г.Москва, Малый Гнездниковский переулок, дом 12 +7 (495) 649 11 65, +7 (985) 763 90 66

Статьи

Наследование по закону с участием ребенка

24.11.2015(1224  )

Непосредственно наследованию по закону посвящена глава 63 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Отдельные вопросы наследования по закону урегулированы и другими нормами раздела V части третьей ГК РФ и Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4462-1, а также соглашениями государств-участников Содружества Независимых Государств (Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 1993 г.; Кишинев, 2002 г.)) и другими нормативными правовыми актами. Разъяснения по поводу наследования по закону даны в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании».
Вместе с тем, нам представляется, что действующим в настоящее время законодательством недостаточно урегулированы наследственно-правовой статус ребенка и специфика осуществления им прав при наследовании по закону. В правоприменительной деятельности нотариусов и судов отсутствует единство в применении отдельных норм о наследовании с участием ребенка.
В данной статье мы исследуем часть проблем наследования по закону с участием ребенка, подлежащих в первую очередь теоретическому разрешению.
Отметим, что наследование по закону предусматривает: очередность наследников; равенство их долей, за некоторыми исключениями; множественность субъекта на стороне ребенка; заменимость ребенка в наследственном правоотношении; наследование по праву представления; наследование усыновленным ребенком; обязательную долю ребенка в наследстве; принятие ребенком наследства; охрану наследственных прав ребенка при разделе наследства и многие другие вопросы, которые в целом свидетельствуют об особом наследственно-правовом статусе ребенка и его наследственно-правовом положении.
Одним из вопросов при наследовании по закону, а впрочем, и по завещанию, является вопрос о начале наследственной правоспособности ребенка. Данный вопрос прямо либо косвенно исследовался в научной литературе <1>.
--------------------------------
<1> См.: Капитонова Е.А. Ребенок как правовой модус существования человека в современном мире // Надежность и качество: труды Международного симпозиума: В 2 т. / Под ред. Н.К. Юркова. Пенза: Информационно-издательский центр ПензГУ, 2009. Т. 2. С. 354 — 356; Беседкина Н.И. Права неродившегося ребенка // Государство и право. 2006. N 4. С. 54 — 60; Летова Н.В. Правовой статус ребенка в гражданском и семейном праве: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2013 и др.

Одни ученые отмечают, что человек субъектом права становится еще до его рождения. Другие, напротив, исходят из того, что начало возникновения правоспособности не связано с положениями гражданского законодательства, предусматривающими защиту наследственных прав будущего ребенка <2>.
--------------------------------
<2> Гражданское право. Часть первая: Учебник / Отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Маслеев. М.: Юристъ, 2005; Гражданское право: В 2 т. Том 1: Учебник / Отв. ред. проф. Е.И. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: БЕК, 1998. С. 170 и др.

Нам представляется справедливой и обоснованной позиция Е.А. Капитоновой о том, что «закон признает и охраняет определенные права зародыша» <3>. Аналогичного мнения придерживается и Н.И. Беседкина. Она полагает, что «в соответствии с принципом симметрии начало человеческой жизни (по аналогии с ее концом) с правовой точки зрения должно быть связано с началом функционирования ствола мозга. Последние достижения биологической науки свидетельствуют о необходимости защиты прав неродившегося ребенка, начиная с возраста шести недель от зачатия» <4>.
--------------------------------
<3> Капитонова Е.А. Указ. раб.
<4> Беседкина Н.И. Конституционно-правовая защита прав неродившегося ребенка в Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 67.

