г.Москва, Малый Гнездниковский переулок, дом 12 +7 (495) 649 11 65, +7 (985) 763 90 66

Статьи

Основания возникновения общей собственности и использование презумпции общности имущества применительно к супругам, один из которых является военнослужащим

02.12.2015(1271  )

Вопросы владения, пользования и распоряжения супругами имуществом, находящимся в их распоряжении, остаются неизменно актуальными и связанными не только с определением правового режима данного имущества, но и с проблемами его отнесения к общему имуществу супругов, что в настоящее время осложняется и возникновением новых объектов гражданских прав, например в сфере интеллектуальных прав, и особенностями их введения в гражданский оборот, что и является предметом рассмотрения в настоящей статье.
Согласно ст. 244 ГК РФ имущество может принадлежать на праве собственности не одному лицу, а нескольким, и в таком случае оно принадлежит им на праве общей собственности. Таким образом, право общей собственности можно охарактеризовать как право двух или более субъектов на одну вещь или совокупность вещей. Как отмечается в комментариях к ГК РФ, «обязательным признаком общей собственности является множественность субъектов права собственности на один и тот же объект, принадлежащий им вместе как единое целое» <2>, а также что общая собственность характеризуется множественностью субъектов-сособственников и единством объекта <3>.
--------------------------------
<2> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая: Учеб.-практ. коммен. (постатейный) / Под ред. А.П. Сергеева. М., 2010. С. 491.
<3> Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2011. С. 450.

Изучая институт общей собственности, исследователи подчеркивают следующие ее особенности. Во-первых, в отношениях общей собственности каждый из сособственников не обладает всей полнотой права на вещь, а ограничен в своем праве правами других участников <4>. Во-вторых, помимо внешних отношений ее участников со всеми третьими лицами, существуют также внутренние отношения между самими участниками этой собственности <5>. При этом отношения собственников с третьими лицами носят абсолютный характер, в то время как отношения между сособственниками являются относительными.
--------------------------------
<4> Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении: Практические вопросы. М., 2004. С. 220.
<5> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2005. С. 636.

Основанием наличия в ГК РФ гл. 16 «Общая собственность» является необходимость обеспечения скоординированности деятельности участников общей собственности, так как в тех случаях, когда имущество находится в собственности двух или нескольких лиц, эти лица, осуществляя владение, пользование и распоряжение этим имуществом, должны учитывать интересы других участников общей собственности, т.е. сособственников. Так, исключительное право на произведение, перешедшее к нескольким наследникам, принадлежит им совместно: порядок использования произведения, распределения доходов от его совместного использования, а также распоряжения исключительным правом устанавливается п. 3 ст. 1229 ГК РФ <6>. Следовательно, в этом случае можно говорить об общей совместной собственности нескольких лиц <7>.
--------------------------------
<6> Постановление Пленума Верховного Суда Рос. Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании». URL: http://www.rg.ru/ (дата обращения: 8 февраля 2015).
<7> См., напр.: Стражевич Ю.Н., Слепко Г.Е. Наследственное преемство и авторские права: соотношение и особенности правового регулирования // Судья. 2014. N 3. С. 25 — 29.

Законодатель не перечисляет конкретные виды случаев, в результате которых может появиться общая собственность. Он ограничивается указанием оснований появления общей собственности (п. 4 ст. 244 ГК РФ). Данные основания можно подразделить на две группы: естественные (или общие) и специальные основания.
К естественным основаниям следует отнести те случаи, когда общая собственность возникает в силу того, что в собственность двух или нескольких лиц поступает неделимая вещь.
Закрепляя в ст. 133 ГК РФ только понятие неделимой вещи, законодатель тем самым устанавливает правило, что если вещь нельзя признать неделимой, то она считается делимой.
В результате происходящего реформирования гражданского права законодательное определение неделимой вещи претерпело некоторое изменение. Ранее законодатель ограничивался только указанием на то, что «вещь, раздел которой в натуре невозможен без изменения ее назначения, признается неделимой». В настоящее время данная норма имеет более развернутое содержание: «…вещь, раздел которой в натуре невозможен без разрушения, повреждения вещи или изменения ее назначения и которая выступает в обороте как единый объект вещных прав, является неделимой вещью и в том случае, если она имеет составные части». Кроме того, в п. п. 2 — 3 ст. 133 ГК РФ закрепляется положение о том, во-первых, что замена одних составных частей неделимой вещи другими составными частями не влечет возникновения иной вещи, если при этом существенные свойства вещи сохраняются. Во-вторых, что взыскание может быть обращено на неделимую вещь только в целом, если законом или судебным актом не установлена возможность выделения из вещи ее составной части, в том числе в целях продажи ее отдельно. Примером составной части неделимой вещи может служить двигатель боевой машины пехоты. Так, технология производства отдельных предметов военной техники составляет военную тайну, в частности технология производства двигателей, предназначенных для установки на боевую машину пехоты. Однако такой двигатель можно переставить на какое-нибудь другое транспортное средство, при этом существенные свойства данного транспортного средства сохраняются. Но поскольку технология производства двигателей боевых машин пехоты составляет государственную тайну, то логичен и вывод о юридической неделимости отдельных образцов военной техники. Также неделимыми являются образцы вооружения и военной техники, технологии производства которых содержат сведения, составляющие государственную тайну.
Таким образом, для признания вещи неделимой необходимы два критерия. Основным будет являться критерий наличия юридического факта существования в гражданском обороте вещи как единого, целого объекта вне зависимости от наличия в составе целого объекта составных частей. В качестве дополнительного критерия выступает отсутствие возможности физического раздела вещи без изменения ее целевого назначения <8>.
--------------------------------
<8> Гражданский кодекс Российской Федерации. Ценные бумаги. Защита чести, достоинства и деловой репутации. Охрана частной жизни: Постатейный комментарий к главам 6 — 8 / В.В. Андропов [и др.]; под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2014. С. 120.

