г.Москва, Малый Гнездниковский переулок, дом 12 +7 (495) 649 11 65, +7 (985) 763 90 66

Статьи

Наследственные права усыновителей и усыновленных

11.04.2016(1106  )

Усыновление и удочерение (далее — усыновление) является специальным правовым актом принятия чужого несовершеннолетнего ребенка в семью усыновителя для обеспечения полного содержания и надлежащего физического и духовного его развития. Усыновление признается законодателем наряду с супружеством, родством и свойством в качестве основания включения лица в число наследников по закону. Усыновление осуществляется судом (ст. 269 — 275 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ)) по заявлению лиц, желающих усыновить ребенка, при этом суд исходит из интересов детей. Усыновление братьев и сестер разными лицами не допускается. В соответствии с Семейным кодексом Российской Федерации (далее — СК РФ) (ст. 125), ГПК РФ, Федеральным законом от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» (ст. 39 — 47) факт установления усыновления подтверждается судебным решением об установлении усыновления и/или свидетельством об усыновлении, которое является актом государственной регистрации усыновления и выдается органами ЗАГС. Указанные документы признаются единственными доказательствами усыновления, если усыновление производилось в судебном порядке, введенном в действие на территории России с 29 сентября 1996 г. в соответствии со ст. 2 Федерального закона от 21 августа 1996 г. «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР».
Главная особенность наследования усыновленных проявляется прежде всего в уравнении усыновленных в наследственных правах с кровными детьми усыновителя: в п. 1 ст. 1147 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) установлено, что при наследовании по закону усыновленный и его потомство, с одной стороны, и усыновитель и его родственники — с другой, приравниваются к родственникам по происхождению (кровным родственникам). Предшествующее регулирование не содержало такого правила, ограничиваясь включением в состав первой очереди наследников наряду с родными детьми и родителями умершего его усыновителей и усыновленных им детей. Как и ранее действовавшее гражданское законодательство . 5 и 6 ст. 532 ГК РСФСР 1964 г.), ГК РФ предусмотрел, что «усыновленный и его потомство не наследуют по закону после смерти родителей усыновленного и других его родственников по происхождению, а родители усыновленного и другие его родственники по происхождению не наследуют по закону после смерти усыновленного и его потомства» (п. 2 ст. 1147 ГК РФ). Указанное положение представляет конкретизированное применительно к наследственным правоотношениям более общее положение семейного законодательства о том, что «усыновленные дети утрачивают личные неимущественные и имущественные права и освобождаются от обязанностей по отношению к своим родителям (своим родственникам)» (п. 2 ст. 137 СК РФ).
Силу закона получило признававшееся ранее доктриной гражданского права и основывавшееся на нормах семейного права . 3 и 4 ст. 108 Кодекса о браке и семье РСФСР <1>, п. 3 и 4 ст. 137 СК РФ) положение о том, что в случае сохранения усыновленным по решению суда отношений «с одним из родителей или другими родственниками по происхождению усыновленный и его потомство наследуют по закону после смерти этих родственников, а последние наследуют по закону после смерти усыновленного и его потомства» (абз. 1 п. 3 ст. 1147 ГК РФ). Причем наследование усыновленного после смерти кровных родственников, с которыми он сохранил отношения, не препятствует осуществлению усыновленным наследственных прав по отношению к усыновителю и его кровным родственникам (абз. 2 п. 3 ст. 1147 ГК РФ).
--------------------------------
<1> Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1969. N 32. Ст. 1086.

