г.Москва, Малый Гнездниковский переулок, дом 12 +7 (495) 649 11 65, +7 (985) 763 90 66

Статьи

Последствия недействительного брака

22.12.2015(1217  )

Брак как юридический факт представляет собой «волеизъявление мужчины и женщины на возникновение между ними правовых отношений, основанных на личном элементе» <1>, «взаимное согласие принять на себя права и обязанности супругов» <2>. Вместе с тем основанием возникновения брачного правоотношения является юридический состав <3>. Согласно действующему законодательству вступление в брак подразумевает:
--------------------------------
<1> Семейное право: учебник / Б.М. Гонгало, П.В. Крашенинников, Л.Ю. Михеева, О.А. Рузакова; под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2008. С. 35 (автор главы — Рузакова О.А).
<2> Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. Категории науки гражданского права. Избранные труды. Т. 2. М., 2005. С. 204.
<3> Там же.

1) заключение брака (собственно волеизъявление), 2) соблюдение условий заключения брака, 3) отсутствие препятствий для заключения брака, 4) государственную регистрацию заключения брака как завершающий факт.
Действующее законодательство последовательно разграничивает заключение брака и его государственную регистрацию (ст. 10 Семейного кодекса РФ, п. 2 ст. 27 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» и др.). Цель установления формы брака — властное упорядочение брачных отношений: форма обеспечивает реализацию принципов внесения и публичной достоверности брака. Соблюдение формы брака обеспечивает контроль за его законностью. Если задолго до революции такой контроль мог принимать форму расследования обстоятельств, препятствующих браку <4>, то современная процедура не призвана проверять брак на соответствие закону всесторонне.
--------------------------------
<4> См.: Загоровский А.И. Курс семейного права. Одесса, 1909. С. 52.

Возраст и разнополость вступающих в брак устанавливается при предъявлении документов, удостоверяющих личность, согласие ими изъявляется непосредственно в органе ЗАГС (ст. 12 — 13 СК РФ). При наличии препятствий, указанных в ст. 14 СК РФ, руководитель органа записи актов гражданского состояния может отказать в государственной регистрации заключения брака, только если располагает достаточными доказательствами. И хотя законом запрещается регистрировать брак, не соответствующий перечисленным требованиям (п. 1, 8 ст. 27 Федерального закона «Об актах гражданского состояния»), орган ЗАГС не обязан самостоятельно добывать доказательства отсутствия пороков брака, кроме того, не регламентирован порядок предъявления и оценки подобных доказательств.
Процедурные нарушения не влекут недействительности брака <5>, но могут повлечь недействительность регистрации брака. Незначительные нарушения (например, регистрация до истечения месячного срока) традиционно для отечественного права не порочат вступление в брак в целом <6>. Однако существенные нарушения при регистрации (отсутствие волеизъявления одного из супругов <7>, регистрация брака неуполномоченным органом и проч.) должны влечь недействительность такой регистрации, а брак, зарегистрированный таким образом, должен оцениваться как несостоявшийся <8>. Для защиты прав потерпевшей стороны может быть заявлен иск об аннулировании записи о заключении брака на основании ст. 75 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» без признания брака недействительным.
--------------------------------
<5> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» // РГ. 1998. 18 ноября.
<6> См.: Свердлов Г.М. Советское семейное право. М., 1951. С. 75.
<7> См., например: Определение Конституционного Суда РФ от 04.06.2013 N 1024-О.
<8> См.: Шахматов В.П., Хаскельберг Б.Л. Новый кодекс о браке и семье РСФСР. Томск, 1970. С. 126 (автор главы — В.П. Шахматов).

В теории недействительности административных актов, разработанной Д.Н. Бахрахом, ничтожным административным актом .е. не требующим специального признания его недействительным) является акт, незаконность которого очевидна в момент его совершения <9>. Исходя из такого определения, можно было бы считать несостоявшимися браки, зарегистрированные в нарушение прямого запрета п. 2 и 8 ст. 27 Федерального закона «Об актах гражданского состояния». Например, браки с малолетними и лицами, не способными понимать значение своих действий и руководить ими из-за опьянения или тяжелой болезни, когда внешний вид этих лиц свидетельствует об их возрасте или состоянии, либо когда на момент регистрации препятствия подтверждены документально. Аналогичный подход следовало бы применить в возможной ситуации незаконной регистрации однополого брака. Однако соответствующие требования к согласию, возрасту, разнополости супругов содержатся в п. 1 ст. 12 СК РФ, и, следовательно, такой очевидно незаконный брак из буквального толкования закона также будет считаться действительным вплоть до признания судом обратного. К слову, классификация браков на оспоримые и ничтожные распространена в зарубежном праве <10>. На наш взгляд, отечественный законодатель может перенять соответствующий опыт, поскольку СК РФ не содержит упоминания о несостоявшихся браках.
--------------------------------
<9> См.: Бахрах Д.Н. Административное право России: учебник для вузов. М., 2002. С. 165.
<10> См.: Трофимец И.А. Особенности в правовом регулировании ничтожных и оспоримых браков по зарубежному законодательству // Семейное и жилищное право. 2011. N 5. С. 20 — 27.