Необходимо отметить, что законом в отношении отдельных вещей могут быть установлены пределы деления или законная неделимость вещи вне зависимости от естественной способности деления вещи на самостоятельные части. Данное правило находит свое закрепление не в ст. 133 ГК РФ, а в других законодательных нормах; в частности, в п. 4 ст. 244 ГК РФ указывается, что общая собственность возникает на имущество, которое не подлежит разделу в силу закона.
Примером такого неделимого имущества в силу прямого указания закона является, например, земельный участок.
Ранее в п. 2 ст. 6 ЗК РФ закреплялось понятие «делимый земельный участок» — участок, который может быть разделен на части, каждая из которых после раздела образует самостоятельный участок, чье разрешенное использование может осуществляться без перевода его в состав земель иной категории. Данный пункт утратил силу в 2008 г., но в то же время в ЗК РФ была введена гл. I.1, регламентирующая вопросы образования земельных участков. В частности, ст. 11.9 ЗК РФ установила, что не допускаются раздел, перераспределение или выдел земельных участков, если сохраняемые в отношении образуемых участков обременения (ограничения) не позволяют использовать указанные земельные участки в соответствии с разрешенным использованием. Таким образом, разделить один земельный участок на несколько можно только при соблюдении требований о минимальных размерах . ч. 1 и 2 ст. 11.9 ЗК РФ). Это подтверждается также п. 3 ст. 27 Федерального закона от 24 июля 2007 г. N 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости». Согласно данной норме если размер образуемого земельного участка или участка, который в результате преобразования сохраняется в измененных границах (измененный земельный участок), не будет соответствовать установленным требованиям к предельным размерам земельных участков, то орган кадастрового учета принимает решение об отказе в постановке его на государственный кадастровый учет.
Кроме того, ст. 93 ЗК РФ позволяет сделать вывод о неделимости земель, предоставляемых для нужд обороны и безопасности.
Заметим, что вопрос о делимости земельного участка является существенным обстоятельством при рассмотрении исков о реальном разделе земельного участка, поэтому он должен ставиться судом на обсуждение, даже если стороны на данное обстоятельство и не ссылались <9>.
--------------------------------
<9> См., напр.: Определение Московского областного суда от 22 марта 2006 г. Дело N 33-2159. URL: http://www.alppp.ru/ (дата обращения: 08.02.2015).

В контексте неделимости определенных объектов недвижимости уместно обратиться к особенностям жилого помещения, приобретенного с использованием целевого жилищного займа в рамках накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих. Оно с момента приобретения сразу же оформляется в собственность военнослужащего и может использоваться для проживания членов семьи или сдаваться в поднаем, но до получения права на использование накоплений приобретенное жилое помещение будет находиться в залоге у государства. При этом данное жилое помещение является неделимым объектом. Важно отметить, что место приобретения жилого помещения определяется самим военнослужащим как по месту прохождения военной службы, так и в любом другом населенном пункте Российской Федерации, в котором военнослужащий в дальнейшем предполагает проживать.
Законодательное ограничение делимости некоторых вещей налагается специально в пользу публичных прав и интересов. Так, п. 2 ст. 54 Федерального закона от 25 июня 2002 г. N 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» устанавливается, что памятники и ансамбли, находящиеся в общей собственности, включая памятники и ансамбли, относящиеся к жилищному фонду, а также земельные участки, в границах которых расположены указанные памятники и ансамбли, разделу не подлежат. Выдел собственникам их доли в натуре не допускается.
Итак, неделимые вещи существуют двух видов: являющиеся неделимыми в силу естественных своих свойств и являющиеся неделимыми в силу прямого указания закона.
Позволим себе не согласиться с мнением Конституционного Суда Российской Федерации, который в своем Определении от 5 марта 2004 г. N 82-О «По запросу Первомайского районного суда города Пензы о проверке конституционности пункта 5 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации» указал, что неделимый земельный участок является неделимым в силу его особых природных свойств. В данном случае правильнее было бы говорить о способности юридического деления вещи исходя из разумных пределов хозяйственной ценности образуемых при делении частей, т.е. образуемые части должны сохранять предназначение целого до определенного предела <10>. Или, как указывает Е.Ф. Евсеев, основная роль законной неделимости вещи сводится к воспрепятствованию раздела вещи в экономическом плане <11>.
--------------------------------
<10> Гражданский кодекс Российской Федерации. Ценные бумаги. Защита чести, достоинства и деловой репутации. Охрана частной жизни. Постатейный комментарий к главам 6 — 8 / В.В. Андропов [и др.]; под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2014. С. 121.
<11> Евсеев Е.Ф. Правовой режим делимых и неделимых вещей // Адвокат. 2010. N 3. С. 32.

Необходимо отметить, что некоторые авторы выделяют еще и такой вид неделимых вещей, как вещи, являющиеся неделимыми в силу договора. Данное выделение основано на современном зарубежном подходе к определению неделимой вещи (например, Гражданский кодекс Латвийской Республики в ст. 847 закрепляет, что вещи, делимые по своей сущности, можно объявить неделимыми законом или частным волеизъявлением). Так, исходя из исторического подхода, И. Пухан и М. Поленак-Акимовская пишут, что в римском праве вообще определение делимости или неделимости вещей, как правило, отдавалось на усмотрение сторон <12>. Такой же подход прослеживается в российском дореволюционном законодательстве. Согласно ст. 396 Свода законов Российской империи по желанию владельца и в уважение особенных обстоятельств имущество его может быть объявлено нераздельным в установленном порядке и в таком случае получает название заповедного или временно-заповедного владения.
--------------------------------
<12> Пухан И., Поленак-Акимовская М. Римское право: Учеб. / Пер. с макед. В.А. Томсинова и Ю.В. Филиппова; под ред. В.А. Томсинова. М., 1999. С. 134.

Е.Ф. Евсеев указывает, что возможность установления неделимости той или иной конкретной вещи вытекает из норм-принципов о свободе договора и беспрепятственном осуществлении гражданских прав (ст. 421 и п. 1 ст. 1 ГК РФ), ввиду чего договорная неделимость вещи может и не совпадать с ее физической неделимостью. Данный автор приводит следующий пример: если по договору дарения (ст. 572 ГК РФ) вещь передается с условием ее неделимости, поскольку она представляет для дарителя большую неимущественную ценность (семейные (родовые) библиотека, сервиз, гарнитур и т.п.), то в случае, если такой дар будет разделен, у дарителя на основании п. 2 ст. 578 ГК РФ возникает право потребовать в судебном порядке отмены дарения вещи, поскольку создается угроза ее безвозвратной потери <13>.
--------------------------------
<13> Евсеев Е.Ф. Указ. соч. С. 38.