Сказанное, однако, не означает, что в институте наследования усыновленных сегодня отсутствуют какие бы то ни было недоработки. Напротив, в новейшей литературе целый ряд вопросов вызывает различные толкования. По своему содержанию они связаны прежде всего с определением круга родственников, с которыми в силу п. 3 и 4 ст. 137 СК РФ у усыновленного могут сохраниться имущественные, а следовательно, и наследственные отношения, а также с влиянием на наследственные права усыновленного как в отношении его кровной семьи, так в отношении семьи усыновителя последующей отмены усыновления. И хотя указанные вопросы своими корнями уходят в семейное законодательство, связаны с его несовершенством и колебаниями судебной практики, представляется необходимым дать им оценку именно с позиций наследственных правоотношений.
Ссылка гражданского закона на СК РФ в части оснований и условий сохранения усыновленным отношений со своими родственниками по происхождению, позволяющего усыновленному наследовать после этих родственников (п. 3 ст. 1147 ГК РФ), в доктрине однозначно воспринимается как ссылка на п. 3 и 4 ст. 137 СК РФ, в соответствии с которыми инициаторами сохранения отношений с усыновленным могут выступать его отец или мать, а в случае их смерти — родители умершего родителя (дедушка или бабушка ребенка) <2>.
--------------------------------
<2> См.: Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Елисеев И.В. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть третья. М., 2002. С. 93; Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М., 2002. С. 175 — 177; Телюкина М.В. Наследственное право: Комментарий Гражданского кодекса Российской Федерации // СПС «Гарант»; Виноградова Р.И., Дмитриева Г.К., Репин В.С. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей / Под ред. В.П. Мозолина. М., 2002. С. 87; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Отв. ред. Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. М., 2004. С. 113 — 116; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. М., 2004. С. 124 — 127.

Согласно п. 3 ст. 137 СК РФ при усыновлении ребенка одним лицом личные неимущественные и имущественные права и обязанности могут быть сохранены по желанию матери, если усыновитель — мужчина, или по желанию отца, если усыновитель — женщина. В силу п. 3 ст. 1147 ГК РФ в этом случае усыновленный сохраняет право наследования по закону после своей матери или своего отца. СК РФ, как видим, допускает сохранение отношений усыновленного с одним из родителей по его желанию, но не с родственниками этого родителя. Таким образом, буквальное толкование п. 3 ст. 137 СК РФ приводит к выводу о том, что юридические отношения с другими родственниками усыновленного со стороны соответствующего родителя не сохраняются и ребенок не может наследовать после своих родных братьев и сестер, бабушки и дедушки, дяди и тети и т.д. Правда, в доктрине семейного права указанные положения толковались расширительно в аспекте сохранения соответствующих прав и обязанностей и в отношении всех родственников данного родителя <3>. В области наследственного права аналогичной позиции придерживается М.Л. Шелютто <4>.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (под ред. И.М. Кузнецовой) включен в информационный банк согласно публикации — БЕК, 1996.

<3> См., например: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. И.М. Кузнецова. М., 2000. С. 339 (автор — И.М. Кузнецова).
<4> См.: Наследственное право / Под ред. К.Б. Ярошенко. М., 2005. С. 137.

Сторонником именно буквального толкования анализируемых положений семейного законодательства выступает А.Л. Маковский, считающий, что «закон совершенно определенно устанавливает возможность сохранения родственных отношений с родителями ребенка, но не с родственниками по линии этого родителя», а потому наследование усыновленного и его потомков в таких случаях возможно «после смерти родителя (но не других его кровных родственников)» <5>. Позицию А.Л. Маковского в литературе разделяют М.В. Антокольская <6>, З.Г. Крылова и Т.Д. Чепига <7>, признающие наследственные права усыновленного только в отношении «одного из родителей, сохранившего отношения с ребенком». Аналогичный взгляд поддерживался и судебной практикой <8>. Итак, какой же из вариантов толкования отвечает подлинному намерению законодателя? В литературе об этом имеется следующее мнение, с которым мы склонны согласиться.
--------------------------------
<5> Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. С. 176.
<6> См.: Антокольская М.В. Семейное право. М., 2001. С. 336.
<7> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. С. 125.
<8> См.: п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. N 9 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления» // БВС РФ. 1997. N 9 (утратило силу).