Таким образом, действительность брака (соблюдение условий заключения брака и отсутствие препятствий к его заключению) обусловлена не регистрацией, а юридической чистотой волеизъявления супругов. В связи с этим недействительным по соответствующему иску признается брак, а не его регистрация.
Заключение недействительного брака противоправно. Однако является ли оно правонарушением? Закон не предусматривает безусловной необходимости установления факта причинения супругам вреда по делу о признании брака недействительным, а значит, соответствующий иск может выполнять и превентивную функцию в отношении нарушения прав. Например, родитель или опекун может обратиться за расторжением брака своего несовершеннолетнего ребенка или подопечного, хотя заключение такого брака не причинило вреда истцу, в этом случае будет играть роль лишь объективная противоправность. По нашему мнению, заключение недействительного брака может рассматриваться как правонарушение, если лицам, состоявшим в таком браке, причинен вред.
Признание брака недействительным не является формой ответственности: само по себе оно не налагает дополнительных обязанностей и не лишает граждан принадлежащих им прав. Решение суда о признании брака недействительным имеет обратную силу: права супругов аннулируются, считаются не существовавшими <11>. Следовательно, лишение таких прав невозможно.
--------------------------------
<11> См.: Пергамент А.И. Практика Верховного суда СССР по вопросам семейного права. М., 1949. С. 26.

А.И. Пергамент считала, что, если рассматривать отношения в недействительном браке как супружеские, стирается материально-правовое различие между недействительностью и расторжением брака, разница остается лишь в процедуре <12>. К слову, в праве ФРГ возможность сохранить действие брака, имеющего пороки, наряду с возможностью полного его уничтожения возникла в связи с введением института отмены брака, который пришел на смену институту недействительности <13>.
--------------------------------
<12> Там же.
<13> См.: Тагаева С.Н. Признание брака недействительным в Республике Таджикистан и отмена брака в Германии как меры семейно-правовой ответственности // Семейное и жилищное право. 2012. N 6. С. 25 — 28.

