г.Москва, Малый Гнездниковский переулок, дом 12 +7 (495) 649 11 65, +7 (985) 763 90 66

Статьи

Ответственность плательщика алиментов

05.02.2016(4001  )

Основным последствием неисполнения или ненадлежащего исполнения соглашения об уплате алиментов является применение к плательщику алиментов мер ответственности. Статья 115 СК РФ предусматривает, что при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по соглашению об уплате алиментов, виновное лицо несет ответственность в порядке, предусмотренном этим соглашением. При образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, виновное лицо уплачивает получателю алиментов неустойку в размере 0, 5% от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки. Получатель алиментов вправе также взыскать с виновного в несвоевременной уплате алиментов лица, обязанного уплачивать алименты, все причиненные просрочкой исполнения алиментных обязательств убытки в части, не покрытой неустойкой.
Внесение в соглашение об уплате алиментов условий наступления и мер ответственности — право самих сторон. Данное условие не является существенным, однако как следует поступить, если в соглашении оно отсутствует? Позиции ученых расходятся в зависимости от понимания природы предусмотренной ст. 115 СК РФ ответственности как семейно-правовой (поскольку она установлена нормами СК РФ) <1> или как гражданско-правовой <2> (поскольку она носит имущественный характер). М.В. Карпов, понимая предусмотренные ст. 115 СК РФ неустойку и возмещение убытков как меры гражданско-правовой ответственности, придерживается мнения, что если условия ответственности в алиментном соглашении отсутствуют, то в силу п. 1 ст. 101 СК РФ следует применять нормы о гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств (гл. 25 ГК РФ). Поскольку алиментное обязательство является денежным, допустимо применение нормы ст. 395 ГК РФ <3>.
--------------------------------
<1> См., напр.: Звенигородская Н.Ф. Договорные семейно-правовые санкции // Вестник Пермского университета. 2010. Вып. 2 (8). С. 113.
<2> См., напр.: Макеева О.А. Ответственность в алиментных обязательствах — основные особенности и порядок реализации // Семейное и жилищное право. 2010. N 1. С. 18; Чичерова Л.Е. Ответственность в семейном праве: вопросы теории и практики: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2004. С. 22.
<3> См.: Карпов М.В. О некоторых вопросах применения мер ответственности в семейно-правовых отношениях // Семейное и жилищное право. 2013. N 2. С. 26.

О.Ю. Косова, сторонник семейно-правового характера установленных ст. 115 СК РФ мер ответственности, справедливо обращает внимание на то, что, учитывая существование специальной нормы п. 2 ст. 115 СК РФ и установление законной неустойки как способа обеспечения исполнения алиментной обязанности, обращение к общим нормам ГК РФ в данном случае представляется спорным. Норма п. 1 ст. 101 СК РФ недостаточна в качестве основы для применения ст. 393, 395 ГК РФ, поскольку не содержит отсылки на возможность субсидиарного применения гражданского законодательства к решению вопросов об ответственности за неисполнение обязательства. Хотя меры ответственности п. 2 ст. 115 СК РФ привязаны к задолженности, образовавшейся при взыскании алиментов по судебному решению, их применение является более логичным, чем применение мер, предусмотренных гражданских законодательством <4>. Данная позиция отражена также в судебной практике <5>.
--------------------------------
<4> См.: Косова О.Ю. Об ответственности за просрочку уплаты алиментов // Нотариус. 2007. N 3. С. 5 — 6.
<5> См., напр.: Апелляционное решение Балашихинского городского суда Московской области по делу N 11-24/2011. URL: https://rospravosudie.com/court-balashixinskij-gorodskoj-sud-moskovskaya-oblast-s/act-104089927 (дата посещения: 13.01.2015).