Прежде всего диспозиция п. 3 ст. 137 СК РФ свидетельствует о том, что зафиксированная в ней норма рассчитана на случаи, когда ребенок был усыновлен одиноким лицом, а не семейной парой. Таким образом, как личные, так и имущественные права усыновленного ограничиваются отношениями с родственниками своего единственного усыновителя, которым закон придает значение отношений с кровными родственниками, включая отношения, связанные с наследованием имущества. Ребенок, усыновленный одиноким усыновителем, сможет наследовать только после родных детей, родителей, братьев и сестер усыновителя и других его кровных родственников. В таких условиях сохранение отношений усыновленного с одним из своих родителей призвано обеспечить не только личные неимущественные права ребенка, но и его имущественные интересы, в том числе право унаследовать имущество после своего родителя. Представляется, что в данном случае нет никаких препятствий для того, чтобы, сохраняя отношения с отцом или матерью, ребенок сохранял отношения и со своими братьями и сестрами, дедушкой и бабушкой, дядями и тетями и т.д. Такой подход позволяет восполнить семейный круг ребенка, неполнота которого ввиду усыновления его одиноким усыновителем может неблагоприятно отразиться не только на его воспитании и развитии, но и на его благосостоянии. Какие-либо разумно понимаемые правовые препятствия для такого восполнения семейного круга ребенка, как представляется, отсутствуют, когда усыновитель и родитель, с которым сохраняются отношения, являются лицами разного пола. Кроме того, достаточной гарантией от неблагоприятных последствий сохранения отношений с одним из родителей является не только судебный порядок усыновления сам по себе, но и необходимость специального указания о сохранении таких отношений в решении суда (п. 5 ст. 137 СК РФ) <9>. Следовательно, сохранение усыновленным прав и обязанностей в отношении одного из своих родителей применительно к наследственным отношениям должно означать, что такой усыновленный может наследовать не только по линии одинокого усыновителя и его кровных родственников, но и по линии всех своих кровных родственников со стороны родителя, с которым этот усыновленный сохраняет отношения по решению суда. Для практического воплощения указанной рекомендации необходимо внести соответствующие изменения в указанную статью СК РФ.
--------------------------------
<9> См.: Шилохвост О.Ю. Наследование по закону в российском гражданском праве. М., 2006. С. 166.

В соответствии с п. 4 ст. 137 СК РФ если один из родителей усыновленного ребенка умер, то по просьбе родителей умершего родителя (дедушки или бабушки ребенка) могут быть сохранены личные неимущественные и имущественные права и обязанности по отношению к родственникам умершего родителя, если этого требуют интересы ребенка. Данное положение в доктрине семейного права иногда толкуется как указание на сохранение отношений усыновленного только с его бабушкой и дедушкой <10>. В литературе наследственного права аналогичной позиции придерживаются Ю.К. Толстой <11>, А.Л. Маковский <12> и М.Л. Шелютто <13>, признающие наследственные права усыновленного только в отношении дедушки или бабушки со стороны умершего родителя. При этом основным доводом А.Л. Маковского является недопустимость сохранения судом «по просьбе одного лица (дедушки или бабушки усыновленного)» родственных отношений и вытекающих из них наследственных прав усыновленного «по отношению к любым другим родственникам его умершего родителя — дяде, тете, двоюродным братьям и сестрам и т.д.». В то же время судебная практика придерживается буквального толкования п. 4 ст. 137 СК РФ, подразумевая под «родственниками умершего родителя», в отношении которых по решению суда могут быть сохранены права и обязанности усыновленного, не только дедушку или бабушку, но и «тетю, дядю, других близких родственников» <14>. За буквальное толкование п. 4 ст. 137 СК РФ, а следовательно, и за признание наследственных прав усыновленного в отношении всех кровных родственников со стороны его умершего родителя в литературе выступают, в частности, Р.И. Виноградова и В.С. Репин <15>, М.В. Телюкина <16>, З.Г. Крылова и Т.Д. Чепига <17>.
--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (под ред. И.М. Кузнецовой) включен в информационный банк согласно публикации — БЕК, 1996.