Решение о признании брака недействительным лишает юридического значения более ранний факт — заключение брака, вследствие чего брачное правоотношение считается не возникшим (п. 4 ст. 27, п. 1 ст. 30 СК РФ). Может ли несуществующий факт влечь правовые последствия? Представляется, что нет. Однако п. 1 ст. 30 СК РФ указывает на обратное: недействительный брак лишь по общему правилу не порождает последствий, но указанные в пунктах 4 и 5 этой статьи последствия могут следовать за недействительным браком.
Основным имущественным результатом признания брака недействительным является прекращение режима общей совместной собственности в отношении совместно нажитого имущества, также признается недействительным брачный договор. На этом все имущественные последствия брака, признанного недействительным, устранены. Однако закон называет и другие последствия. Так, из п. 4 ст. 30 СК РФ видно, что в интересах потерпевшего (добросовестного) супруга к разделу совместно приобретенного имущества могут быть применены правила о режиме совместной собственности и разделе совместно нажитого имущества. Аналогично в его интересах брачный договор может быть признан действительным полностью или частично. Значит ли это, что факт заключения брака уничтожается решением не полностью? Представляется, что такая ситуация невозможна: решение о признании брака недействительным лишает юридического значения брак в целом.
Предположим, что указанные меры — последствие не заключения брака, а состояния в недействительном браке, того, что в прошлом брачное правоотношение признавалось. Однако со вступлением в законную силу решения суда о признании брака недействительным брачное правоотношение уничтожается вместе с юридическим актом, его породившим. Если рассматривать состояние в недействительном браке как фактическое, а не правовое отношение, последствием недействительности брака было бы признание фактических брачных отношений на период недействительного брака, с чем сложно согласиться.
Состояние в недействительном браке опосредуется двумя юридическими фактами: брак и решение суда о признании его недействительным. Решение суда устраняет первый из этих фактов. Следовательно, остается единственный юридический факт, который означает имевшее место состояние в недействительном браке,  — решение суда о признании брака недействительным. Таким образом, последствия недействительного брака не могут быть последствиями собственно брака, они следуют за судебным актом, которым брак уничтожен. С такой позиции формулировка п. 1 ст. 27 Семейного кодекса РФ представляется не совсем верной.
Среди последствий недействительного брака закон называет различные права на стороне добросовестного супруга, потерпевшего от заключения недействительного брака. Предусмотрена ответственность недобросовестного супруга в виде компенсации морального и возмещения материального вреда (п. 4 ст. 30 СК РФ). В целях защиты прав добросовестного супруга закон предоставляет ему право требовать предоставления содержания в соответствии со ст. 90 и 91 СК РФ — алименты на бывшего супруга. Интересна правовая природа предоставления этого содержания: законодатель предлагает применить нормы, относящиеся к регулированию алиментных обязательств бывших супругов, к отношениям лиц, которые, как оказалось, супругами не являлись.
Содержание взыскивается на потерпевшего супруга в случаях, когда он был бы вправе рассчитывать на алименты при расторжении брака. Но поскольку общие правила о недействительности брака не содержат норм об алиментной обязанности, применяются ст. 90 — 91 СК РФ. В такой ситуации взыскиваемое содержание хотя и выполняет алиментные функции, но алиментами в смысле норм Семейного кодекса РФ не является, поскольку составляет объект отношения между лицами, которые не являются бывшими супругами. Содержание призвано компенсировать неполученные алименты, на которые мог рассчитывать добросовестный супруг. Представляется, что взыскание содержания есть особая мера семейно-правовой ответственности наряду с возмещением вреда. Она, как и все ранее рассмотренные последствия недействительного брака, является результатом решения суда о признании брака недействительным.
Применение правил о разделе совместно нажитого имущества и признание действительным брачного договора необходимы для сохранения за потерпевшим супругом того, на что он мог рассчитывать при расторжении действительного брака. Таким образом, все меры, обозначенные в п. 4 ст. 30 СК РФ — это последствия недействительности брака, но не самого брака.
Еще одно «последствие недействительного брака» дает потерпевшему супругу возможность сохранить фамилию, избранную при государственной регистрации заключения брака. Согласно п. 1 ст. 31 СК РФ супруги по своему желанию выбирают при заключении брака фамилию одного из них в качестве общей фамилии, либо каждый из супругов сохраняет свою добрачную фамилию, либо присоединяет к своей фамилии фамилию другого супруга. Данное право формально относится Семейным кодексом РФ к правам супругов (соответствующая норма помещена в разделе III «Права и обязанности супругов», главе 6 «Личные права и обязанности супругов»). Указанное право возникает у граждан, вступающих в брак еще до его заключения, иначе такое право нельзя было бы реализовать до государственной регистрации брака. Права же супругов возникают у граждан после вступления в брак, включая регистрацию. Следовательно, по времени возникновения это право не может являться специфическим правом супругов, хотя формально к ним отнесено.
Гражданин вправе переменить свое имя в порядке, установленном законом (п. 2 ст. 19 ГК РФ). Любой гражданин в любое время может изменить часть своего имени — фамилию — способами, аналогичными перечисленным в ст. 32 СК РФ, не вступая при этом в брак. Представляется, что и право избрать фамилию, установленное ст. 32 Семейного кодекса РФ, является проявлением права гражданина на имя. Традиционное помещение положений о перемене фамилии в нормативный акт семейного права на сегодня утратило самостоятельное значение.
Перемена фамилии хотя и происходит одновременно с заключением брака, но является иным актом гражданского состояния, регистрируемым для целей экономии в той же процедуре. В соответствии с п. 3 ст. 19 ГК РФ перемена имени подлежит регистрации в порядке, предусмотренном для регистрации актов гражданского состояния, но конкретная процедура не уточняется. Из положений Федерального закона «Об актах гражданского состояния» следует, что порядок перемены имени в общем случае устанавливается нормами о регистрации перемены имени (гл. VII), а для перемены фамилии при заключении брака — нормами о регистрации брака (ст. 26, 28 — 30 указанного Закона).
Будучи зарегистрированной в «чужой» процедуре, перемена имени зависит от существования итога такой процедуры — актовой записи. Одним из последствий признания брака недействительным является аннулирование записи о заключении брака. И поскольку перемена имени установлена указанной актовой записью, такое решение суда задевает права на имя лиц, состоявших в недействительном браке. В связи с этим закон предоставляет право обойти аннулирование записи, сохранив избранную фамилию.
Указанные препятствия к сохранению брачной фамилии носят скорее технический характер. Представляется, что установление возможности сохранить фамилию для одного из супругов не лишает такой возможности другого супруга, ведь избрание фамилии — способ реализации права на имя, а не составляющая заключения брака. Брак не порождает перемены фамилии, ее порождают акт гражданского состояния — перемена имени и государственная регистрация заключения брака. Поэтому недействительность брака сама по себе не должна влиять на сохранение избранной фамилии.
Однако пока право на избрание фамилии отнесено законом к правам супругов, остаются формальные основания утверждать, что недействительность брака влечет невозможность сохранения избранной при его заключении фамилии. При этом закон не содержит прямого указания на такую невозможность . 3 ст. 55 Конституции РФ). К тому же если перемена фамилии — последствие брака, то при его уничтожении для супруга пропадает основание использования измененного имени. Выходит, в период недействительного брака он не имел права выступать под брачной фамилией? Поскольку граждане приобретают и осуществляют права и обязанности под своим именем (п. 1 ст. 19 ГК РФ), недобросовестный супруг вводил бы в заблуждение окружающих неправомерным использованием брачной фамилии. Признавая возможность избрать фамилию правом супругов, мы создаем именно такую ситуацию. Если же признать, что избрание фамилии при заключении брака — частный случай правил ст. 19 ГК РФ, то указанное выше недоразумение исчезает само собою: граждане правомерно выступают под перемененной фамилией в период недействительного брака, поскольку перемена фамилии не связана с уничтожаемым фактом заключения брака.
Если относить избрание брачной фамилии к правам супругов, право добросовестного супруга сохранить фамилию представляется некой привилегией, хотя в сущности таковой не является. Если законодатель хотел наказать супруга-правонарушителя, то следовало установить прямое следствие недействительности брака — возврат «добрачной» фамилии недобросовестному супругу. Г.М. Свердлов считал, что после признания брака недействительным «каждый из супругов вправе сохранить брачную фамилию даже вопреки желанию второго» <14>. Так и по нашему мнению, супруги по недействительному браку в отсутствие прямого запрета должны иметь равные возможности в реализации своего права на имя.
--------------------------------
<14> Цит. по: Пергамент А.И. Указ. соч.

