г.Москва, Малый Гнездниковский переулок, дом 12 +7 (495) 649 11 65, +7 (985) 763 90 66

Статьи

Установление отцовства

15.03.2016(748  )

Действующее российское законодательство предусматривает несложные на первый взгляд процедуры, позволяющие установить правовую связь между родившимся ребенком и его отцом и таким образом не позволить последнему избежать — умышленно или по недомыслию — тех счастливых переживаний, которые связаны с обретением статуса отцовства. Но если присмотреться к условиям реализации некоторых из указанных процедур, то возникает ряд вопросов, хотя и не носящих принципиального характера, но не позволяющих признать соответствующее правовое регулирование не требующим корректив.

Усыновление через оспаривание

Результатом оценки действующим законодательством перипетий межличностных отношений мужчины и женщины нередко оказывается внесение в актовую запись о рождении ребенка сведений о лице, биологическим отцом ребенка не являющемся. Чаще всего это происходит в результате действия так называемой презумпции отцовства: согласно семейному законодательству, если ребенок родился от лиц, состоящих в браке между собой, а также в течение трехсот дней с момента расторжения брака, признания его недействительным или с момента смерти супруга матери ребенка, отцом ребенка признается супруг (бывший супруг) матери . 2 ст. 48 СК РФ). При этом не имеет никакого юридического значения, поддерживают ли супруги семейные отношения или брак существует только «на бумаге», а мужчина и женщина уже много лет проживают в разных городах и о делах друг друга узнают лишь от общих знакомых,  — отцом родившегося в таком браке ребенка все равно будет записан муж его матери, а не биологический отец ребенка, даже если этот факт никем не оспаривается.
Бывает и так, что презумпция отцовства в появлении ложных сведений в актовой записи о рождении и вовсе ни при чем: они вносятся на основании добровольного установления отцовства, на которое мужчина соглашается, причем необязательно будучи уверенным в том, что биологическим отцом ребенка является именно он.
Во всех этих случаях при появлении истинного отца ребенка и заявлении им притязаний на «украденный» у него статус возникает спор об отцовстве, требующий судебного разрешения.
Для дел об оспаривании отцовства процессуальное законодательство никаких особенностей не предусматривает, и стороны вольны пользоваться всем имеющимся правовым инструментарием, включая и такой распорядительный акт, как признание иска ответчиком . 1 ст. 39 ГПК РФ). В том случае, когда ответчики не склонны недооценивать достижения современной науки и не хотят доводить дело до назначения генетической экспертизы, признание иска может существенно сократить время судебного разбирательства, а главное — значительно его удешевить: генетическая экспертиза — весьма дорогостоящее удовольствие, а оплачивает ее в конечном счете проигравшая сторона. При признании же иска ответчиком выносится решение об удовлетворении исковых требований без дальнейшего исследования доказательств.
Безусловно, признание иска ответчиком может быть и не принято судом, если тот сочтет, что это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц . 2 ст. 39 ГПК РФ). В данном случае таким «другим лицом» гипотетически мог бы выступить ребенок, в отношении которого оспаривается отцовство. Однако права и законные интересы ребенка, которые нарушались бы признанием иска его матерью и юридическим отцом, обнаружить очень непросто, вследствие чего в подавляющем большинстве случаев суды признание иска принимают и выносят решение об установлении факта отцовства.
Итак, с учетом изложенного оспаривание отцовства может оказаться вполне нехлопотной процедурой, в связи с чем у договороспособных людей, заинтересованных в правовом «закреплении» за ребенком нового отца, не являющегося его биологическим родителем, и настроенных при этом творчески, может возникнуть вопрос: а не проще ли пойти этой дорогой, нежели затевать весьма сложную процедуру усыновления, притом что положительный результат в последнем случае вовсе не гарантирован? В самом деле, если между матерью ребенка, его «оформленным» отцом и лицом, претендующим на эту роль (например, новым избранником матери ребенка), наличествует консенсус (при этом — ввиду изложенного выше — не имеет значения, является ли кто-нибудь из указанных мужчин биологическим отцом ребенка или нет), предъявление иска об оспаривании отцовства и его последующее признание ответчиками потребует куда меньше времени и сил, чем участие в процессе по усыновлению, в котором во главу угла ставятся интересы усыновляемого ребенка, а роль государства достаточно ощутима: к участию в деле привлекаются прокурор и органы опеки и попечительства, заявитель должен предоставить доказательства своей пригодности выступать в качестве усыновителя (например, по состоянию здоровья), органы опеки и попечительства должны дать заключение об обоснованности усыновления и о его соответствии интересам усыновляемого ребенка и т.д.
Таким образом, нужно признать, что при недобросовестности поведения трио заинтересованных лиц и формальном подходе судов к разбирательству дел об оспаривании отцовства действующее законодательство не содержит эффективных механизмов для препятствования подмены процедуры усыновления на «сделку» об оспаривании отцовства.