Поддерживая мнение О.Ю. Косовой о семейно-правовом характере ответственности, предусмотренной п. 2. ст. 115 СК РФ, и ее применимости к алиментному соглашению, дополним аргументы названного автора тем, что ст. 4 СК РФ допускает применение к семейным отношениям по аналогии норм гражданского законодательства лишь в том случае, если эти отношения не урегулированы семейным законодательством. Представляется, что внешняя аналогия закона (из гражданского законодательства) может быть применена лишь в том случае, если невозможно использовать внутреннюю аналогию (из семейного законодательства). Иное нарушило бы единство системы семейного права, поскольку, в частности, в рассматриваемом нами случае повлекло бы за собой использование различных мер ответственности за один и тот же вид правонарушений (неисполнение алиментной обязанности) в зависимости о того, на основании какого документа производится взыскание. Целесообразность такого деления вызывает сомнения, поскольку защите подлежит один и тот же интерес. Однако для корректного решения данного вопроса представляется разумным реализовать предложение О.Ю. Косовой <6> о внесении в п. 1 ст. 115 СК РФ дополнений, которые, по нашему мнению, следует сформулировать следующим образом: «Если в соглашении об уплате алиментов не предусматривается ответственность лица, обязанного уплачивать алименты, за образование задолженности по уплате алиментов, ответственность наступает в порядке, предусмотренном п. 2 настоящей статьи».
--------------------------------
<6> См.: Косова О.Ю. Семейно-правовое регулирование отношений по предоставлению содержания членам семьи: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2005. С. 303.

Наиболее эффективным способом восстановления нарушенного права получателя алиментов и одновременно воздействия на нарушителя является взыскание неустойки, которая может носить законный или договорный характер. В случае если условие об ответственности в алиментном соглашении отсутствует, ответственность плательщика в виде неустойки определяется по правилам абз. 1 п. 2 ст. 115, устанавливающего законную неустойку в размере 0, 5% от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки. Необходимым условием применения данной меры ответственности является наличие вины лица, обязанного уплачивать алименты, в то же время закон не требует доказывания факта наличия вреда, причиненного получателю алиментов. Законная неустойка является зачетной, поскольку, в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 115 СК РФ, убытки взыскиваются с виновного плательщика алиментов в части, не покрытой неустойкой.
В судебной практике некоторое время обсуждался вопрос о возможности уменьшения законной алиментной неустойки на основании ст. 333 ГК РФ: в большинстве случаев суды первой и апелляционной инстанции исходили из недопустимости снижения законной алиментной неустойки, поскольку ее соразмерность последствиям нарушения алиментного обязательства однозначно определена законодательством в ст. 115 СК РФ. Суды надзорных инстанций, наоборот, признавали снижение законной неустойки допустимым и не нарушающим право на получение содержания <7>. При вынесении подобных решений суд руководствовался, помимо положений ГК РФ, позициями Конституционного Суда РФ, разъяснившего, что право снижения размера неустойки предоставлено суду в целях устранения явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств, независимо от того, является неустойка законной или договорной <8>, а также п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 08.10.1998 N 13/14 <9>, согласно которому если определенный в соответствии со ст. 395 ГК РФ размер (ставка) процентов, уплачиваемых при неисполнении или просрочке исполнения денежного обязательства, явно несоразмерен последствиям просрочки исполнения денежного обязательства, суд, учитывая компенсационную природу процентов, применительно к ст. 333 ГК РФ вправе уменьшить ставку процентов, взыскиваемых в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства. Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ применялись судом к алиментным отношениям по аналогии, исходя из общей правовой природы и единого существа законной неустойки, независимо от того, каким нормативным актом предусмотрена ее уплата.
--------------------------------
<7> См., напр.: Постановление Президиума Московского городского суда от 08.10.2010 по делу N 44г-167/10. URL: https://rospravosudie.com/act-4g-6324-2010-44g-0167-2010-postanovlenie-prezidiuma-pakulin-ya-i-predstavitel-otvetchika-chastnyj-komkov-a-g-otvetchik-komkova-l-p-komkov-a-g-egorova-o-a-08-10-2010-8189374 (дата посещения: 13.01.2015).
<8> Определение Конституционного Суда РФ от 24.01.2006 N 9-О // СПС «КонсультантПлюс».
<9> Постановление Пленума Верховного Суда РФ, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 08.10.1998 N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 12.

Однако в 2012 г. вопрос о применимости ст. 333 ГК РФ к законной алиментной неустойке был разрешен Верховным Судом РФ. В соответствии с позицией Верховного Суда РФ, алиментные обязательства преследуют цель предоставления содержания нуждающимся членам семьи, которые являются таковыми в силу обстоятельств, признаваемых законодательством социально уважительными. Специальной мерой семейно-правовой ответственности, гарантирующей осуществление прав указанных лиц на получение содержания, является неустойка, установленная п. 2 ст. 115 СК РФ в виде фиксированного размера взимаемых за каждый день просрочки процентов, уменьшение которой данной нормой не предусмотрено. Особенности алиментных обязательств исключают возможность применения ст. 333 ГК РФ к возникающей согласно п. 2 ст. 115 СК РФ ответственности должника за их ненадлежащее исполнение. В связи с этим уменьшение на основании ст. 333 ГК РФ размера неустойки за несвоевременную уплату лицом алиментов по решению суда, установленного п. 2 ст. 115 СК РФ, не допускается <10>.
--------------------------------
<10> Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2012 г.: утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2012 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 14.