Нам представляется, что, в частности, ст. 1166 ГК РФ подтверждает данные суждения. Положения данной статьи направлены на охрану права неродившегося ребенка, но зачатого при жизни наследодателя на раздел наследства.
Таким образом, можно утверждать, что наследственная правоспособность возникает с начала зачатия ребенка как потенциального человека. Данное положение необходимо распространить и на другие наследственные права ребенка. Например, предусмотреть право завещать наследство эмбриону (плоду), при условии определения его имени родителями до рождения письменным соглашением между ними.
Нам видится, что российское законодательство, по меньшей мере, несправедливо определяет размер доли ребенка при наследовании по закону, уравнивая его с пережившим супругом <5>. Помимо супружеской доли переживший супруг наравне с родственниками по происхождению призывается к наследованию в качестве наследника первой очереди и имеет право на такую же долю, как и ребенок наследодателя. Законодательство тем самым ущемляет право ребенка на наследство при наследовании по закону. Переживший супруг привлекается к наследованию независимо от времени пребывания в браке. Не случайно получили распространение в РФ мошеннические, предпринимательские, мнимые и фиктивные браки <6>, одной из целей которых является наследование после смерти супруга.
--------------------------------
<5> Об ограничениях наследственных прав супругов в отдельных постсоветских странах см.: Блинков О.Е. Наследственные права супругов в государствах-участниках Содружества Независимых Государств и Балтии // Нотариус. 2006. N 5. С. 34 — 38.
<6> Об этом см.: Беспалов А.Ю. Недействительность брака по семейному законодательству Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2013.

Для восстановления справедливости необходимо пересмотреть ст. 1142 ГК РФ, наделить пережившего супруга правом на призвание к наследованию по закону первой очереди лишь в случае пребывания в браке не менее десяти лет. Во всех других случаях переживший супруг привлекается к наследованию в качестве наследника шестой очереди.
Несправедливым является и правило о размере обязательной доли ребенка и других иждивенцев. Согласно ст. 1149 ГК РФ ребенок наряду с другими иждивенцами, в том числе пережившим супругом, а также иными лицами, не относящимися к родственникам, имеет право на обязательную долю в размере не менее половины доли, которая причиталась бы ему при наследовании по закону <7>. Обязательная доля ребенка не может быть равной обязательной доле иных лиц, не относящихся к родственникам. Нам видится, что обязательная доля других лиц должна быть меньше обязательной доли ребенка и составлять не менее ¼ доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону. Обязательная доля ребенка не может быть меньше ⅔ от доли, наследуемой по закону.
--------------------------------
<7> Подробно см.: Блинков О.Е. Наследственно-правовой статус иждивенцев в странах СНГ и Балтии // Юрист. 2006. N 6. С. 45 — 48.

Находим необходимым для защиты прав ребенка после отмены усыновления предусмотреть правило об обязательной доле такого ребенка с начала отмены усыновления до совершеннолетия в наследстве умершего бывшего усыновителя. При отмене усыновления суд должен обсудить этот вопрос. В настоящее время ребенок после отмены усыновления вправе рассчитывать на алименты со стороны бывшего усыновителя (ст. 143 Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ)). Более того, осуществление этого права связано с усмотрением суда.
Следует обратить внимание и на следующие проблемы.
Ныне действующее российское семейное и административное законодательство не предусматривает установление происхождения: детей, зачатых и родившихся после смерти лица, чей генетический материал использовался; детей, зачатых и родившихся в результате анонимного донорства; детей, родившихся с использованием генетического материала иностранца или одинокого мужчины, т.е. лиц, не обладающих правом на участие в отношениях по поводу применения методов вспомогательных репродуктивных технологий. Статья 55 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» наделяет правом на участие в отношениях, возникающих в связи с применением вспомогательных репродуктивных технологий, мужчину и женщину, как состоящих, так и не состоящих в браке, и одинокую женщину. Об одиноких мужчинах, иностранцах, о посмертной репродукции, анонимном донорстве, влекущих возникновение родительских и иных прав, в данной статье правил не содержится.
Такое положение явно не отвечает интересам родившегося ребенка и ставит детей в неравное правовое положение, лишает их права наследовать. Разве можно признать такое законодательство отвечающим Конвенции ООН о правах ребенка, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод? В такой ситуации видится один выход — установить правила, предусматривающие установление происхождения детей: зачатых и родившихся после смерти лиц, чей генетический материал использовался; зачатых и родившихся в результате анонимного донорства; зачатых и родившихся с использованием генетического материала иностранца или одинокого российского мужчины.
Судебная практика свидетельствует о том, что одинокие мужчины, принявшие участие в подобных отношениях, признаются отцами в отношении родившихся детей. Так, Решением Хамовнического районного суда г. Москвы от 15 февраля 2013 г. удовлетворен иск одинокого мужчины С.В.П., который признан отцом и единственным родителем ребенка женского пола, рожденного 4 декабря 2012 г. суррогатной матерью Д.Ш.Г. Хамовнический отдел ЗАГС Управления ЗАГС г. Москвы обязан судом произвести государственную регистрацию рождения ребенка женского пола, рожденного 4 декабря 2012 г. суррогатной матерью Д.Ш.Г., указав в графе «отец» — С.В.П., в графе «мать» — «неизвестна». Аналогичные Решения приняты Головинским районным судом г. Москвы 20 марта 2013 г. и Перовским районным судом г. Москвы 25 марта 2013 г. <8>
--------------------------------
<8> Архив Хамовнического районного суда г. Москвы (дело N 2-497/13); архив Головинского районного суда г. Москвы (дело N 2-1251/13); архив Перовского районного суда г. Москвы (дело N 2-2023/1-2013).