Нельзя исключать и возможность злоупотребления правом переменить фамилию, например, для создания видимости союза при фиктивном браке. В таком случае право недобросовестного супруга не должно защищаться.
Признание брака недействительным не влияет на права детей, родившихся с момента вступления лиц в такой брак до истечения трехсот дней с момента признания его недействительным. Права и обязанности детей и родителей основываются на происхождении детей, удостоверенном в установленном законом порядке (ст. 47 СК РФ). Правило о равенстве детей от действительного и признанного недействительным брака обусловлено, как указывал О.С. Иоффе, тем, «что происхождение ребенка, хоть и рожденного в недействительном, но зарегистрированном браке, не вызывает никаких сомнений и не нуждается в каком-либо доказывании» <15>. Это связано с тем, что фактом регистрации брака создана презумпция происхождения детей от лица, записанного супругом матери (п. 3 ст. 48 СК РФ).
--------------------------------
<15> Цит. по: Комментарий к Кодексу о браке и семье РСФСР / под ред. С.Н. Братуся, П.Е. Орловского. М., 1971. С. 79.

Установление происхождения ребенка является формальной процедурой, которая исходит не из заключения брака, а, следуя буквальному толкованию закона, из записи о регистрации заключения брака. Предположение об отцовстве может быть опровергнуто вне зависимости от того, основано оно на записи о заключении действительного или недействительного брака. В этой связи сохранение презумпции отцовства основано не на факте заключения брака, а на факте его регистрации, который не порочится недействительностью брака. Следовательно, права детей также основаны на презумпции, созданной актом государственной регистрации. Будучи однажды созданной в связи с регистрацией брака и рождением ребенка, презумпция отцовства продолжает существовать обособленно и не устраняется при аннулировании актовой записи, поскольку решение о признании брака недействительным не опровергает предположение об отцовстве.
Подводя итог вышесказанному, необходимо констатировать, что правовые результаты, указанные законодателем в качестве последствий недействительного брака, следуют не за самим браком, а за судебным решением о признании брака недействительным, актом государственной регистрации брака либо реализацией субъективных прав, не связанных с браком. Пороки регистрации брака имеют собственные последствия и не влекут недействительности брака. Таким образом, недействительный брак не влечет юридических последствий. Указанные же в законе последствия связаны только с его недействительностью. Проблемы правового регулирования недействительности брака не могут быть исчерпаны в настоящей статье, вместе с тем сделанные выводы могут послужить основой как для дальнейших исследований, так и для совершенствования семейного законодательства.