<10> См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. И.М. Кузнецова. С. 339.
<11> См.: Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Елисеев И.В. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть третья / Под ред. А.П. Сергеева. С. 93.
<12> См.: Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. С. 176.
<13> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Отв. ред. Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. С. 116.
<14> Пункт 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. N 9 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления».
<15> См.: Виноградова Р.И., Дмитриева Г.К., Репин В.С. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей / Под ред. В.П. Мозолина. С. 87.
<16> См.: Телюкина М.В. Наследственное право: Комментарий Гражданского кодекса Российской Федерации // СПС «Гарант».
<17> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. С. 126.

Позиция второй группы исследователей представляется нам верной по тем же мотивам, которые требуют признания наследственных прав усыновленного в отношении всех его кровных родственников со стороны одного из родителей в случае, когда просьба о сохранении отношений исходит от этого родителя. Прежде всего это интересы усыновленного, требующие, как уже было отмечено, восполнения семейно-имущественных отношений в тех случаях, когда ребенок усыновлен одиноким усыновителем и должен довольствоваться отношениями с родственниками по линии этого усыновителя. Таким образом, допуская при определенных условиях сохранение прав и обязанностей усыновленного по отношению к одному из родителей, закон не может и не должен препятствовать сохранению этих прав и обязанностей по отношению к родственникам со стороны такого родителя, тем более что в силу усыновления ребенка одиноким усыновителем юридической замены родственников усыновленного по линии родителя, которому закон разрешает просить о сохранении отношений с усыновленным, соответствующей линией супруга усыновителя не происходит.
Говоря о юридической регламентации наследования усыновленными, нельзя обойти вниманием еще один важный вопрос. Наследственное законодательство не определяет последствия отмены усыновления, основания, порядок и последствия которой установлены нормами ст. 140 — 144 СК РФ, которые, решая целый ряд общих проблем, оставляют открытым ряд вопросов, имеющих первостепенное значение для наследственных прав усыновленного.
Доктрина наследственного права до самого последнего времени не уделяла сколько-нибудь значительного внимания исследованию этих вопросов. Долгое время едва ли не единственным оставался тезис О.С. Иоффе, признававшего, что в случае отмены усыновления «оно утрачивает значение юридического факта также и в области наследования» <18>. В современной литературе А.Л. Маковским, М.Л. Шелютто, З.Г. Крыловой и Т.Д. Чепига исследуются особенности отмены усыновления по сравнению с ранее действовавшим порядком, а также вопрос о влиянии на наследственные права усыновленного взаимного соотношения моментов открытия наследства и отмены усыновления <19>.
--------------------------------
<18> Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. Часть 3. Л., 1965. С. 300.
<19> См.: Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. С. 177, 178; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Отв. ред. Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. С. 118; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. С. 127.