В целом считаем возможным согласиться с высказанным мнением, однако представляется неверной позиция автора о том, что неделимость вещи определяется соглашением сторон. В приведенном Е.Ф. Евсеевым примере и в указанных выше случаях неделимость вещи определяется волеизъявлением одной стороны — собственника вещи.
По нашему мнению, указание в ст. 133 ГК РФ только на один вид неделимых вещей, возникающих в силу своих естественных свойств, нарушает принцип построения нормы о понятии неделимой вещи. По аналогии со ст. 130 ГК РФ, определяющей понятие недвижимой вещи, ст. 133 ГК РФ, закрепляя положение о том, что следует считать неделимой вещью, должна перечислять все случаи возникновения неделимости вещи: естественные свойства вещи, указание закона или собственника на неделимость вещи.
К специальному основанию возникновения общей собственности следует отнести те случаи, когда вещь является делимой, однако в силу прямого указания закона или договора возникает общая собственность.
Закон в ряде случаев содержит прямое указание на то, что возникает право общей собственности независимо от того, являются ли вещи делимыми или неделимыми. Так, согласно ст. 1164 ГК РФ при наследовании по закону, если наследственное имущество переходит к двум или нескольким наследникам, и при наследовании по завещанию, если оно завещано двум или нескольким наследникам без указания наследуемого каждым из них конкретного имущества, наследственное имущество поступает со дня открытия наследства в общую долевую собственность наследников.
Еще один пример появления общей собственности на делимое имущество закреплен в ст. 1043 ГК РФ: «Внесенное товарищами имущество, которым они обладали на праве собственности, а также произведенная в результате совместной деятельности продукция и полученные от такой деятельности плоды и доходы признаются их общей долевой собственностью, если иное не установлено законом или договором простого товарищества либо не вытекает из существа обязательства».
К специальному основанию возникновения общей собственности следует отнести и получение имущества в период брака, так как согласно ст. 256 ГК РФ в этом случае вещь поступает в общую собственность, т.е. в собственность не только супруга, который ее приобрел, но и второго супруга.
Заметим, что в отношении договора как основания возникновения общей собственности исследователи отмечают, что таким образом может возникнуть только долевая собственность, поскольку общая совместная собственность возникает на основании закона, и, соответственно, по соглашению сторон такой вид общей собственности возникнуть не может <14>. Однако считаем, что это не совсем так. Общая совместная собственность на имущество согласно ст. 244 ГК РФ образуется в случаях, установленных законом, и, в частности, к таким случаям относится приобретение имущества супругами (ст. 256 ГК РФ) и участниками фермерского хозяйства (ст. 257 ГК РФ).
--------------------------------
<14> Право собственности: актуальные проблемы / Отв. ред. В.Н. Литовкин, Е.А. Суханов, В.В. Чубаров; ин-т законодат. и сравнит. правоведения. М., 2008. С. 367.

Согласно п. 1 ст. 42 СК РФ супруги, заключая брачный договор, вправе установить режим совместной собственности на имущество каждого из супругов, т.е. на то имущество, которое изначально не является общей совместной собственностью.
В отношении членов фермерского хозяйства такой однозначной формулировки Федеральный закон от 11 июня 2003 г. N 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» не содержит. В то же время в п. 4 ст. 6 указанного Закона закрепляется, что перечень объектов, входящих в состав имущества фермерского хозяйства, порядок формирования имущества фермерского хозяйства устанавливаются членами фермерского хозяйства по взаимному согласию. Следовательно, можно предположить, что участники фермерского хозяйства аналогично супругам вправе установить режим совместной собственности на отдельное имущество своих членов. Таким образом, правильнее говорить не о том, что общая совместная собственность не может возникнуть по договору, а о том, что такой договор могут заключить только лица, в отношении имущества которых закон устанавливает возможность существования режима общей совместной собственности.
Подводя итог данной части работы, мы можем отметить, что основной особенностью права общей собственности является множественность субъектов на стороне собственника. Такая множественность может возникнуть как в силу неделимости имущества, так и в силу специальных указаний закона или соглашения лиц. Необходимость законодательного урегулирования внутренних отношений между сособственниками предопределила появление правового института, целью которого является установление правил о согласовании воли сособственников при осуществлении принадлежащих им правомочий по владению, пользованию и распоряжению общим имуществом.
Применительно к супругам как участникам общей собственности законодатель не только определяет их правомочия в отношении общего имущества, но и регулирует вопрос о том, каким образом оно появляется именно в общей собственности. При этом он использует такой прием юридической техники, как правовая презумпция.
Презумпция — это «предположение, основанное на вероятности; признание факта юридически достоверным, пока не будет доказано обратное» <15>. В юридической (учебной и научной) литературе правовая презумпция рассматривается как «закрепленное в нормах права предположение о наличии или отсутствии юридических фактов, основанное на связи между ними и фактами наличными и подтвержденное предшествующим опытом» <16>. В основе презумпций лежат факты, существование которых предполагается установленным при доказанности по делу других фактов, указанных в законе. Законодатель вводит презумпции для установления наиболее целесообразного распределения обязанностей по доказыванию этих фактов между сторонами <17>, при этом сохраняют свое действие основные принципы права — законность, справедливость, добросовестность, а в гражданском процессуальном праве и состязательность самого процесса; все презумпции являются опровержимыми. Таким образом, презумпции в конкретном процессе не имеют преюдициального значения, а перераспределяют бремя доказывания юридически значимых фактов сторонами. Парадигму презумпций в современном праве, в том числе и семейном, составляют презумпции правовые (применяемые на основе нормативных правовых актов) — прямые (закрепленные в норме права), косвенные норме права прямо не закрепленные, а выводятся логически, путем толкования положений нормативных правовых актов) и фактические (применяемые как обычай) <18>.
--------------------------------
<15> Словарь русского языка: В 4 т. / РАН, Ин-т лингвист. исслед.; под ред. А.П. Евгеньевой. М., 1999. Т. 3: П — Р. С. 376.
<16> Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. Горький, 1974. С. 14.
<17> Коржаков И. Доказывание по делам о расторжении брака // Рос. юстиция. 1997. N 10. С. 47.
<18> Мосин С.А. Презумпции и принципы в конституционном праве Российской Федерации. М., 2009.