Отцовство в нагрузку

В соответствии с ч. 2 ст. 52 СК РФ требование лица, записанного отцом ребенка на основании заявления об установлении отцовства или решения суда, об оспаривании отцовства не может быть удовлетворено, если в момент записи этому лицу было известно, что оно фактически не является отцом ребенка.
Подход к решению вопроса о «передумавших отцах» не вызывает никаких нареканий, но вот способы, которыми мужчина, не являющийся биологическим отцом ребенка и знающий об этом, может «оформить» свое отцовство, законодателем учтены не все. Речь идет о случае, когда мужчина вступает в брак с женщиной, которая на тот момент пребывает в состоянии беременности, при этом биологическим отцом ребенка новобрачный не является и прекрасно об этом знает. При рождении ребенка этот мужчина будет записан в качестве отца ребенка на основании того, что является мужем его матери, и ограничения ч. 2 ст. 52 СК РФ при ее буквальном толковании на него распространяться не будут.
Таким образом, мужчина, приобретший свое отцовство «в нагрузку» к браку, а затем передумавший, без особого труда сможет исправить последствия своего «легкомыслия», обратившись с соответствующим иском в суд; тот же, который имел неосторожность, например, подать заявление на установление отцовства и на этом основании был внесен в актовую запись о рождении ребенка, от бремени опрометчивого отцовства самостоятельно освободиться не сможет — суд, сославшись на ч. 2 ст. 52 СК РФ, должен будет отказать ему в иске (разумеется, если мужчина не опровергнет факт своей осведомленности на день подачи заявления о том, что биологическим отцом ребенка он не являлся). Такому отцу останется только надеяться на то, что отцовство возьмется оспаривать мать ребенка или его биологический отец и преуспеет в этом.
Некоторые суды, чувствуя несправедливость такой дифференциации, пытаются решить проблему путем расширительного толкования ч. 2 ст. 52 СК РФ, что вряд ли можно признать допустимым и обоснованным с точки зрения действующего законодательства. Показательным в этом плане является дело, рассмотренное одним из районных судов Московской области.
Иск об оспаривании отцовства был подан мужчиной, заключившим брак с женщиной, которая на тот момент находилась в состоянии беременности. Биологическим отцом ребенка истец не являлся и прекрасно об этом знал. После рождения ребенка его отцом, в полном соответствии с действующим законодательством, был записан истец. Через непродолжительное время отношения истца с матерью ребенка испортились, и, по всей видимости, своим отцовством мужчина начал тяготиться, следствием чего явился соответствующий иск в суд. Однако суд первой инстанции не счел возможным освободить «опрометчивого отца» от его бремени, сославшись на ч. 2 ст. 52 СК РФ. При этом не помогло даже признание иска ответчицей: судом оно не было принято, поскольку, по мнению суда, в этом случае нарушались бы интересы ребенка. Кассационная инстанция правильность состоявшегося решения полностью подтвердила.
Однако на сторону истца встал Президиум областного суда, отменив принятые судебные акты и предложив судам придерживаться буквального толкования ч. 2 ст. 52 СК РФ. По мнению надзорной инстанции, из указанного нормоположения следует только то, что «осведомленность на момент внесения записи лица, записанного отцом ребенка, о том, что оно фактически отцом ребенка не является, может служить основанием для отказа в иске лишь в случае, если родители в браке не состояли, а запись об отце внесена по заявлению отца либо совместному заявлению родителей либо согласно решению суда» (Постановление Президиума Московского областного суда от 7 марта 2012 г. N 87).
Таким образом, действующее семейное законодательство наделяет «опрометчивых отцов» различным объемом прав по оспариванию в случае необходимости своего статуса. При этом критерием для дифференциации является способ дачи мужчиной согласия стать отцом не своего ребенка: в одном случае мужчина выражает такое согласие, вступая в брак с беременной женщиной, в другом — подавая совместное заявление на установление отцовства в орган ЗАГС (случаи установления отцовства в судебном порядке здесь опущены для упрощения рассмотрения вопроса).
Даже если подойти к делу не слишком серьезно и, вооружившись уголовно-правовой терминологией, квалифицировать действия первого как «совершенные по неосторожности», а второго как «совершенные умышленно», то и это вряд ли позволит признать существующую дифференциацию обоснованной…

