г.Москва, Малый Гнездниковский переулок, дом 12 +7 (495) 649 11 65, +7 (985) 763 90 66

Статьи

К вопросу об очередности при наследовании по закону через призму семейного законодательства

19.02.2016(2334  )

На протяжении последних десятилетий законодательство Российской Федерации о наследовании подвергается систематическому преобразованию, направленному на обеспечение гарантированного Конституцией Российской Федерации права наследования <1>. Законодатель, закрепив в третьей части Гражданского кодекса Российской Федерации <2> (далее — ГК РФ) нормы о наследовании по завещанию и по закону, подчеркивает то значение, которое придается праву каждого гражданина свободно, по своему собственному усмотрению распорядиться имуществом на случай смерти.
--------------------------------
<1> Конституция Российской Федерации учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30 декабря 2008 г. N 6-ФКЗ, от 30 декабря 2008 г. N 7-ФКЗ, от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ, от 21 июля 2014 г. N 11-ФКЗ) // Рос. газета. 1993. 25 дек.
<2> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26 ноября 2001 г. N 146-ФЗ ред. Федерального закона от 5 мая 2014 г. N 124-ФЗ) // СЗ РФ. 2001. N 49. Ст. 4554.

Вместе с тем институт наследования нельзя считать оптимально урегулированной областью, поскольку отдельные законодательные положения вызывают различные точки зрения как у теоретиков, так и у практиков. В частности, это касается очередности при наследовании по закону, отражающем весьма отчетливую связь наследственного и семейного права. Проведенный анализ действующего законодательства, регулирующего институт наследования, а также смежные правоотношения, обобщение судебной практики позволяют сделать ряд выводов.
1. Действующим гражданским законодательством (ст. ст. 1142 — 1145, 1148 ГК РФ) предусмотрено восемь очередей наследников. Согласно ст. 1142 ГК РФ наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя. Усыновленных и усыновителей законодатель приравнивает к кровным родственникам (п. 1 ст. 1147 ГК РФ), поэтому усыновленный ребенок наследует, как родной, наряду с другими наследниками первой очереди. Несмотря на простоту данного положения в институте наследования усыновленных возникает ряд спорных моментов. Различное толкование норм права порождает вопросы, связанные с определением круга родственников, с которыми у усыновленного могут сохраниться имущественные, а следовательно, и наследственные отношения <3>.
--------------------------------
<3> См.: Шилохвост О.Ю. Спорные вопросы правового регулирования наследования усыновленных // Журнал российского права. 2006. N 1. С. 11.

Ссылка гражданского закона на Семейный кодекс Российской Федерации <4> (далее — СК РФ) в части возможности сохранения усыновленным отношений со своими родственниками по происхождению позволяет усыновленному наследовать после этих родственников. О каких родственниках идет речь, становится понятно после анализа положений ст. 137 СК РФ.
--------------------------------
<4> Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ ред. Федерального закона от 20 апреля 2015 г. N 101-ФЗ) // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 16.

Во-первых, в соответствии с п. 3 ст. 137 СК РФ «при усыновлении ребенка одним лицом личные неимущественные и имущественные права и обязанности могут быть сохранены по желанию матери, если усыновитель — мужчина, или по желанию отца, если усыновитель — женщина». Таким образом, Семейный кодекс РФ допускает сохранение отношений усыновленного с одним из родителей, но не с родственниками этого родителя. Следовательно, буквальное толкование п. 3 ст. 137 СК РФ позволяет прийти к выводу о том, что имущественные том числе наследственные) отношения усыновленного с другими родственниками со стороны соответствующего родителя не сохраняются и ребенок не может наследовать после родных братьев и сестер, бабушки и дедушки, дяди и тети и т.д. Такой вывод разделяет А.Л. Маковский, считающий, что «закон совершенно определенно устанавливает возможность сохранения родственных отношений с родителями ребенка, но не с родственниками по линии этого родителя», а потому наследование усыновленного и его потомков в таких случаях возможно «после смерти родителя (но не других его кровных родственников)» <5>. Данной позиции в доктрине семейного права придерживаются также З.Г. Крылова и Т.Д. Чепига <6>. При этом усыновленный лишен права наследовать после родственников родителя, что, на наш взгляд, представляется ничем не обоснованным ограничением наследственных прав усыновленного.
--------------------------------
<5> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. Н.И. Марышевой, К.Б. Ярошенко. М., 2010. С. 112.
<6> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. М., 2004. С. 125.