С одной стороны, данная вероятность вытекает из обычного хода вещей, доказана и проверена жизнью, опытом и принимается как само собой разумеющееся, поэтому презумпция не требует доказательств. В большинстве случаев презумпции являются достоверными, истинными и не требуют доказывания, поскольку представляют такое положение, выраженное прямо или косвенно в правовой норме, «которым какой-либо порядок явлений в области отношений, возникающих из человеческого поведения, признается обычным, нормальным и не требующим в силу этого специальных доказательств» <19>. По своей сути правовая презумпция — это «вывод, основанный на наблюдении повторяющихся аналогичных по содержанию явлений; умозаключение, полученное эмпирическим путем, о том, что определенные сходные условия дают основания для соответствующего вывода, в истинности которого нет оснований сомневаться» <20>.
--------------------------------
<19> Каминская В.И. Учение о правовых презумпциях в уголовном процессе. М.; Л., 1948. С. 3.
<20> Панько К.К. Презумпции в уголовном праве как прием законотворчества // Журн. рос. права. 2005. N 3.

Правовые презумпции и ситуационное регулирование как приемы регулирования правоотношений активно применяются в семейном праве. Это связано с тем, что семейные отношения основаны на личных и большей частью выходящих за пределы правового поля связях членов семьи. Именно использование законодателем указанных приемов позволяет обеспечить минимальное вмешательство государства в такую личную и замкнутую сферу человеческих отношений, как семья.
В то же время ситуационные нормы предполагают полное изучение и взвешенную оценку судом всех фактов из жизни семьи в целом и супругов в частности, например оценку их добросовестности, степени злостности уклонения от исполнения семейно-правовых обязанностей, наличия между супругами уважительных и иных личных отношений и пр. (ст. 11, п. 3 ст. 34, п. 2 ст. 39, п. 2 ст. 59, абз. 3 ст. 65, абз. 2, 3 и 5 ст. 69, п. 2 ст. 81, абз. 4 ст. 92, ст. 97, п. 2 ст. 114, п. 2 ст. 119, п. 1 ст. 128, абз. 5 ст. 130, абз. 2 п. 1 ст. 135 и другие статьи СК РФ), т.е. по своей сути ситуационные нормы все же позволяют вмешиваться государству в частную жизнь членов семьи. Тогда как применение презумпций, наоборот, дает возможность регулировать семейные отношения без вмешательства в сферу личных отношений членов семьи <21>. Здесь наиболее ярким примером является практическое применение презумпции отцовства супруга матери ребенка (п. 2 ст. 48 СК РФ): если супруг матери, не являясь биологическим отцом рожденного супругой (бывшей супругой) в браке с ним ребенка, не оспаривает свое отцовство, то государство в лице уполномоченных органов не вправе в инициативном порядке вносить изменения в книгу записи акта рождения ребенка в части сведений об отце ребенка, а также совершать иные действия, которые бы оспаривали отцовство данного мужчины.
--------------------------------
<21> Стражевич Ю.Н. Понятие и значение презумпции действительности брака // Северный регион: наука, образование, культура: науч. и культ.-просветит. журн. 2009. N 2 (20). С. 71.

Вводя презумпции как способ регулирования имущественных правоотношений супругов, законодатель преследует не только такую цель, как невмешательство в семейную жизнь. Целями закрепляемых презумпций будут также: 1) упрощение регулирования имущественных отношений супругов; 2) упрощение гражданского оборота имущества, входящего в состав общей собственности супругов; 3) обеспечение правовой безопасности участников гражданского оборота, вступающих в правоотношения с одним или обоими супругами.
В настоящее время СК РФ устанавливает две презумпции в отношении имущества, приобретенного супругами в период брака: презумпцию общности имущества, нажитого в браке (п. 1 ст. 34 СК РФ) и презумпцию согласия супруга на распоряжение другим супругом общим (движимым) имуществом (п. 2 ст. 35 СК РФ), которая является логическим продолжением презумпции общности имущества супругов.
Е.А. Чефранова отмечает, что базовый, основополагающий принцип правового регулирования имущественных отношений в семье находит яркое проявление в презумпции общности имущества, нажитого супругами в период брака <22>.
--------------------------------
<22> Чефранова Е.А. Имущественные отношения супругов: Науч.-практ. пособие. М., 2008. С. 33.

Данная презумпция закрепляется как в ГК РФ, так и в СК РФ. В ГК РФ она звучит следующим образом: «Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества» (ст. 256). В СК РФ сохраняется только первая часть указанной нормы: «…имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью» (ст. 34). Однако и в ГК РФ, и в СК РФ презумпция общности имущества супругов закрепляется не прямо, а косвенно, т.е. необходимо проводить анализ законодательных правил, регулирующих имущественные отношения супругов, для того, чтобы выявить ее содержание. В общем виде данная презумпция закрепляет ряд определенных правовых последствий для супругов, касающихся имущества, приобретенного супругами в браке.
Анализ норм ст. 34 и ст. 36 СК РФ позволяет выделить данные последствия:
— во-первых, все виды имущества, в том числе независимо от его регистрации на имя одного из супругов (дом, автомобиль, ценные бумаги и др.), имеют режим совместной собственности;
— во-вторых, все виды имущества, приобретенного в период брака, считаются общими независимо от того, включен законом тот или иной объект в перечень общего имущества или нет. Для того чтобы исключить тот или иной вид имущества из состава общности, наоборот, необходимо прямое указание закона на то, что данный вид имущества является раздельной собственностью одного из супругов <23>;
--------------------------------
<23> Антокольская М.В. Семейное право. М., 1996. С. 153.