* * *

В заключение остается лишь констатировать, что многовариантность социальных отношений в очередной раз оказалась недооцененной законодателем. Конечно, перед семейным правом стоят и куда более важные проблемы, требующие своего законодательного решения; к тому же только отъявленный мизантроп может заподозрить, что описанные проблемные ситуации в реальности получат хоть сколько-нибудь серьезное распространение. Однако даже с учетом этих соображений признавать ситуацию терпимой вряд ли правильно, имея в виду тот факт, что во всех отмеченных случаях дело касается интересов ребенка, который нередко оказывается «разменной монетой» в игре взрослых.

Автор: Ю.Шельмук

Источник: Консультант Плюс

Судебная практика

Раздел между супругами жилого помещения, находящегося в залоге

24.06.2016( 2687  )

В статье рассмотрены теоретические и практические проблемы раздела между супругами (бывшими супругами) жилого помещения, приобретенного с использованием кредитных средств банка или иной кредитной организации.

Проблемы раздела жилого помещения между бывшими супругами

24.06.2016( 2079  )

Раздел совместно нажитого имущества между бывшими супругами в судебной практике явление заурядное. Однако, когда предметом иска становится жилое помещение, дела о разделе имущества часто приобретают сложный характер, так как участники процесса в лице истцов и ответчиков стараются отойти от правила раздела имущества, находившегося в законном режиме пользования супругов, и пересмотреть размер причитающихся им долей.

Порядок встреч с ребенком

21.06.2016( 1891  )

В статье анализируется современная судебная практика рассмотрения споров об определении места жительства ребенка.

Залог недвижимости и права бывших супругов

17.06.2016( 1224  )

Обеспечение в виде недвижимости не так надежно, как может показаться на первый взгляд, если залогодателем является гражданин, ранее состоявший в браке. Рассмотрим все риски, которые грозят не только банку, но и самим бывшим супругам залогодателей в таких ситуациях.

Поручение без согласия супруга

15.06.2016( 815  )

Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены.

Постановления судов в практике по семейно-правовым спорам

14.06.2016( 909  )

В статье анализируются проблемы исполнения различных постановлений судов при регистрации соответствующих актов гражданского состояния. Отмечается несоответствие положений семейного, гражданского процессуального и специального законодательства об актах гражданского состояния. Доказывается недопустимость заключения мирового соглашения о расторжении брака, направления в органы ЗАГС выписок из судебных решений по отдельным категориям дел.

алименты   алименты детям   взыскание алиментов   Вселение   выплата алиментов   Выселение   детские   долги супругов   заключение брака   Имущественный налоговый вычет   Имущество супругов   Исковая давность   Лишение родительских прав   Материнский капитал   место жительства ребенка   место проживания ребенка   недействительность брака   Ограничение родительских прав   опека   порядок общения с ребенком   Пособия   постановка на учет   права детей   Права несовершеннолетних   Права родителей   право пользования   прекращение брака   равенство долей   развод   развод суд   раздел дома   Раздел имущества   раздел имущества супругов   разрешение органов опеки   расторжение брака   сделка   собственность супругов   совместная собственность   совместная собственность супругов   Споры о детях   Срок исковой давности   удочерение   установление отцовства   Установление происхождения детей   Усыновление   фиктивный брак