Вместе с тем, наследование детей, зачатых и родившихся после смерти лиц, чей генетический материал использовался, по отношению к этим лицам следовало бы ограничить сроком рождения ребенка после смерти лица в виде одного года. За рамками этого срока вряд ли будет возможно наследование по причине несохранения наследства, принятия его другими лицами и по иным причинам.
Анонимное донорство лишает ребенка всех наследственных прав. Надо полагать, что возможно раскрытие имени лица, чей генетический материал использован анонимно, в месячный срок со дня рождения ребенка, либо следует создать фонд, обеспечивающий содержание детей, родившихся с использованием анонимного генетического материала. Такой фонд может быть создан за счет средств, полученных в результате использования природных ресурсов Российской Федерации как общенародного достояния; средств, полученных за счет штрафа как уголовного наказания лиц, осужденных за взяточничество и преступления против семьи и несовершеннолетних.
Однако отметим, что Верховный Суд РФ Решением от 13 января 2011 г. N ГКПИ10-1601 отказал Н.Т.В. в удовлетворении заявления о признании частично не действующим пункта 6 Инструкции по применению методов вспомогательных репродуктивных технологий, утв. Приказом Минздрава РФ от 26 февраля 2003 г. N 67, указав в Решении следующее: «Согласно статье 35 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. N 5487-1 (далее — Основы законодательства) каждая совершеннолетняя женщина детородного возраста имеет право на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона. Искусственное оплодотворение женщины и имплантация эмбриона осуществляются в учреждениях, получивших лицензию на медицинскую деятельность, при наличии письменного согласия супругов (одинокой женщины). Сведения о проведенных искусственном оплодотворении и имплантации эмбриона, а также о личности донора составляют врачебную тайну. Женщина имеет право на информацию о процедуре искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона, о медицинских и правовых аспектах ее последствий, о данных медико-генетического обследования, внешних данных и национальности донора, предоставляемую врачом, осуществляющим медицинское вмешательство.
Из приведенных законоположений видно, что искусственное оплодотворение одинокой женщины в учреждениях, получивших лицензию на медицинскую деятельность, возможно лишь при наличии ее письменного согласия на применение в отношении нее методов вспомогательных репродуктивных технологий (далее — ВРТ). При этом информация о личности донора законодателем отнесена к врачебной тайне, предоставление которой без согласия гражданина допускается лишь в случаях, предусмотренных статьей 61 Основ законодательства. Перечень информации о доноре, которую может получить женщина, обратившаяся за оказанием специализированной медицинской помощи с применением ВРТ, статьей 35 Основ законодательства ограничен данными его медико-генетического обследования, внешними данными и национальностью. В свою очередь донор также не имеет права на информацию о результатах использования его биологического материала, и его письменного согласия на применение метода искусственного оплодотворения не требуется.
Женщина, обращаясь в медицинское учреждение с целью искусственного оплодотворения, вступает в правоотношения с данным учреждением, которое заранее предупреждает ее о том, что донор не берет на себя родительские обязанности по отношению к будущему ребенку. Донор также вступает в правоотношения с медицинским учреждением, которое с момента сдачи биологического материала приобретает на него все права и несет ответственность за его использование в медицинских целях.
Таким образом, женщина, родившая ребенка в результате искусственного оплодотворения, и донор не вступают друг с другом в какие-либо правоотношения, в связи с чем положения статьи 49 СК РФ об установлении отцовства в судебном порядке к данным случаям неприменимы и такой донор не может быть признан отцом ребенка, зачатого с применением ВРТ.
Соответственно, отсутствует какое-либо противоречие пункта 6 Инструкции и статье 80 названного Кодекса, регулирующей обязанности родителей по содержанию несовершеннолетних детей, а также части 2 статьи 19 Конституции Российской Федерации, гарантирующей равенство прав и свобод человека и гражданина.
Согласно пункту 1 статьи 5 Основ законодательства к полномочиям федеральных органов государственной власти в области охраны здоровья граждан относится принятие и изменение федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации в области охраны здоровья граждан, надзор и контроль за их соблюдением и исполнением. Действовавшим на момент принятия Инструкции Положением о Министерстве здравоохранения Российской Федерации, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 апреля 2002 г. N 284, было определено, что указанное Министерство является федеральным органом исполнительной власти, проводящим государственную политику и осуществляющим управление в сфере здравоохранения (пункт 1), и наделено полномочиями по изданию в установленном порядке в пределах его компетенции нормативных правовых актов (пункт 7). Следовательно, утверждая Инструкцию, Министерство здравоохранения Российской Федерации не вышло за пределы своих полномочий» <9>.
--------------------------------
<9> Решение Верховного Суда РФ от 13 января 2011 г. N ГКПИ10-1601 «Об отказе в удовлетворении заявления о признании частично недействующим пункта 6 Инструкции по применению методов вспомогательных репродуктивных технологий, утв. Приказом Минздрава РФ от 26.02.2003 N 67» // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения 01.05.2014).