Таким образом, Верховный Суд РФ поддержал вывод о семейно-правовом характере предусмотренных п. 2 ст. 115 СК РФ мер ответственности и недопустимости произвольного применения к возникающим в связи с их реализацией отношениям норм гражданского законодательства.
По соглашению сторон алиментного соглашения может быть установлена договорная неустойка, в том числе в большем размере, чем законная. Допустимо также оговорить условия наступления ответственности в виде неустойки — продолжительность просрочки, учет формы вины и т.д. <11>. Действующее законодательство не содержит и запрета на избрание сторонами алиментного соглашения иного вида неустойки, чем зачетная. Однако следует признать, что большое количество норм СК РФ, направленных на защиту более слабого участника соглашения — получателя алиментов, и прежде всего ст. 102, наряду со сложившейся позицией судов о недопустимости установления в алиментном соглашении условий, направленных на ограничение прав получателя алиментов по соглашению по сравнению с правами получателя алиментов по судебному решению, определяют рисковый характер включения в соглашение условия об исключительной либо альтернативной неустойке. В то же время право на алименты, даже если порядок его реализации регламентируется соглашением, не имеет и не может иметь своей целью обогащение, в связи с чем вызывает сомнение допустимость использования такого вида неустойки, как штрафная. По этой же причине представляется, что на основании ст. 333 ГК РФ размер договорной неустойки может быть уменьшен судом в пределах, установленных п. 2 ст. 115 СК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.
--------------------------------
<11> См.: Карпов М.В. О некоторых вопросах применения мер ответственности в семейно-правовых отношениях // Семейное и жилищное право. 2013. N 2. С. 26.

Помимо неустойки п. 2 ст. 115 СК РФ в качестве меры ответственности лица, виновного в несвоевременной уплате алиментов, предусматривает право получателя алиментов на взыскание всех причиненных просрочкой исполнения алиментного обязательства убытков в части, не покрытой неустойкой. СК РФ не содержит определения убытков, однако данный термин раскрыт ст. 15 ГК РФ, в соответствии с которой убытки включают в себя реальный ущерб и упущенную выгоду. Несомненная специфика семейно-правовых отношений поставила перед юридической наукой вопрос о допустимости применения в семейном праве категории «убытки» в гражданско-правовом варианте, и в частности об обоснованности включения в состав семейно-правовых убытков упущенной выгоды.
Так, например, О.А. Рузакова допускает взыскание убытков за нарушение семейно-правовых обязательств в полном объеме. В качестве упущенной выгоды, по мнению автора, может выступать сумма, на которую изменилась стоимость имущества, необходимого для обеспечения алиментополучателя, и которое должно было быть приобретено при условии уплаты алиментов в срок <12>.
--------------------------------
<12> См.: Алексеева О.Г., Андропов В.В., Бухарбаева А.А. и др. Постатейный комментарий к Семейному кодексу РФ, Федеральному закону «Об опеке и попечительстве» и Федеральному закону «Об актах гражданского состояния» / под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2012 // СПС «КонсультантПлюс».

Противоположного мнения придерживается Е.В. Каймакова, утверждая, что термин «убытки» в семейном праве не совпадает по значению с аналогичным гражданско-правовым термином, поскольку, исходя из особого характера семейных отношений, в семейном праве убытки не могут разделяться на реальный ущерб и упущенную выгоду. Понятие упущенной выгоды не может использоваться в семейном праве в связи с лично-доверительным характером семейных правоотношений, не предполагающим возможности использования полученных средств для извлечения дохода (прибыли) <13>. Данная позиция представляется более обоснованной. Возмещению подлежит лишь реальный ущерб, причиненный получателю алиментов, например проценты, выплаченные по договору займа или кредитному договору, который получатель алиментов был вынужден заключить в связи с неуплатой алиментов.
--------------------------------
<13> См.: Каймакова Е.В. Защита семейных прав: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Курск, 2011. С. 4 — 8.