— в-третьих, лицо, требующее отнесения приобретенного в период брака имущества к категории общего, не должно представлять никаких доказательств. Как пишет Н.Н. Тарусина, «данное лицо вполне может ограничиться так называемым голым утверждением факта, а лицо, требующее исключить данный имущественный объект из общности, должно доказать правомерность своей претензии» <24>. При недоказанности факта решение выносится в пользу первого супруга.
--------------------------------
<24> Тарусина Н.Н. Семейное право. М., 2001. С. 127.

Таким образом, правовая презумпция общности имущества супругов призвана предопределять бремя доказывания в судебных спорах между супругами о разделе имущества, при этом под ее покровительством находится лицо, требующее отнесения имущества, приобретенного в период брака, к категории общего.
В контексте вышесказанного необходимо заметить, что данная семейно-правовая презумпция в отношении жилых помещений, предоставленных военнослужащим в рамках накопительно-ипотечной системы (далее — НИС) жилищного обеспечения, игнорируется нормами отраслевого законодательства: право собственности на жилое помещение, приобретенное военнослужащим — участником НИС на средства целевого жилищного займа и ипотечного кредита, возникает только у самого военнослужащего и не распространяется на супругу (супруга) военнослужащего как во время брака, так и после его расторжения.
Согласно второй презумпции — презумпции согласия — при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Данная презумпция не распространяется на сделки с недвижимым имуществом и сделки, которые требуют государственной регистрации и (или) нотариального удостоверения (отчуждения недвижимого имущества под выплату ренты (ст. 584 ГК РФ), купли-продажи, дарения объектов недвижимости (ст. 551, п. 3 ст. 574 ГК РФ) и пр.). Для совершения такой сделки супруг должен получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга (п. 3 ст. 35 СК РФ).
Подпадая под действие презумпции согласия, с момента регистрации брака фактически каждый из супругов получает право распоряжаться общей совместной собственностью самостоятельно, так как предполагается, что граждане (мужчина и женщина), заключив брак, совместно решают, как выстраивать свои имущественные отношения, в частности, в случае совершения сделок с общим имуществом.
Несмотря на то что презумпция согласия не является предметом настоящего исследования, считаем необходимым отметить, что данная презумпция не способствует охране и защите имущественных прав супругов как участников общей совместной собственности. Это связано с тем, что в случае, если сделка была совершена супругом без согласия другого, последний может обратиться с требованием о признании ее недействительной, если имеет доказательство того, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о его несогласии на ее совершение (п. 3 ст. 253 ГК РФ, ч. 2 п. 2 ст. 35 СК РФ). В судебной практике такие споры очень сложны, поскольку доказать факт информирования приобретателя практически невозможно. Доказать такую возможность, пожалуй, можно только в случаях существенного занижения цены, особого состояния супруга, при котором он не мог понимать значения своих действий (алкогольное или наркотическое опьянение), а также если стороной по сделке являлось лицо, близкое к супругам, которое могло знать о том, какие отношения по поводу имущества складываются у супругов.
Более того, действующее правовое регулирование приобретения военнослужащим жилого помещения в рамках целевого жилищного займа и указанного кредитного продукта не содержит требования о получении нотариально удостоверенного согласия второго супруга на совершение сделки, что опять же отменяет применение к имущественным отношениям супругов по поводу такого жилого помещения норм СК РФ о распоряжении имуществом супругов.
Таким образом, законодатель, вводя в целях упрощения гражданского оборота и защиты контрагентов супругов презумпцию согласия по распоряжению общим имуществом, тем самым заведомо усложнил взаимоотношения между самими супругами и возможность защиты одним супругом своих прав в случае недобросовестного поведения другого.
Возвращаясь к рассмотрению презумпции общности имущества супругов, нужно отметить следующее.
Согласно п. 1 ст. 34 СК РФ совместной собственностью супругов является имущество, нажитое супругами во время брака. Основанием возникновения общности нажитого в браке имущества является наличие вложения каждого из супругов в приобретение или сбережение имущества (приносящей доход деятельностью или же работой по дому). Так, в силу п. 3 ст. 34 СК РФ супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми (не обязательно общими) или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода, также принадлежит право на общее имущество.
Данная норма прямо не определяет, что такой супруг обладает правами на общее имущество, равными правам имеющего самостоятельный доход супруга <25>. Вывод о равенстве имущественных прав супругов следует из содержания и смысла п. п. 1 и 2 ст. 39 СК РФ: при разделе общего имущества и определении в нем долей доли супругов признаются равными и суду предоставляется право отступить от начала равенства долей в пользу получавшего доходы супруга, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам. Этот же вывод о равенстве прав вытекает из самого понятия совместной собственности (ст. 244 ГК РФ) и из содержания п. 2 ст. 34 СК РФ: к общему имуществу супругов относится любое имущество независимо от того, кем из супругов внесены денежные средства.
--------------------------------
<25> Артемьева Н.В. Совместная собственность супругов: актуальные вопросы правового регулирования и практика применения // Бюл. нотариальной практики. 2003. N 6. С. 5.

Исходя из вышесказанного следует признать, что фактической предпосылкой возникновения общности является наличие вложения каждым из супругов в приобретение или сбережение имущества своей деятельности (это может быть деятельность, приносящая доход или же не приносящая, как работа по дому, но направленная на сохранение общего имущества).
Однако следует учитывать и тот факт, что в современном российском праве брак не создает для супругов обязанности проживать совместно: согласно п. 1 ст. 31 СК РФ каждый из супругов свободен в выборе мест пребывания и жительства. Раздельное проживание не всегда означает фактический распад семьи, что может быть связано, например, с особенностями социально-экономического и материального положения военнослужащих, правового регулирования военно-служебных отношений, географическими и климатическими особенностями места прохождения службы, возможностью обеспечения различных потребностей военнослужащих и членов их семей (культурно-эстетических, образовательных и пр.) <26>. Наиболее ярко возможность раздельного проживания семьи, связанная с особенностями трудовой или служебной деятельности, проявляется в условиях военной службы. Это объясняется тем, что обязанности военнослужащего нередко предполагают необходимость прохождения военной службы в удаленных местностях, в условиях ведения военных действий, участия в длительных походах военных кораблей, учениях и т.д. Данные обстоятельства часто вызывают необходимость раздельного проживания военнослужащего с семьей. В этих случаях, конечно же, разговоры о распаде семьи военнослужащего, связанные с раздельным проживанием супругов, неуместны.
--------------------------------
<26> Туринцева Е.А. Особенности становления и развития семьи военнослужащего в условиях закрытой социальной системы: Автореф. дис. … канд. соц. наук. М., 2011. С. 1; Соловьев В.В. Правовое положение семьи военнослужащего в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 1 — 2; Конохов М.В. Гражданские права и обязанности военнослужащих в период Великой Отечественной войны: Дис. … канд. юрид. наук (ДСП). М., 2012. С. 3 — 4, 107 — 109.