Сторонником иного расширительного толкования п. 3 ст. 137 СК РФ выступает О.Ю. Шилохвост, считающий, что сохранение усыновленным отношений с отцом (или матерью) не исключает сохранения соответствующих прав и обязанностей в отношении родственников данного родителя. Данный подход позволяет призвать усыновленного к наследованию по закону после любого из родственников со стороны родителя, с которым у него по решению суда были сохранены отношения <7>.
--------------------------------
<7> См.: Шилохвост О.Ю. Указ. соч. С. 10.

Во-вторых, в соответствии с п. 4 ст. 137 СК РФ «если один из родителей усыновленного ребенка умер, то по просьбе родителей умершего родителя (дедушки или бабушки ребенка) могут быть сохранены личные неимущественные и имущественные права и обязанности по отношению к родственникам умершего родителя, если этого требуют интересы ребенка». В этом случае законодатель предлагает расширительно подходить к категории «родственники» и понимать под ними не только самих дедушек и бабушек, а также всех других родственников со стороны умершего родителя.
Таким образом, комплексный анализ положений п. 3 и п. 4 ст. 137 СК РФ позволяет говорить об отсутствии законодательной логики в части определения круга родственников, с которыми у ребенка при усыновлении сохраняются личные неимущественные и имущественные частности, наследственные) отношения. Полагаем, что в интересах усыновленного правильным будет установление в п. 3 ст. 137 СК РФ по аналогии с п. 4 ст. 137 СК РФ возможности пользоваться всей полнотой семейных отношений, включающих и линию родственников того родителя, отношения с которым у него по решению суда сохраняются после усыновления. В связи с этим п. 3 ст. 137 СК РФ предлагаем дополнить и изложить в следующей редакции: «При усыновлении ребенка одним лицом личные неимущественные и имущественные права и обязанности могут быть сохранены по желанию матери, если усыновитель — мужчина, или по желанию отца, если усыновитель — женщина. Сохранение отношений с одним из кровных родителей влечет сохранение личных неимущественных и имущественных отношений с родственниками данного родителя, если этого требуют интересы ребенка».
2. Еще одним неоднозначным для понимания моментом, требующим уточнений, является определение статуса наследников седьмой очереди (пасынков, падчериц, отчимов и мачех наследодателя). Так, в соответствии с п. 3 ст. 1145 ГК РФ, «если нет наследников предшествующих очередей, к наследованию в качестве наследников седьмой очереди по закону призываются пасынки, падчерицы, отчим и мачеха наследодателя».
Отсутствие определений данных категорий наследников в значительной степени осложняет понимание того, кто должен призываться к наследованию в порядке седьмой очереди. Считаются ли, например, мачехами все женщины, на которых был женат отец наследодателя, либо только та, которая состояла в браке на момент смерти отца наследодателя, либо только та, которая являлась мачехой на момент смерти наследодателя, а отец в силу каких-то причин не принял наследство, отказался от него либо был устранен от наследования <8>.
--------------------------------
<8> См.: Блинков О.Е. О судебной практике по делам о наследовании // СПС «КонсультантПлюс».

Определения данных понятий содержатся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» (далее — Постановление Пленума ВС РФ N 9) <9>. Так, согласно п. 29 указанного Постановления «пасынки и падчерицы наследодателя — неусыновленные наследодателем дети его супруга независимо от их возраста; отчим и мачеха наследодателя — не усыновивший наследодателя супруг его родителя». Однако приведенные формулировки ответов на поставленные выше вопросы не дают.
--------------------------------
<9> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» // Рос. газета. 2012. 6 июня.

Таким образом, назрела насущная потребность в закреплении законодательных определений понятий «отчим», «мачеха», «пасынок», «падчерица» применительно к наследственным отношениям. Как представляется, при разработке данных определений по аналогии с алиментными отношениями необходимо учитывать п. 2 ст. 97 СК РФ в части, касающейся продолжительности воспитания пасынков и падчериц отчимами и мачехами для возникновения наследственных отношений между ними. Кроме того, в определениях «отчим», «мачеха» должны быть отражены положения п. 2 ст. 97 СК РФ, п. 2 ст. 1117 ГК РФ относительно качественной стороны процесса воспитания. Полагаем, что суд по требованию заинтересованного лица вправе отстранить от наследования по закону отчимов и мачех как недостойных наследников, если они выполняли свои обязанности по воспитанию или содержанию наследодателя ненадлежащим образом. На наш взгляд, данная формулировка также должна найти отражение в действующем законодательстве о наследовании.
Кроме того, представляется, что отнесение пасынков, падчериц, отчимов и мачех к седьмой очереди наследования не отражает значение перечисленных субъектов для наследодателя. Даже если отчим и мачеха не являются усыновителями, они фактически заменили наследодателю родителей и несли тяжелое бремя содержания, заботы и ответственности за его воспитание и образование. В то же время возможность реального участия данных лиц в наследовании имущества умершего маловероятна. Удаленность данной очереди наследования вряд ли может быть оправданной, так как не учитывает реальной степени близости этих лиц с наследодателем, заслуживающей предпочтения перед предшествующими очередями (четвертой, пятой, шестой) наследников, которые нередко непосредственно не знали наследодателя и отношения которых с последним исчерпываются лишь степенью родства <10>. Поэтому следует согласиться с точкой зрения Е.В. Вавилина, который полагает, что согласно принципу справедливости пасынки, падчерицы, отчим и мачеха наследодателя должны быть отнесены законодателем не к одной из последних очередей наследников по закону, а по крайней мере ко второй очереди <11>.
--------------------------------
<10> См.: Абраменков М.С., Чугунов П.В. Седьмая очередь наследников // Наследственное право. 2009. N 4. С. 23.
<11> См.: Вавилин Е.В. Осуществление наследственных прав: субъекты, объекты, механизм реализации // Наследственное право. 2011. N 1. С. 11.