В юридической науке активно обсуждается вопрос о допустимости использования в семейно-правовых отношениях, в том числе алиментных, института морального вреда. Из содержания ст. 151 ГК РФ следует, что моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права лица, подлежит компенсации лишь в исключительных, предусмотренных законом случаях. В семейном законодательстве возможность компенсации морального вреда предусмотрена только ст. 30 СК РФ, определяющей последствия недействительности брака. Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате алиментов, в соответствии с действующим законодательством, не является основанием для взыскания компенсации морального вреда, что находит свое подтверждение в судебной практике <14>.
--------------------------------
<14> См., напр.: Заочное решение Ардатовского районного суда Нижегородской области по делу N 2-371/2011. URL: http:// https://rospravosudie.com/court-ardatovskij-rajonnyj-sud-nizhegorodskaya-oblast-s/act-100249098 (дата посещения: 19.10.2014).

В то же время в науке неоднократно высказывалось мнение о необходимости пересмотра законодателем своей позиции по обозначенному вопросу. Так, по мнению С.Н. Тагаевой <15>, поскольку алименты порой являются единственным средством существования гражданина, то задержка их выплаты влечет невозможность поддерживать его минимальный жизненный уровень и может отрицательно сказываться на здоровье, вызывать такие физические страдания, как голод, болезни и нравственные страдания, связанные с имущественными лишениями. В связи с этим, по мнению указанного ученого, компенсация морального вреда должна производиться при нравственных страданиях получателя алиментов, который долго и безуспешно пытался взыскать их с виновно уклоняющегося или виновно задержавшего выплату плательщика.
--------------------------------
<15> См.: Тагаева С.Н. К проблеме компенсации морального вреда в семейном праве // Вестник Пермского университета. 2012. Вып. 1 (15). С. 162.

Л.В. Дзюбровская <16> обращает внимание на тот факт, что ст. 237 ТК РФ позволяет использовать компенсацию морального вреда в случае нарушения имущественных прав работников, однако вряд ли можно говорить о необходимости большей защиты трудовых прав работников, нежели прав несовершеннолетних или недееспособных. Соответственно, полагает Л.В. Дзюбровская, при нарушении алиментных прав несовершеннолетних и недееспособных лиц также должна быть возможна компенсация морального вреда. Идею о необходимости закрепления компенсации морального вреда в семейных делах, в том числе алиментных отношениях, поддерживают О.А. Макеева <17> и М.А. Данилян <18>. Однако представляется, что к решению данного вопроса нельзя подходить исключительно с позиции максимальной защиты интересов получателя алиментов, поскольку предоставление излишних правовых гарантий способно превратить данного субъекта из незащищенного в обладающего чрезмерными полномочиями.
--------------------------------
<16> См.: Дзюбровская Л.В. К вопросу об ответственности за нарушение соглашения об уплате алиментов // Пробелы в российском законодательстве. 2010. N 3. С. 123.
<17> См.: Макеева О.А. Ответственность в алиментных обязательствах — основные особенности и порядок реализации // Семейное и жилищное право. 2010. N 1. С. 20.
<18> См.: Данилян М.А. Практика принудительного исполнения судебных решений, связанных с воспитанием несовершеннолетних, и направления совершенствования российского института алиментирования детей // Практика исполнительного производства. 2013. N 3. С. 20.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ, под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права, в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина <19>.
--------------------------------
<19> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» // Российская газета. 1995. N 29.