Автор:Н.В. Смирнов

Источник: Консультант Плюс

Литература

1. Бахрах Д.Н. Административное право России: учебник для вузов. М., 2002. С. 165.
2. Загоровский А.И. Курс семейного права. Одесса, 1909. С. 52.
3. Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. Категории науки гражданского права. Избранные труды. Т. 2. М., 2005. С. 204.
4. Комментарий к Кодексу о браке и семье РСФСР / под ред. С.Н. Братуся, П.Е. Орловского. М., 1971. С. 79.
5. Пергамент А.И. Практика Верховного суда СССР по вопросам семейного права. 1949. С. 26.
6. Свердлов Г.М. Советское семейное право. М., 1951. С. 75.
7. Семейное право: учебник / Б.М. Гонгало, П.В. Крашенинников, Л.Ю. Михеева, О.А. Рузакова; под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2008. С. 35 (автор главы — Рузакова О.А).
8. Тагаева С.Н. Признание брака недействительным в Республике Таджикистан и отмена брака в Германии как меры семейно-правовой ответственности // Семейное и жилищное право. 2012. N 6. С. 25 — 28.
9. Трофимец И.А. Особенности в правовом регулировании ничтожных и оспоримых браков по зарубежному законодательству // Семейное и жилищное право. 2011. N 5. С. 20 — 27.
10. Шахматов В.П., Хаскельберг Б.Л. Новый кодекс о браке и семье РСФСР. Томск, 1970. С. 126.

Судебная практика

Раздел между супругами жилого помещения, находящегося в залоге

24.06.2016( 3461  )

В статье рассмотрены теоретические и практические проблемы раздела между супругами (бывшими супругами) жилого помещения, приобретенного с использованием кредитных средств банка или иной кредитной организации.

Проблемы раздела жилого помещения между бывшими супругами

24.06.2016( 2766  )

Раздел совместно нажитого имущества между бывшими супругами в судебной практике явление заурядное. Однако, когда предметом иска становится жилое помещение, дела о разделе имущества часто приобретают сложный характер, так как участники процесса в лице истцов и ответчиков стараются отойти от правила раздела имущества, находившегося в законном режиме пользования супругов, и пересмотреть размер причитающихся им долей.

Порядок встреч с ребенком

21.06.2016( 2480  )

В статье анализируется современная судебная практика рассмотрения споров об определении места жительства ребенка.

Залог недвижимости и права бывших супругов

17.06.2016( 1693  )

Обеспечение в виде недвижимости не так надежно, как может показаться на первый взгляд, если залогодателем является гражданин, ранее состоявший в браке. Рассмотрим все риски, которые грозят не только банку, но и самим бывшим супругам залогодателей в таких ситуациях.

Поручение без согласия супруга

15.06.2016( 1172  )

Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены.

Постановления судов в практике по семейно-правовым спорам

14.06.2016( 1283  )

В статье анализируются проблемы исполнения различных постановлений судов при регистрации соответствующих актов гражданского состояния. Отмечается несоответствие положений семейного, гражданского процессуального и специального законодательства об актах гражданского состояния. Доказывается недопустимость заключения мирового соглашения о расторжении брака, направления в органы ЗАГС выписок из судебных решений по отдельным категориям дел.

алименты   алименты детям   взыскание алиментов   Вселение   выплата алиментов   Выселение   детские   долги супругов   заключение брака   Имущественный налоговый вычет   Имущество супругов   Исковая давность   Лишение родительских прав   Материнский капитал   место жительства ребенка   место проживания ребенка   недействительность брака   Ограничение родительских прав   опека   порядок общения с ребенком   Пособия   постановка на учет   права детей   Права несовершеннолетних   Права родителей   право пользования   прекращение брака   равенство долей   развод   развод суд   раздел дома   Раздел имущества   раздел имущества супругов   разрешение органов опеки   расторжение брака   сделка   собственность супругов   совместная собственность   совместная собственность супругов   Споры о детях   Срок исковой давности   удочерение   установление отцовства   Установление происхождения детей   Усыновление   фиктивный брак