3. Руководствуясь все тем же принципом справедливости, в рамках наследственных отношений следует обратить внимание на фигуру фактического воспитателя. Равно как между фактическим воспитателем и воспитанником возникают алиментные обязательства в рамках семейных отношений, представляется верным рассматривать фактического воспитателя в качестве наследника по закону. Исходя из анализа ст. 96 СК РФ, фактических воспитателей следует определить как лиц, осуществлявших фактическое воспитание и содержание несовершеннолетних детей, не включая в их число законных опекунов и приемных родителей. При этом фактическим воспитателем может быть любой родственник или свойственник наследодателя, а также иное лицо, которое фактически несло на себе бремя материального содержания, моральной ответственности за воспитанника. Поэтому, по нашему мнению, необходимо включить в число наследников по закону второй очереди фактических воспитателей, если последние содержали и воспитывали надлежащим образом своих воспитанников не менее пяти лет.
4. Неоднозначными для понимания фигурами в доктрине семейного права, вызывающими дискуссии в научной среде, являются фактические супруги (сожители). Данные лица могут наследовать друг после друга как по закону, так и по завещанию. По закону это происходит в случае, когда ко дню открытия наследства фактический супруг являлся нетрудоспособным и не менее года до смерти наследодателя находился на его иждивении и проживал совместно с ним. Возможность наследования предусмотрена также в случае, когда один из фактических супругов совершил завещание в пользу другого. Эти ситуации следует отнести к разряду исключительных, так как для наследования по закону необходимо наличие предусмотренных п. 2 ст. 1145 ГК РФ условий, равно как и завещание не всегда может быть совершено.
Вместе с тем необходимо отметить, что складывающиеся между фактическими супругами отношения отвечают всем признакам семейных, истинно брачных отношений: ведется совместное хозяйство, рождаются дети, оказывается материальная и моральная поддержка друг другу и т.д. Но отсутствие оттиска штампа о браке в паспорте сводит на нет все усилия фактических супругов по накоплению имущества, когда речь идет о наследовании. Фактические супруги в отличие от супругов не указаны в п. 1 ст. 1142 ГК РФ в качестве наследников первой очереди. Такое ограничение имущественных том числе наследственных) прав сожителей должно быть исключено в связи с растущим числом фактических браков. Фактическим супругам, на наш взгляд, следует создать благоприятные условия для определения судьбы имущества после смерти одного из сожителей.
Интересным в этой части представляется опыт отдельных зарубежных стран (Бельгия, Венгрия, Норвегия, Франция, Эквадор). Так, согласно Закону Эквадора N 115 «О регулировании фактического брака» к пережившему супругу, состоящему в фактическом браке, применяются все правила о наследовании по закону, предусмотренные Гражданским кодексом в отношении супруга <12>.
--------------------------------
<12> См.: Солодкова Т.П. Защита прав фактических супругов в наследственных правоотношениях // Наследственное право. 2009. N 2. С. 11 — 12.

Представляется, что на сегодняшний день назрела необходимость в регулировании имущественных отношений сожителей на уровне СК РФ, а также наследственных отношений — на уровне ГК РФ. Считаем целесообразным в круг наследников по закону включать как супругов, так и лиц, связанных фактическими отношениями с наследодателем. Это позволит восстановить принцип справедливости, так как сожители своим трудом создают совместное имущество, на которое один из фактических супругов вправе рассчитывать после смерти другого <13>. При этом норму необходимо разработать с таким расчетом, чтобы исключить конкуренцию между наследственными правами супруга и фактического супруга в случае, когда наследодатель умирает, состоя в официальном и фактическом браках одновременно.
--------------------------------
<13> См.: Альбиков И.Р. К вопросу об общетеоретической характеристике наследственных прав фактических супругов // Семейное и жилищное право. 2012. N 1. С. 5.

