта, то последний может принять меры к примирению супругов (например, провести с ними примирительную беседу) и (или), отложив разбирательство дела, назначить супругам срок для примирения в пределах трех месяцев (абз. 1 п. 2 ст. 22 СК РФ) <31>. Брак признается фактически распавшимся, а притязание на развод возникшим, если, несмотря на принятые судом меры и (или) истечение срока, назначенного супругам для примирения, хотя бы один из них настаивает на расторжении брака (абз. 2 п. 2 ст. 22 СК РФ). Отсутствие обстоятельств, вызывающих прекращение притязания на развод, устанавливается судом на основании сведений, которые ему сообщают участвующие в деле лица.
--------------------------------
<30> При этом не принимается во внимание предшествовавшее рассмотрению бракоразводного дела поведение ответчика, которое свидетельствует о его желании сохранить брак, например его отказ от заключения соглашения о прекращении состояния супружества или неявка без уважительной причины в назначенное время в орган записи актов гражданского состояния для государственной регистрации этого соглашения (п. 2 ст. 21 СК РФ).
<31> В связи с назначением срока для примирения разбирательство дела о расторжении брака может быть отложено судом несколько раз. Однако общий период, назначенный супругам для примирения, не должен выходить за рамки установленного законом трехмесячного срока (абз. 1 п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15).

5. Супруг-ответчик может защищаться против супруга-истца как материальными, так и процессуальными возражениями <32>.
--------------------------------
<32> Gernhuber J., Coester-Waltjen D. Lehrbuch des Familienrechts. S. 288 — 289.

Материальное возражение (Einrede) есть право лица нашем случае — супруга-ответчика) воспрепятствовать путем заявления несогласия осуществлению направленного против него права нашем случае — притязания супруга-истца на развод) <33>. Примером такого возражения может служить право мужа ссылаться на обещание жены не заявлять свое притязание на расторжение брака до тех пор, пока он не устроится на работу, если работодатель отдает предпочтение соискателям, состоящим в браке. В ходе бракоразводного процесса материальные возражения супруга-ответчика, так же как и любые другие материальные возражения, не принимаются судом во внимание по долгу службы, а должны быть заявлены управомоченным.
--------------------------------
<33> Enneccerus L., Nipperdey H.C. Allgemeiner Teil des burgerlichen Rechts. Halbbd. 2. S. 978. Материальное возражение обычно противостоит требованию, которое осуществляется не актом судебного решения, а действием гражданина или юридического лица (например, требованию о предоставлении денежной суммы). В этом случае обязанный по требованию и тот, против кого оно направляется, совпадают в одном лице. По-иному дело обстоит с преобразовательным притязанием, частным случаем которого служит притязание на развод. Как мы уже знаем, притязание на развод связывает истца не с ответчиком, а с судом. С учетом того что через осуществление этого притязания суд прекращает состояние супружества независимо от желания ответчика, оно может быть охарактеризовано как притязание, направленное против ответчика, т.е. лица, против которого осуществляется защита.

Под процессуальным возражением (Einwendung) понимается ссылка лица на то, что направленное против него право не существует <34>. Супруг-ответчик может противопоставить супругу-истцу процессуальное возражение о том, что право супруга-истца на развод не возникло, поскольку брак фактически не распался, или уже прекратилось (например, вследствие прекращения брака через одностороннюю сделку супруга-ответчика). Факты, указывающие на то, что истец пытается реализовать против ответчика несуществующее право, в том числе право на расторжение брака, должны учитываться судом по долгу службы.
--------------------------------
<34> Enneccerus L., Nipperdey H.C. Allgemeiner Teil des burgerlichen Rechts. Halbbd. 2. S. 981.

6. В ст. 17 СК РФ, совпадающей по содержанию со ст. 31 Кодекса о браке и семье (КоБС) РСФСР, сказано, что муж не вправе возбуждать дело о расторжении брака без согласия жены во время ее беременности и в течение одного года после рождения ею ребенка <35>. Это означает, что в данном случае для возникновения у мужа права на предъявление иска о расторжении брака требуется согласие жены на возбуждение бракоразводного процесса <36>. Такое решение de lege lata нельзя признать удачным, потому что оно создает возможность возбуждения бракоразводного процесса при отсутствии у мужа права на предъявление иска. Ведь обстоятельства, подтверждающие наличие или отсутствие у истца этого права, должны поддаваться проверке судом на момент подачи искового заявления. Но к этому моменту сама жена может не знать о своей беременности. Если это имеет место и жена не согласна на возбуждение бракоразводного процесса, то, несмотря на отсутствие у мужа права на предъявление иска, суд на основании ст. 17 СК РФ будет вынужден возбудить бракоразводный процесс.
--------------------------------
<35> Ratio legis этого предписания состоит в обеспечении душевного равновесия беременной женщины или женщины, недавно родившей ребенка. Поэтому оно подлежит применению, даже если муж не является биологическим отцом ребенка или если ребенок родился мертвым или не дожил до одного года (п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15).
<36> Чечот Д.М. Применение нового брачно-семейного законодательства // Советское государство и право. 1970. N 10. С. 63. М.А. Гурвич полагает, что в указанном предписании имеется в виду «исключение права на предъявление иска по специальному основанию» (Гурвич М.А. Право на иск. М., 1978. С. 51. Прим. 22).