Определение содержания морального вреда как страданий означает, что действия причинителя вреда обязательно должны найти отражение в сознании потерпевшего, вызвать определенную психическую реакцию. При этом неблагоприятные изменения в охраняемых законом благах отражаются в сознании человека в форме негативных ощущений (физические страдания) или переживаний (нравственные страдания). Содержанием переживаний может являться страх, стыд, унижение или иное неблагоприятное в психологическом аспекте состояние. А потому, как совершенно справедливо отметил А.М. Эрделевский, очевидно, что любое неправомерное действие или бездействие может вызвать у потерпевшего нравственные страдания различной степени и лишить его полностью или частично психического благополучия <20>. Тем не менее этот неоспоримый факт не позволяет говорить о целесообразности компенсации морального вреда, причиненного нарушением любого имущественного права. Подробный анализ оснований, по которым законодатель выделяет виды имущественных прав, защита которых осуществляется в том числе посредством компенсации морального вреда, выходит за рамки настоящего исследования. Однако представляется, что нарушение алиментного обязательства законом не включено в данный перечень сознательно. Так, при нарушении имущественных трудовых прав работников моральный вред, очевидно, вызван не только самим фактом нарушения права, но и сопряженным с ним обострением отношений с работодателем. Применение института морального вреда при защите интересов потребителей туристических услуг связано с безусловными моральными переживаниями, вызванными неудачным или несостоявшимся отдыхом. Следует отметить, что в приведенных примерах речь идет о лицах, связанных исключительно деловыми отношениями. В то же время на переход алиментного обязательства из морального в правовое поле и стабильность его исполнения в значительной степени влияют личные отношения плательщика и получателя алиментов. Это обстоятельство не позволяет разграничить моральный вред, причиненный фактом, послужившим причиной взыскания алиментов, страдания, причиненные личными взаимоотношениями сторон алиментного обязательства или их представителей, и вред, причиненный ненадлежащим исполнением обязанности по уплате алиментов. Во многих случаях в факте неисполнения алиментного обязательства отсутствует даже элемент неожиданности, поскольку предшествующие отношения сторон с очевидностью свидетельствуют о том, что обязательство не будет исполняться надлежащим образом. Нормы ст. 115 СК РФ предоставляют получателю алиментов возможность возместить все убытки, причиненные несвоевременной уплатой алиментов. В то же время связанность плательщика и получателя алиментов личными отношениями, включающими зачастую взаимные обиды и претензии, наряду с недопустимостью использования алиментных отношений для обогащения алиментополучателя, на наш взгляд, обуславливает недопустимость применения компенсации морального вреда при нарушении данных обязательств.
--------------------------------
<20> См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда // СПС «КонсультантПлюс».

Автор: Е.А. Усачева

Источник: Консультант Плюс

Библиография

1. Алексеева О.Г., Андропов В.В., Бухарбаева А.А. и др. Постатейный комментарий к Семейному кодексу РФ, Федеральному закону «Об опеке и попечительстве» и Федеральному закону «Об актах гражданского состояния» / под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2012. 654 с.
2. Данилян М.А. Практика принудительного исполнения судебных решений, связанных с воспитанием несовершеннолетних, и направления совершенствования российского института алиментирования детей // Практика исполнительного производства. 2013. N 3. С. 12 — 21.
3. Дзюбровская Л.В. К вопросу об ответственности за нарушение соглашения об уплате алиментов // Пробелы в российском законодательстве. 2010. N 3. С. 121 — 123.
4. Звенигородская Н.Ф. Договорные семейно-правовые санкции // Вестник Пермского университета. 2010. Вып. 2 (8). С. 113 — 117.
5. Каймакова Е.В. Защита семейных прав: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Курск, 2011. 25 с.
6. Карпов М.В. О некоторых вопросах применения мер ответственности в семейно-правовых отношениях // Семейное и жилищное право. 2013. N 2. С. 24 — 29.
7. Косова О.Ю. Об ответственности за просрочку уплаты алиментов // Нотариус. 2007. N 3. С. 4 — 8.
8. Косова О.Ю. Семейно-правовое регулирование отношений по предоставлению содержания членам семьи: дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. 365 с.
9. Макеева О.А. Ответственность в алиментных обязательствах — основные особенности и порядок реализации // Семейное и жилищное право. 2010. N 1. С. 17 — 20.
10. Тагаева С.Н. К проблеме компенсации морального вреда в семейном праве // Вестник Пермского университета. 2012. Вып. 1 (15). С. 157 — 164.
11. Чичерова Л.Е. Ответственность в семейном праве: вопросы теории и практики: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2004. 28 с.
12. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда // СПС «КонсультантПлюс».

References (transliteration)