Так, целесообразным видится дополнение п. 1 ст. 1142 ГК РФ следующим предложением: «Фактические супруги являются наследниками имущества, приобретенного ими в период фактических брачных отношений, наряду с другими наследниками первой очереди, если отношения между фактическими супругами были оформлены в соответствии с Семейным кодексом Российской Федерации». Кроме того, ст. 10 СК РФ необходимо дополнить пунктом 3 следующего содержания: «Имущественные права и обязанности лиц разного пола, живущих вместе и ведущих совместное хозяйство (фактических супругов), возникают со дня заключения соглашения о фактическом браке. Соглашение о фактическом браке заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению. Изменение и расторжение соглашения производятся в той же форме, что и его заключение».
Таким образом, несмотря на высокую значимость института наследования, достаточно большое количество ситуаций, связанных с очередностью при наследовании по закону, остаются не урегулированы. В связи с этим на законодательном уровне необходимо разрешить обозначенные проблемы, что позволит снизить количество спорных моментов, возникающих в деятельности нотариусов, исключить рост судебных исков граждан, обеспечить требование справедливости.

Автор: Д.С. Рудьман

Источник: Консультант Плюс

Список использованной литературы

1. Абраменков М.С., Чугунов П.В. Седьмая очередь наследников // Наследственное право. 2009. N 4. С. 23.
2. Альбиков И.Р. К вопросу об общетеоретической характеристике наследственных прав фактических супругов // Семейное и жилищное право. 2012. N 1. С. 5.
3. Вавилин Е.В. Осуществление наследственных прав: субъекты, объекты, механизм реализации // Наследственное право. 2011. N 1. С. 11.
4. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. Н.И. Марышевой, К.Б. Ярошенко. М., 2010. С. 112.
5. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. М., 2004. С. 125.
6. Солодкова Т.П. Защита прав фактических супругов в наследственных правоотношениях // Наследственное право. 2009. N 2. С. 11 — 12.
7. Шилохвост О.Ю. Спорные вопросы правового регулирования наследования усыновленных // Журнал российского права. 2006. N 1. С. 11.

Судебная практика

Раздел между супругами жилого помещения, находящегося в залоге

24.06.2016( 2686  )

В статье рассмотрены теоретические и практические проблемы раздела между супругами (бывшими супругами) жилого помещения, приобретенного с использованием кредитных средств банка или иной кредитной организации.

Проблемы раздела жилого помещения между бывшими супругами

24.06.2016( 2079  )

Раздел совместно нажитого имущества между бывшими супругами в судебной практике явление заурядное. Однако, когда предметом иска становится жилое помещение, дела о разделе имущества часто приобретают сложный характер, так как участники процесса в лице истцов и ответчиков стараются отойти от правила раздела имущества, находившегося в законном режиме пользования супругов, и пересмотреть размер причитающихся им долей.

Порядок встреч с ребенком

21.06.2016( 1891  )

В статье анализируется современная судебная практика рассмотрения споров об определении места жительства ребенка.

Залог недвижимости и права бывших супругов

17.06.2016( 1224  )

Обеспечение в виде недвижимости не так надежно, как может показаться на первый взгляд, если залогодателем является гражданин, ранее состоявший в браке. Рассмотрим все риски, которые грозят не только банку, но и самим бывшим супругам залогодателей в таких ситуациях.

Поручение без согласия супруга

15.06.2016( 815  )

Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены.

Постановления судов в практике по семейно-правовым спорам

14.06.2016( 908  )

В статье анализируются проблемы исполнения различных постановлений судов при регистрации соответствующих актов гражданского состояния. Отмечается несоответствие положений семейного, гражданского процессуального и специального законодательства об актах гражданского состояния. Доказывается недопустимость заключения мирового соглашения о расторжении брака, направления в органы ЗАГС выписок из судебных решений по отдельным категориям дел.

алименты   алименты детям   взыскание алиментов   Вселение   выплата алиментов   Выселение   детские   долги супругов   заключение брака   Имущественный налоговый вычет   Имущество супругов   Исковая давность   Лишение родительских прав   Материнский капитал   место жительства ребенка   место проживания ребенка   недействительность брака   Ограничение родительских прав   опека   порядок общения с ребенком   Пособия   постановка на учет   права детей   Права несовершеннолетних   Права родителей   право пользования   прекращение брака   равенство долей   развод   развод суд   раздел дома   Раздел имущества   раздел имущества супругов   разрешение органов опеки   расторжение брака   сделка   собственность супругов   совместная собственность   совместная собственность супругов   Споры о детях   Срок исковой давности   удочерение   установление отцовства   Установление происхождения детей   Усыновление   фиктивный брак