Надо полагать, что и анонимное донорство не должно лишать ребенка наследственных прав.
Правовой интерес вызывает Постановление Европейского суда по правам человека от 15 марта 2012 г. по делу «Гас и Дюбуа (Gas and Dubois) против Франции» (жалоба N 25951/07): «По делу обжалуется отказ в простом усыновлении ребенка гомосексуальным гражданским партнером биологической матери. По делу требования статьи 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод нарушены не были. Заявительницами являются две француженки, которые сожительствовали с 1989 года и в апреле 2002 года заключили соглашение о гражданском партнерстве. В сентябре 2000 года вторая заявительница родила во Франции дочь, зачатую в Бельгии средствами медицинского содействия от анонимного донора. Ребенок проживал всю жизнь в совместном доме заявительниц и был формально признан его матерью в октябре 2000 года. В марте 2006 года первая заявительница обратилась в суд за вынесением решения о простом усыновлении <10> в отношении дочери ее партнерши, которая дала на это свое согласие. Трибунал большой инстанции, отметив, что предусмотренные законом условия для усыновления достигнуты, тем не менее отклонил заявление на том основании, что усыновление могло бы иметь правовые последствия, противоречащие намерениям заявительниц и интересам ребенка, поскольку оно передало бы родительские права приемному родителю и тем самым лишило биологическую мать ее прав в отношении ребенка. Первая заявительница обжаловала решение. Апелляционный суд оставил решение без изменения и поддержал вывод о том, что правовые последствия усыновления противоречили бы наилучшим интересам ребенка. Суд также нашел, что простая передача родительских прав в более позднюю дату не устраняла бы угрозы, исходящей для ребенка из утраты родительской ответственности матери.
--------------------------------
<10> Основное отличие между простым и полным усыновлением согласно французскому законодательству заключается в том, что в первом случае правовая связь ребенка с семьей второго биологического родителя сохраняется и возможно наследование, а во втором — прекращается.