Отмена усыновления производится в судебном порядке. Усыновление прекращается со дня вступления в законную силу решения суда об отмене усыновления (п. 3 ст. 140 СК РФ). При отмене судом усыновления ребенка «взаимные права и обязанности усыновленного ребенка и усыновителей (родственников усыновителей) прекращаются и восстанавливаются взаимные права и обязанности ребенка и его родителей (его родственников), если этого требуют интересы ребенка» (п. 1 ст. 143 СК РФ). При этом отмена усыновления ребенка не допускается, если к моменту предъявления требования об отмене усыновления усыновленный ребенок достиг совершеннолетия, за исключением случаев, когда на такую отмену имеется взаимное согласие усыновителя и усыновленного ребенка, а также родителей усыновленного ребенка, если они живы, не лишены родительских прав или не признаны судом недееспособными (ст. 144 СК РФ). Как видим, правила об отмене усыновления сформулированы в законе преимущественно в расчете на то, что такое решение будет приниматься до достижения ребенком совершеннолетия. Однако не все эти правила позволяют адекватно урегулировать последствия отмены усыновления в наследственно-правовой сфере.
Восстановление взаимных прав и обязанностей ребенка, его родителей и родственников, в том числе и восстановление наследственных прав усыновленного в отношении кровных родственников, происходит не автоматически (как это было в период действия ст. 117 КоБС РСФСР), а только «если этого требуют интересы ребенка». В случае, когда речь идет о несовершеннолетнем, эти интересы, вполне очевидно, могут быть объективированы в наличии у родителей возможности содержать и воспитывать ребенка, в сохранении привязанности ребенка к своим кровным родственникам.
В чем же должны выражаться интересы ребенка, когда вопрос о его содержании и воспитании в семье усыновителя отпал и отмена усыновления производится в более позднем возрасте? Поскольку восстановление отношений с родственниками по происхождению влечет одновременную утрату взаимных прав и обязанностей между усыновленным и усыновителем и его родственниками, а значит, соответственно восстановление у одних лиц и утрату другими лицами наследственных прав в отношении усыновленного, достижение «взаимного согласия» между лицами с противоположными имущественными интересами является весьма и весьма проблематичным.
Как представляется, заложенное в ст. 144 СК РФ условие отмены усыновления сформулировано без учета возможных имущественных интересов бывшего усыновленного, его кровных родственников и родственников бывшего усыновителя и может служить приемлемым критерием только до совершеннолетия усыновленного, когда приоритетное значение имеют вопросы обеспечения надлежащего содержания и воспитания несовершеннолетнего. Следует согласиться с той точкой зрения, что в случае отмены усыновления после совершеннолетия усыновленного в качестве общего правила в законе должно быть закреплено условие об автоматическом восстановлении отношений усыновленного со своими родителями и другими родственниками по происхождению <20>.
--------------------------------
<20> См.: Шилохвост О.Ю. Указ. соч. С. 190.

К числу сложных вопросов наследственного права относится и вопрос о влиянии на наследственные права усыновленного произошедшего после открытия наследства вступления в законную силу решения об отмене усыновления. Законом данный вопрос не урегулирован. Проблема заключается в том, что остается неясным: утрачивает ли усыновленный наследственные права, возникшие из наследства, открывшегося до вступления в законную силу решения об отмене усыновления?
А.Л. Маковский, например, предлагает определять последствия в зависимости от того, были ли к моменту вступления решения суда об отмене усыновления в законную силу осуществлены усыновленным наследственные права, которыми он пользовался в силу факта усыновления. Если усыновленным наследство было надлежащим образом принято до вступления решения суда в законную силу, то, по мнению данного автора, его наследственные права необходимо считать осуществленными и, следовательно, не подлежащими прекращению <21>. Представляется, что подобное толкование без достаточных оснований ущемляет права лиц, приобретших наследственные права на законных основаниях, но по каким-либо обстоятельствам не успевших принять наследство. С указанной позицией трудно согласиться еще и потому, что в наследственном праве традиционно защищается не только право на принятое наследство, но и право на получение наследства, или, как оно называется в некоторых статьях ГК РФ, «право наследования».
--------------------------------
<21> См.: Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. С. 178.

В самом деле, правила о наследственной трансмиссии защищают наследственные права наследника, который утратил свой наследственный статус (умер, перестал быть субъектом наследственных правоотношений) после открытия наследства, но не успел его принять в установленный срок (п. 1 ст. 1156 ГК РФ). С точки зрения рассматриваемой коллизии важно не столько то, что закон позволяет наследникам умершего осуществить за него наследственные права, сколько придание законом юридического значения праву на принятие наследства, возникающему с момента открытия наследства. Следовательно, есть основания признавать не только осуществленные наследственные права, но и право на принятие наследства. Признает и защищает неосуществленное наследственное право или право на принятие наследства и судебная практика. Пленум Верховного Суда РФ в свое время разъяснил, что дети, усыновленные после смерти лиц, имущество которых они имели право наследовать, не утрачивают наследственное право, поскольку ко времени открытия наследства правоотношения с наследодателем, являющимся их родителем, не были прекращены <22>, придав тем самым юридическое значение наличию у наследника соответствующих прав до момента утраты в силу усыновления отношений со своими кровными родственниками, а не осуществлению их. Поскольку правовой статус субъектов наследственных правоотношений определяется на момент открытия наследства, и именно на этот момент наследник должен обладать необходимыми качествами — находиться в живых или быть зачатым (п. 1 ст. 1116 ГК РФ), есть все основания считать, что усыновленный, в отношении которого к моменту открытия наследства не вступило в законную силу решение суда об отмене усыновления, должен иметь право осуществить эти права как приобретенные в период обладания правовым статусом, дававшим ему право на наследование после усыновителя или кого-либо из его кровных родственников.
--------------------------------
<22> См.: пп. «г» п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 23 апреля 1991 г. N 2 «О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании» // БВС РСФСР. 1991. N 7 (утратило силу).