1. Alekseeva O.G., Andropov W., Buharbaeva A.A. i dr. Postatejnyj kommentarij k Semejnomu kodeksu Rossijskoj Federacii, Federal'nomu zakonu «Ob opeke i popechitel'stve» i Federal'nomu zakonu «Ob aktah grazhdanskogo sostojanija» / pod red. P.V. Krasheninnikova. M.: Statut, 2012. 654 s.
2. Daniljan M.A. Praktika prinuditel'nogo ispolnenija sudebnyh reshenij, svjazannyh s vospitaniem nesovershennoletnih, i napravlenija sovershenstvovanija rossijskogo instituta alimentirovanija detej // Praktika ispolnitel'nogo proizvodstva. 2013. N 3. S. 12 — 21.
3. Dzjubrovskaja L.V. K voprosu ob otvetstvennosti za narushenie soglashenija ob uplate alimentov // Probely v rossijskom zakonodatel'stve. 2010. N 3. S. 121 — 123.
4. Zvenigorodskaja N.F. Dogovornye semejno-pravovye sankcii // Vestnik Permskogo universiteta. 2010. Vyp. 2 (8). S. 113 — 117.
5. Kajmakova E.V. Zashhita semejnyh prav: avtoref. dis. … kand. jurid. nauk. Kursk, 2011. 25 s.
6. Karpov M.V. O nekotoryh voprosah primenenija mer otvetstvennosti v semejno-pravovyh otnoshenijah // Semejnoe i zhilishhnoe pravo. 2013. N 2. S. 24 — 29.
7. Kosova O.Ju. Ob otvetstvennosti za prosrochku uplaty alimentov // Notarius. 2007. N 3. S. 4 — 8.
8. Kosova O.Ju. Semejno-pravovoe regulirovanie otnoshenij po predostavleniju soderzhanija chlenam sem'i: dis. … kand. jurid. nauk. M., 2005. 365 s.
9. Makeeva O.A. Otvetstvennost' v alimentnyh objazatel'stvah — osnovnye osobennosti i porjadok realizacii // Semejnoe i zhilishhnoe pravo. 2010. N 1. S. 17 — 20.
10. Tagaeva S.N. K probleme kompensacii moral'nogo vreda v semejnom prave // Vestnik Permskogo universiteta. 2012. Vyp. 1 (15). S. 157 — 164.
11. Chicherova L.E. Otvetstvennost' v semejnom prave: voprosy teorii i praktiki: avtoref. dis. … kand. jurid. nauk. Krasnodar, 2004. 28 s.
12. Jerdelevskij A.M. Kompensacija moral'nogo vreda // SPS «Konsul'tant Pljus».

Судебная практика

Раздел между супругами жилого помещения, находящегося в залоге

24.06.2016( 3465  )

В статье рассмотрены теоретические и практические проблемы раздела между супругами (бывшими супругами) жилого помещения, приобретенного с использованием кредитных средств банка или иной кредитной организации.

Проблемы раздела жилого помещения между бывшими супругами

24.06.2016( 2768  )

Раздел совместно нажитого имущества между бывшими супругами в судебной практике явление заурядное. Однако, когда предметом иска становится жилое помещение, дела о разделе имущества часто приобретают сложный характер, так как участники процесса в лице истцов и ответчиков стараются отойти от правила раздела имущества, находившегося в законном режиме пользования супругов, и пересмотреть размер причитающихся им долей.

Порядок встреч с ребенком

21.06.2016( 2485  )

В статье анализируется современная судебная практика рассмотрения споров об определении места жительства ребенка.

Залог недвижимости и права бывших супругов

17.06.2016( 1701  )

Обеспечение в виде недвижимости не так надежно, как может показаться на первый взгляд, если залогодателем является гражданин, ранее состоявший в браке. Рассмотрим все риски, которые грозят не только банку, но и самим бывшим супругам залогодателей в таких ситуациях.

Поручение без согласия супруга

15.06.2016( 1174  )

Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены.

Постановления судов в практике по семейно-правовым спорам

14.06.2016( 1287  )

В статье анализируются проблемы исполнения различных постановлений судов при регистрации соответствующих актов гражданского состояния. Отмечается несоответствие положений семейного, гражданского процессуального и специального законодательства об актах гражданского состояния. Доказывается недопустимость заключения мирового соглашения о расторжении брака, направления в органы ЗАГС выписок из судебных решений по отдельным категориям дел.

алименты   алименты детям   взыскание алиментов   Вселение   выплата алиментов   Выселение   детские   долги супругов   заключение брака   Имущественный налоговый вычет   Имущество супругов   Исковая давность   Лишение родительских прав   Материнский капитал   место жительства ребенка   место проживания ребенка   недействительность брака   Ограничение родительских прав   опека   порядок общения с ребенком   Пособия   постановка на учет   права детей   Права несовершеннолетних   Права родителей   право пользования   прекращение брака   равенство долей   развод   развод суд   раздел дома   Раздел имущества   раздел имущества супругов   разрешение органов опеки   расторжение брака   сделка   собственность супругов   совместная собственность   совместная собственность супругов   Споры о детях   Срок исковой давности   удочерение   установление отцовства   Установление происхождения детей   Усыновление   фиктивный брак