По поводу соблюдения статьи 14 Конвенции во взаимосвязи со статьей 8 Конвенции. Настоящее дело отличается от дела „E.B. против Франции“ (E.B. v. France) <11>, которое касалось отказа в удовлетворении требования о разрешении на усыновление одинокой гомосексуалисткой, поскольку заявительницы в настоящем деле жаловались на отказ в удовлетворении требования о простом усыновлении. Так как заявительницы не состояли в браке, они не могли разделить родительскую ответственность. Соответственно, в настоящем деле правовые последствия простого усыновления противоречили бы интересам ребенка, поскольку усыновление повлекло бы передачу родительских прав приемной родительнице, тогда как биологическая мать была бы лишена своих прав, несмотря на то, что она намеревалась продолжать воспитывать своего ребенка.
--------------------------------
<11> См.: Постановление Большой палаты от 22 января 2008 г. по делу „E.B. против Франции“ (E.B. v. France), жалоба N 43546/02 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2008. N 7. С. 36 — 38.

Что касается вопроса о медицинском содействии в зачатии с привлечением анонимного донора, оно допускалось во Франции только для бесплодных пар противоположного пола, что несопоставимо с ситуацией заявительниц. Отсюда следует, что французское законодательство по данному предмету не могло считаться порождающим различие в обращении в ущерб заявительницам.
Что касается вопроса о правовой ситуации заявительниц, которые не имели права вступать в брак, но заключили соглашение о гражданском партнерстве, сопоставимом с положением женатых пар, Конвенция не обязывает власти государств-участников обеспечивать однополым парам возможность брака. Если государства предоставляют однополым парам альтернативные средства правового признания, они пользуются некими пределами усмотрения относительно конкретного создаваемого статуса (см. Постановление Европейского суда по делу „Шальк и Копф против Австрии“ <12>. Брак создает специальный статус для тех, кто его заключает. Осуществление права на заключение брака гарантировано статьей 12 Конвенции и порождает социальные, личные и правовые последствия. Таким образом, правовая ситуация заявительниц не может считаться сравнимой с семейными парами в части усыновления второй заявительницей.
--------------------------------
<12> См.: Постановление Европейского суда от 24 июня 2010 г. по делу „Шальк и Копф против Австрии“ (Schalk and Kopf v. Austria), жалоба N 30141/04 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2011. N 1. С. 21 — 22.

При рассмотрении ситуации заявительниц в сопоставлении с лицами противоположного пола, заключившими гражданское партнерство, Европейский суд отметил, что последним также запрещалось простое усыновление. Соответственно, заявительницы не подверглись дискриминации по признаку их сексуальной ориентации.
Ввиду основополагающей цели статьи 365 Гражданского кодекса, регулирующей передачу родительских прав в случае простого усыновления, отсутствовало оправдание только на основе оспаривания применения этого положения, обеспечивающее установление двойной родительской связи с ребенком. По делу требования статьи 14 Конвенции нарушены не были (вынесено шестью голосами „за“ и одним — „против“)» <13>.
--------------------------------
<13> Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2012. N 9.

Что касается иностранцев, то следовало бы устанавливать родительские права этих лиц по отношению к ребенку, родившемуся с использованием их генетического материала на территории Российской Федерации. Гражданство не может быть решающим для таких ситуаций.
Осуществление предлагаемых нами мер будет свидетельствовать о равенстве всех детей и станет гарантией материальной обеспеченности родившегося ребенка до его совершеннолетия. Кроме того, каждый ребенок будет обладать полнотой наследственных прав, насколько это возможно.