Дополнительным аргументом в пользу признания за усыновленным наследственных прав во всех тех случаях, когда наследство, право на которое для него основывается на факте усыновления, открылось до момента вступления в законную силу решения об отмене усыновления, может служить и то соображение, что все семейное законодательство, включая нормы об усыновлении, основывается на приоритете защиты прав и интересов усыновленного. Следовательно, признание и защита принадлежавшего усыновленному со дня открытия наследства права на принятие наследства будут обеспечивать его материальные интересы, даже если к моменту принятия наследства вступит в силу решение суда об отмене усыновления <23>.
--------------------------------
<23> См.: Шилохвост О.Ю. Спорные вопросы правового регулирования наследования усыновленных // Журнал российского права. 2006. N 1 // СПС «КонсультантПлюс».
Автор: М.С. Абраменков
Источник: Консультант Плюс

Судебная практика

Раздел между супругами жилого помещения, находящегося в залоге

24.06.2016( 3696  )

В статье рассмотрены теоретические и практические проблемы раздела между супругами (бывшими супругами) жилого помещения, приобретенного с использованием кредитных средств банка или иной кредитной организации.

Проблемы раздела жилого помещения между бывшими супругами

24.06.2016( 2995  )

Раздел совместно нажитого имущества между бывшими супругами в судебной практике явление заурядное. Однако, когда предметом иска становится жилое помещение, дела о разделе имущества часто приобретают сложный характер, так как участники процесса в лице истцов и ответчиков стараются отойти от правила раздела имущества, находившегося в законном режиме пользования супругов, и пересмотреть размер причитающихся им долей.

Порядок встреч с ребенком

21.06.2016( 2614  )

В статье анализируется современная судебная практика рассмотрения споров об определении места жительства ребенка.

Залог недвижимости и права бывших супругов

17.06.2016( 1802  )

Обеспечение в виде недвижимости не так надежно, как может показаться на первый взгляд, если залогодателем является гражданин, ранее состоявший в браке. Рассмотрим все риски, которые грозят не только банку, но и самим бывшим супругам залогодателей в таких ситуациях.

Поручение без согласия супруга

15.06.2016( 1256  )

Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены.

Постановления судов в практике по семейно-правовым спорам

14.06.2016( 1385  )

В статье анализируются проблемы исполнения различных постановлений судов при регистрации соответствующих актов гражданского состояния. Отмечается несоответствие положений семейного, гражданского процессуального и специального законодательства об актах гражданского состояния. Доказывается недопустимость заключения мирового соглашения о расторжении брака, направления в органы ЗАГС выписок из судебных решений по отдельным категориям дел.

алименты   алименты детям   взыскание алиментов   Вселение   выплата алиментов   Выселение   детские   долги супругов   заключение брака   Имущественный налоговый вычет   Имущество супругов   Исковая давность   Лишение родительских прав   Материнский капитал   место жительства ребенка   место проживания ребенка   недействительность брака   Ограничение родительских прав   опека   порядок общения с ребенком   Пособия   постановка на учет   права детей   Права несовершеннолетних   Права родителей   право пользования   прекращение брака   равенство долей   развод   развод суд   раздел дома   Раздел имущества   раздел имущества супругов   разрешение органов опеки   расторжение брака   сделка   собственность супругов   совместная собственность   совместная собственность супругов   Споры о детях   Срок исковой давности   удочерение   установление отцовства   Установление происхождения детей   Усыновление   фиктивный брак