В соответствии с п. 4 ст. 38 СК РФ суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при фактическом прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них. Данную норму следует рассматривать как исключение из общего правила, так как закон связывает наступление определенных правовых последствий частности, возникновение имущественных прав и обязанностей супругов и их прекращение) с браком, заключенным в установленном порядке, и соответственно с разводом, оформленным также надлежащим образом органе загса или в суде). Поэтому суд вправе, а не обязан признавать имущество, нажитое супругами в период раздельного проживания, вызванного фактическим распадом брака, личной собственностью каждого из них. Тем более что источником приобретения супругами имущества и в этот период могут быть их общие, а не личные средства.
Раздельное проживание супругов, вызванное обстоятельствами иного характера (учеба, длительная командировка, срочная служба или служба на контрактной основе в Вооруженных Силах Российской Федерации и т.п.), не может влиять на принцип общности имущества, нажитого в браке. Однако чаще всего длительное проживание супругов вне супружеского дома является следствием прекращения супружеских отношений. Фактический развод означает и прекращение ведения общего хозяйства. Таким образом, имущество, приобретенное в этот период каждым из супругов, в действительности не является нажитым супругами совместно, и п. 4 ст. 38 СК РФ предоставляет суду право признавать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них.
С учетом сказанного можно отметить, что данное суду право «преодолевает» презумпцию общности имущества супругов и переводит имущество супругов из категории «общая совместная собственность» в категорию «общая долевая собственность», при которой перестают действовать нормы, регулирующие порядок пользования и распоряжения общим имуществом, установленные ст. 35 СК РФ, и нормы о разделе общего имущества супругов и определении долей при его осуществлении (ст. ст. 38 и 39 СК РФ), а также презумпция согласия супруга на распоряжение другим супругом общим движимым имуществом (п. 2 ст. 35 СК РФ).
В совместной собственности супругов, как следует из ГК РФ, может находиться любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, не изъятое из гражданского оборота, количество и стоимость которого не ограничиваются, за отдельными исключениями, предусмотренными законом (ст. ст. 128 — 129, п. п. 1 — 2 ст. 213 ГК РФ).
Согласно п. 2 ст. 34 СК РФ к общему имуществу супругов относятся:
а) доходы каждого из супругов от трудовой и предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности. При этом доходы каждого из супругов в состав общего имущества включаются только с момента их получения. Следует отметить особенности правового регулирования отношений в сфере интеллектуальных прав: с 1 января 2008 г. исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит автору такого результата <27>, т.е. является его личной (раздельной) собственностью, а доходы от его использования во время брака — общей собственностью супругов;
--------------------------------
<27> Федеральный закон от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

б) полученные пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения последним относятся суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и др.);
в) приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, доли в капитале, вклады, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации.
Приведенный перечень общего имущества супругов не носит исчерпывающего характера и дает лишь примерное представление о составе общего имущества супругов, поскольку при определении того, относится или нет имущество к общей совместной собственности супругов, законодатель рекомендует пользоваться рассматриваемой «презумпцией общности имущества супругов».
Однако в современном российском законодательстве, регулирующем имущественные отношения супругов, если один или оба супруга имеют специальный правовой статус, имеется ряд норм, не соответствующих нормам СК РФ об общности супружеского имущества и опровергающих соответствующую презумпцию. Например, Федеральный закон от 20 августа 2004 г. N 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» <28> формирует следующий подход: супруги не имеют равных прав на жилое помещение, приобретенное за счет части накоплений с использованием целевого жилищного займа. И, как следствие, в случае расторжения брака жилое помещение, приобретенное за счет средств НИС, разделу между супругами не подлежит, а супругу-невоеннослужащему не полагается компенсация стоимости его «доли» в этом жилом помещении за счет иного имущества, которое супруги делят.
--------------------------------
<28> Федеральный закон от 20 августа 2004 г. N 117-ФЗ «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих».

Если квартира была приобретена одним из супругов на денежные средства, выделенные на основании приказа в связи с прохождением военной службы, суд должен изучить специальный целевой характер этой единовременной денежной суммы <29>, а доказательства целевого выделения средств на приобретение жилого помещения с использованием средств НИС должен предоставлять сам военнослужащий.
--------------------------------
<29> См., напр.: Постановление Пленума Верховного Суда Рос. Федерации от 29 мая 2014 г. N 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» // Рос. газ. 2014. 4 июня.

Так, Ю. обратилась с иском к П. о разделе совместно нажитого имущества в виде квартиры, о признании за ней права собственности на ½ доли в праве на квартиру. Ответчик иск не признал, поскольку приобрел квартиру частично за счет личных средств (компенсации, полученной за прохождение военной службы на территории Чеченской Республики, и пр.). Поскольку ответчик не подтвердил указанные обстоятельства документально, суд удовлетворил требования истицы <30>.
--------------------------------
<30> Заочное решение Ленинского районного суда г. Красноярска от 11 июня 2009 г. // Судебная практика по гражданским делам. Брачно-семейные споры: Практ. пособие / С.В. Асташов и др. М., 2011.