Кроме того, придерживаясь текста ст. 17 СК РФ, суд должен отказать мужу в возбуждении дела о разводе и тогда, когда жена не обосновывает свое несогласие беременностью или недавними родами. Однако отсутствие такого обоснования может означать, что жена в принципе не желает ссылаться на эти обстоятельства (например, ввиду того что ребенок рожден ею не от мужа), а ее несогласие на возбуждение бракоразводного процесса вызвано иной причиной (например, тем, что она планировала прекратить брак через договор с супругом). В рассматриваемой ситуации цель предписания ст. 17 СК РФ остается недостигнутой.
Сказанное позволяет утверждать, что возникновение у мужа права на предъявление иска о расторжении брака не должно зависеть от согласия жены, даже если она беременна или не истек один год с момента рождения ею ребенка. Что касается интересов жены, то в этом случае они могли бы быть обеспечены путем введения в СК РФ предписания, позволяющего ей защищаться против притязания мужа соответствующим материальным возражением.
7. Поскольку решение супруга о прекращении брака носит сугубо личный характер и рассмотрение дела о разводе предполагает выяснение интимных подробностей жизни мужа и жены, они должны лично участвовать в бракоразводном процессе <37>. Поэтому расторжение брака через представителя не допускается; но при недееспособности супруга дело о его разводе может вести опекун (п. 2 ст. 16 СК РФ). Как исключение следует рассматривать и разбирательство бракоразводного дела в отсутствие одного из супругов; такое разбирательство возможно, если, например, ответчик не является в судебное заседание по неуважительной причине.
--------------------------------
<37> На это справедливо указывается в отечественной и немецкой литературе (см., напр.: Рясенцев В.А. Расторжение брака в суде // Советская юстиция. 1971. N 6. С. 15; Gernhuber J., Coester-Waltjen D. Lehrbuch des Familienrechts. S. 290). Из необходимости личного участия супругов в процессе о расторжении брака исходила и советская судебная практика (см., напр.: п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 4 декабря 1969 г. N 10 «О практике применения судами Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье» // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1970. N 1. С. 12).

8. Согласно ст. 40 КоБС РСФСР, которая действует в отношении браков, расторгнутых до 1 мая 1996 г., состояние супружества считается прекратившимся со дня государственной регистрации органом записи актов гражданского состояния судебного решения о расторжении брака. Это предписание приводит к неприемлемому выводу, что вступившее в законную силу преобразовательное решение суда о расторжении брака само по себе ничего не преобразует. Правильное решение вопроса о моменте прекращения брака при его расторжении содержится в п. 1 ст. 25 СК РФ, который приурочивает этот момент к моменту вступления в законную силу соответствующего судебного решения.
9. Правовые последствия прекращения брака через осуществление притязания супруга на развод совпадают с правовыми последствиями, наступающими в результате прекращения брака по другим основаниям при жизни обоих супругов. Если супруги заключили брачный договор, согласно которому возникновение права бывшей жены на получение содержания от бывшего мужа поставлено в зависимость от того обстоятельства, что инициатором расторжения брака будет являться муж, то расторжение брака по инициативе жены не приводит к возникновению у нее права на получение содержания.

Автор: Ю.В. Байгушева

Источник: Консультант Плюс

Судебная практика

Раздел между супругами жилого помещения, находящегося в залоге

24.06.2016( 3696  )

В статье рассмотрены теоретические и практические проблемы раздела между супругами (бывшими супругами) жилого помещения, приобретенного с использованием кредитных средств банка или иной кредитной организации.

Проблемы раздела жилого помещения между бывшими супругами

24.06.2016( 2994  )

Раздел совместно нажитого имущества между бывшими супругами в судебной практике явление заурядное. Однако, когда предметом иска становится жилое помещение, дела о разделе имущества часто приобретают сложный характер, так как участники процесса в лице истцов и ответчиков стараются отойти от правила раздела имущества, находившегося в законном режиме пользования супругов, и пересмотреть размер причитающихся им долей.

Порядок встреч с ребенком

21.06.2016( 2613  )

В статье анализируется современная судебная практика рассмотрения споров об определении места жительства ребенка.

Залог недвижимости и права бывших супругов

17.06.2016( 1802  )

Обеспечение в виде недвижимости не так надежно, как может показаться на первый взгляд, если залогодателем является гражданин, ранее состоявший в браке. Рассмотрим все риски, которые грозят не только банку, но и самим бывшим супругам залогодателей в таких ситуациях.

Поручение без согласия супруга

15.06.2016( 1256  )

Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены.

Постановления судов в практике по семейно-правовым спорам

14.06.2016( 1385  )

В статье анализируются проблемы исполнения различных постановлений судов при регистрации соответствующих актов гражданского состояния. Отмечается несоответствие положений семейного, гражданского процессуального и специального законодательства об актах гражданского состояния. Доказывается недопустимость заключения мирового соглашения о расторжении брака, направления в органы ЗАГС выписок из судебных решений по отдельным категориям дел.

алименты   алименты детям   взыскание алиментов   Вселение   выплата алиментов   Выселение   детские   долги супругов   заключение брака   Имущественный налоговый вычет   Имущество супругов   Исковая давность   Лишение родительских прав   Материнский капитал   место жительства ребенка   место проживания ребенка   недействительность брака   Ограничение родительских прав   опека   порядок общения с ребенком   Пособия   постановка на учет   права детей   Права несовершеннолетних   Права родителей   право пользования   прекращение брака   равенство долей   развод   развод суд   раздел дома   Раздел имущества   раздел имущества супругов   разрешение органов опеки   расторжение брака   сделка   собственность супругов   совместная собственность   совместная собственность супругов   Споры о детях   Срок исковой давности   удочерение   установление отцовства   Установление происхождения детей   Усыновление   фиктивный брак