Автор: А.Ю. Касаткина

Источник: Консультант Плюс

Литература

1. Беседкина Н.И. Конституционно-правовая защита прав неродившегося ребенка в Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. 203 с.
2. Беседкина Н.И. Права неродившегося ребенка // Государство и право. 2006. N 4. С. 54 — 60.
3. Беспалов А.Ю. Недействительность брака по семейному законодательству Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2013. 24 с.
4. Блинков О.Е. Наследственно-правовой статус иждивенцев в странах СНГ и Балтии // Юрист. 2006. N 6. С. 45 — 48.
5. Блинков О.Е. Наследственные права супругов в государствах-участниках Содружества Независимых Государств и Балтии // Нотариус. 2006. N 5. С. 34 — 38.
6. Гражданское право: В 2 т. Том 1: Учебник / Отв. ред. проф. Е.И. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: БЕК, 1998. 816 с.
7. Гражданское право. Часть первая: Учебник / Отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев. М.: Юристъ, 2005. 800 с.
8. Капитонова Е.А. Ребенок как правовой модус существования человека в современном мире // Надежность и качество: труды Международного симпозиума: В 2 т. / Под ред. Н.К. Юркова. Пенза: Информационно-издательский центр ПензГУ, 2009. Т. 2. С. 354 — 356.
9. Летова Н.В. Правовой статус ребенка в гражданском и семейном праве: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2013. 45 с.
10. Постановление Большой палаты от 22 января 2008 г. по делу «E.B. против Франции» (E.B. v. France), жалоба N 43546/02 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2008. N 7. С. 36 — 38.
11. Постановление Европейского суда от 24 июня 2010 г. по делу «Шальк и Копф против Австрии» (Schalk and Kopf v. Austria), жалоба N 30141/04 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2011. N 1. С. 21 — 22.
12. Постановление Европейского суда по правам человека от 15 марта 2012 г. по делу «Гас и Дюбуа (Gas and Dubois) против Франции», жалоба N 25951/07 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2012. N 9.
13. Решение Верховного Суда РФ от 13 января 2011 г. N ГКПИ10-1601 «Об отказе в удовлетворении заявления о признании частично недействующим пункта 6 Инструкции по применению методов вспомогательных репродуктивных технологий, утв. Приказом Минздрава РФ от 26.02.2003 N 67» // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 01.05.2014).

Судебная практика

Раздел между супругами жилого помещения, находящегося в залоге

24.06.2016( 3567  )

В статье рассмотрены теоретические и практические проблемы раздела между супругами (бывшими супругами) жилого помещения, приобретенного с использованием кредитных средств банка или иной кредитной организации.

Проблемы раздела жилого помещения между бывшими супругами

24.06.2016( 2853  )

Раздел совместно нажитого имущества между бывшими супругами в судебной практике явление заурядное. Однако, когда предметом иска становится жилое помещение, дела о разделе имущества часто приобретают сложный характер, так как участники процесса в лице истцов и ответчиков стараются отойти от правила раздела имущества, находившегося в законном режиме пользования супругов, и пересмотреть размер причитающихся им долей.

Порядок встреч с ребенком

21.06.2016( 2532  )

В статье анализируется современная судебная практика рассмотрения споров об определении места жительства ребенка.

Залог недвижимости и права бывших супругов

17.06.2016( 1734  )

Обеспечение в виде недвижимости не так надежно, как может показаться на первый взгляд, если залогодателем является гражданин, ранее состоявший в браке. Рассмотрим все риски, которые грозят не только банку, но и самим бывшим супругам залогодателей в таких ситуациях.

Поручение без согласия супруга

15.06.2016( 1211  )

Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены.

Постановления судов в практике по семейно-правовым спорам

14.06.2016( 1313  )

В статье анализируются проблемы исполнения различных постановлений судов при регистрации соответствующих актов гражданского состояния. Отмечается несоответствие положений семейного, гражданского процессуального и специального законодательства об актах гражданского состояния. Доказывается недопустимость заключения мирового соглашения о расторжении брака, направления в органы ЗАГС выписок из судебных решений по отдельным категориям дел.

алименты   алименты детям   взыскание алиментов   Вселение   выплата алиментов   Выселение   детские   долги супругов   заключение брака   Имущественный налоговый вычет   Имущество супругов   Исковая давность   Лишение родительских прав   Материнский капитал   место жительства ребенка   место проживания ребенка   недействительность брака   Ограничение родительских прав   опека   порядок общения с ребенком   Пособия   постановка на учет   права детей   Права несовершеннолетних   Права родителей   право пользования   прекращение брака   равенство долей   развод   развод суд   раздел дома   Раздел имущества   раздел имущества супругов   разрешение органов опеки   расторжение брака   сделка   собственность супругов   совместная собственность   совместная собственность супругов   Споры о детях   Срок исковой давности   удочерение   установление отцовства   Установление происхождения детей   Усыновление   фиктивный брак