В случае выделения денежных средств на всех членов семьи (при нуждаемости и состоянии на учете нуждающихся членов семьи) доли в приобретенном жилье являются равными <31>. В противном случае это личная собственность супруга, получившего целевые выплаты.
--------------------------------
<31> Беспалов Ю.Ф., Гордеюк Д.В. Комментарий к судебной практике по семейным делам. М., 2005. С. 33.

Следует отметить, что данная норма нарушает имущественные права супруга-невоеннослужащего, который не учитывается при приобретении жилого помещения с использованием НИС и не становится ни титульным, ни фактическим силу брака и правил об общности имущества супругов) совладельцем данного вида недвижимости. Споры о праве собственности супруги (-а) военнослужащего на жилые помещения, приобретенные с использованием средств НИС, неоднократно становились предметом рассмотрения в российских судах при разрешении споров между супругами по поводу отнесения жилого помещения, приобретенного с помощью средств НИС.
Так, согласно позиции одного из судов законодательство, регулирующее механизм предоставления целевого жилищного займа по указанной системе, предусматривает участие в этом только военнослужащих и никак не связывает возможность включения военнослужащего в реестр участников накопительно-ипотечной программы с наличием или отсутствием у него семьи. Необходимость согласия супруги на сделку по приобретению недвижимого имущества является обязательным условием для регистрации сделки — договора купли-продажи, но наличие или отсутствие такого согласия не влияет на выдачу или невыдачу лицу, состоящему в браке, целевого жилищного займа в рамках программы по ипотечному кредитованию военнослужащих. Размер накопительного взноса на одного участника НИС, включенного в реестр, устанавливается ежегодно федеральным законом о федеральном бюджете на год внесения накопительного взноса . 2 ст. 5 Федерального закона о накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих). Размер накопительного взноса на одного участника определяется Правительством Российской Федерации. Характер военной службы, предусматривающей выполнение специфических задач, которые сопряжены с опасностью для жизни и здоровья, а также с иными специфическими условиями прохождения службы, обусловливает правовой статус военнослужащих, что выражается, в частности, в порядке обеспечения их жильем на основе специального законодательства и по специальным правилам. Государством предоставлена военнослужащим возможность решения жилищной проблемы посредством участия в рассматриваемой системе обеспечения жильем, которая, а также денежная сумма, выделяемая на это, в рамках ипотечной жилищной программы, не связаны с наличием у военнослужащего семьи, детей. Иное необоснованно ставило бы под сомнение жилищные права военнослужащих, не имеющих семей. Таким образом, если спорная квартира приобретена в браке, но на средства, предоставленные государством ответчику как военнослужащему, что не связано с количеством членов семьи и с тем, состоит он в браке или нет, то квартира является собственностью только ответчика и не может быть включена в состав совместно нажитого в браке имущества, в связи с чем не подлежит разделу, а требование супруга (супруги) военнослужащего о разделе такой квартиры не подлежит удовлетворению <32>.
--------------------------------
<32> Бакович М.Я., Свиридов Д.Э. Военная ипотека: вопросы раздела имущества (по материалам судебной практики) // Право в Вооруженных Силах. 2013. N 1. С. 50 — 54.

Следует отметить, что такое разрешение споров противоречит не только общим принципам семейного законодательства о равенстве супругов и косвенно закрепленной презумпции добросовестности участников семейных отношений (п. 2 ст. 39, п. 5 ст. 87, ст. 92 и другие статьи СК РФ), но и конституционному принципу защиты семьи, детства, материнства и отцовства, поскольку изначально отдает предпочтение одному из супругов в регулировании имущественных отношений <33>. При таком подходе к определению юридической судьбы жилого помещения, приобретенного с помощью средств НИС, правоприменитель исходит, как представляется, из целевого характера предназначения предоставления этих средств: они предоставляются специальному субъекту — военнослужащему для удовлетворения специфических потребностей — потребностей в жилище.
--------------------------------
<33> О проблемах гендерного равенства супругов см.: Слепко Г.Е. Гендерное равенство и его отражение в семейном и военном законодательстве и судебной практике // Семейное и жилищное право. 2014. N 6. С. 29 — 33.

Однако в данном случае правоприменитель, по нашему мнению, расширительно толкует положения п. 2 ст. 34 СК РФ о том, что к «общему имуществу супругов относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие) (выделено нами. — Г.С., Ю.С., А.Т.)». Как видно из текста статьи, суммы целевого назначения, перечисленные в данной норме, имеют компенсационный, вспомогательный характер, в то время как жилое помещение по накопительно-ипотечной программе выделяется в связи с исполнением получателем средств военно-служебных обязанностей, т.е. по смыслу ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» и по своей фактической и юридической сущности — трудовой функции. Согласно п. 2 ст. 34 СК РФ доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, которые могут иметь не только денежную, но и натуральную форму (ст. 31 ТК РФ), относятся к общему имуществу супругов, соответственно и жилое помещение, приобретенное на средства, предоставляемые государством (работодателем) за выполнение трудовой функции (обеспечение обороны и безопасности государства), должно входить в состав общего имущества супругов и подлежать разделу в соответствии с нормами СК РФ.
Таким образом, приобретаемое военнослужащим жилое помещение в рамках накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих должно являться собственностью не только военнослужащего, но и членов его семьи, в частности супруга, поскольку право на жилищное обеспечение имеют не только военнослужащий, но и члены его семьи. В этом случае будет соблюдено конституционное право на жилище как военнослужащего, так и членов его семьи.
С учетом вышесказанного считаем, что необходимо привести нормы Федерального закона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих» в соответствие с положениями ГК РФ и СК РФ об общей собственности и общей совместной собственности супругов, в частности, при разрешении вопроса отнесения имущества, нажитого в период брака, к общей совместной собственности на основании использования такого правового приема, как презумпция общности имущества супругов. Только при использовании правовой презумпции общности имущества супругов, под чьим покровительством находится лицо, требующее отнесения имущества, приобретенного в период брака, к категории общего, возможно восстановление социальной справедливости в отношении правового регулирования вопроса о возникновении права общей собственности на жилье, предоставляемое супругу-военнослужащему.

Автор: Г.Е. Слипко, Ю.Н. Стражевич, А.И.Ткачев

Источник: Консультант Плюс

Библиографический список

1. Антокольская М.В. Семейное право. М.: Юристъ, 1996.
2. Артемьева Н.В. Совместная собственность супругов: актуальные вопросы правового регулирования и практика применения // Бюл. нотариальной практики. 2003. N 6.
3. Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. Горький, 1974.
4. Бакович М.Я. Военная ипотека: вопросы раздела имущества (по материалам судебной практики) // Право в Вооруженных Силах. 2013. N 1.
5. Беспалов Ю.Ф., Гордеюк Д.В. Комментарий к судебной практике по семейным делам. М.: Ось-89, 2005.
6. Гражданский кодекс Российской Федерации. Ценные бумаги. Защита чести, достоинства и деловой репутации. Охрана частной жизни. Постатейный комментарий к главам 6 — 8 / В.В. Андропов и др.; под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2014.
7. Евсеев Е.Ф. Правовой режим делимых и неделимых вещей // Адвокат. 2010. N 3.
8. Каминская В.И. Учение о правовых презумпциях в уголовном процессе. М.; Л., 1948.
9. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2005.
10. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая: Учеб.-практ. коммен. (постатейный) / Под ред. А.П. Сергеева. М.: Проспект, 2010.
11. Конохов М.В. Гражданские права и обязанности военнослужащих в период Великой Отечественной войны: Дис. … канд. юрид. наук (ДСП). М., 2012.
12. Коржаков И. Доказывание по делам о расторжении брака // Рос. юстиция. 1997. N 10.
13. Мосин С.А. Презумпции и принципы в конституционном праве Российской Федерации. М.: Юстицинформ, 2009.
14. Панько К.К. Презумпции в уголовном праве как прием законотворчества // Журн. рос. права. 2005. N 3.
15. Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2011.
16. Право собственности: актуальные проблемы / Отв. ред. В.Н. Литовкин, Е.А. Суханов, В.В. Чубаров; Ин-т законодат. и сравнит. правоведения. М.: Статут, 2008.
17. Пухан И., Поленак-Акимовская М. Римское право: Учеб. / Пер. с макед. В.А. Томсинова, Ю.В. Филиппова; под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 1999.
18. Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении: практ. вопросы. М., 2004.
19. Слепко Г.Е. Гендерное равенство и его отражение в семейном и военном законодательстве и судебной практике // Семейное и жилищное право. 2014. N 6.
20. Словарь русского языка: В 4 т. / РАН, Ин-т лингвист. исслед.; под ред. А.П. Евгеньевой. М.: Рус. яз.; Полиграфресурсы, 1999.
21. Соловьев В.В. Правовое положение семьи военнослужащего в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007.
22. Стражевич Ю.Н. Понятие и значение презумпции действительности брака // Северный регион: наука, образование, культура: науч. и культ.-просветит. журн. 2009. N 2 (20).
23. Стражевич Ю.Н., Слепко Г.Е. Наследственное преемство и авторские права: соотношение и особенности правового регулирования // Судья. 2014. N 3.
24. Судебная практика по гражданским делам. Брачно-семейные споры: Практ. пособие / Н.В. Бугаенко и др. М.: Проспект, 2011.
25. Тарусина Н.Н. Семейное право. М.: Проспект, 2001.
26. Туринцева Е.А. Особенности становления и развития семьи военнослужащего в условиях закрытой социальной системы: Автореф. дис. … канд. соц. наук. М., 2011.
27. Чефранова Е.А. Имущественные отношения супругов: Науч.-практ. пособие. М.: Эксмо, 2008.

Судебная практика

Раздел между супругами жилого помещения, находящегося в залоге

24.06.2016( 2707  )

В статье рассмотрены теоретические и практические проблемы раздела между супругами (бывшими супругами) жилого помещения, приобретенного с использованием кредитных средств банка или иной кредитной организации.

Проблемы раздела жилого помещения между бывшими супругами

24.06.2016( 2093  )

Раздел совместно нажитого имущества между бывшими супругами в судебной практике явление заурядное. Однако, когда предметом иска становится жилое помещение, дела о разделе имущества часто приобретают сложный характер, так как участники процесса в лице истцов и ответчиков стараются отойти от правила раздела имущества, находившегося в законном режиме пользования супругов, и пересмотреть размер причитающихся им долей.

Порядок встреч с ребенком

21.06.2016( 1902  )

В статье анализируется современная судебная практика рассмотрения споров об определении места жительства ребенка.

Залог недвижимости и права бывших супругов

17.06.2016( 1230  )

Обеспечение в виде недвижимости не так надежно, как может показаться на первый взгляд, если залогодателем является гражданин, ранее состоявший в браке. Рассмотрим все риски, которые грозят не только банку, но и самим бывшим супругам залогодателей в таких ситуациях.

Поручение без согласия супруга

15.06.2016( 818  )

Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены.

Постановления судов в практике по семейно-правовым спорам

14.06.2016( 918  )

В статье анализируются проблемы исполнения различных постановлений судов при регистрации соответствующих актов гражданского состояния. Отмечается несоответствие положений семейного, гражданского процессуального и специального законодательства об актах гражданского состояния. Доказывается недопустимость заключения мирового соглашения о расторжении брака, направления в органы ЗАГС выписок из судебных решений по отдельным категориям дел.

алименты   алименты детям   взыскание алиментов   Вселение   выплата алиментов   Выселение   детские   долги супругов   заключение брака   Имущественный налоговый вычет   Имущество супругов   Исковая давность   Лишение родительских прав   Материнский капитал   место жительства ребенка   место проживания ребенка   недействительность брака   Ограничение родительских прав   опека   порядок общения с ребенком   Пособия   постановка на учет   права детей   Права несовершеннолетних   Права родителей   право пользования   прекращение брака   равенство долей   развод   развод суд   раздел дома   Раздел имущества   раздел имущества супругов   разрешение органов опеки   расторжение брака   сделка   собственность супругов   совместная собственность   совместная собственность супругов   Споры о детях   Срок исковой давности   удочерение   установление отцовства   Установление происхождения детей   Усыновление   фиктивный брак