г.Москва, Малый Гнездниковский переулок, дом 12 +7 (495) 649 11 65, +7 (985) 763 90 66

Статьи

Судебная защита родительских прав

08.09.2008(9222  )

СУДЕБНАЯ ЗАЩИТА РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ

Е.А. ФОМИНА

Фомина Е.А., судья Арбитражного суда Московского федерального округа.

Без преувеличения можно сказать, что они составляют основные права гражданина, человека, когда он является родителем. Именно поэтому часть 2 ст. 38 Конституции РФ относит заботу о детях, их воспитание к правам и обязанностям родителей, делая акцент при этом на равенстве этих прав. Отсюда вытекает правомерность закрепления в Семейном кодексе специальной нормы, посвященной защите родительских прав,  — ст. 68. Заключается она в праве родителей требовать возврата своего ребенка от любого лица, удерживающего его у себя без законных к тому оснований. При рассмотрении подобных исков учитывается прежде всего их своеобразие материально-правового характера. Заключается оно в том, что:
— требование возврата ребенка не связано с признанием права в данном случае на воспитание несовершеннолетнего. Такое право существует и никем не оспаривается. Но оно не реализуется потому, что ребенка удерживают;
— спор происходит между неравными с семейно-правовой точки зрения лицами. С одной стороны это родители, выступающие в роли истца. С другой — лица (лицо), удерживающие ребенка без всяких к тому законных оснований. Не случайно поэтому родителям принадлежит приоритет при рассмотрении заявленного иска. Это положение подчеркивалось ранее п. 5 Постановления N 9 Пленума Верховного Суда СССР от 7 декабря 1979 г. «О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», подчеркивается и сейчас п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей»;
— требование о возврате ребенка может исходить только от родителей либо одного из них. И обращено оно только к иным лицам, не управомоченным в установленном законом порядке на семейное воспитание. Эти лица никаких правовых притязаний к родителям иметь не могут;
— в любом случае при рассмотрении иска главенствуют интересы ребенка. Поэтому ч. 2 п. 1 ст. 68 СК допускает отказ в удовлетворении иска родителей, если передача им несовершеннолетнего не отвечает его интересам. Мало того, суд может в соответствии с п. 2 ст. 68 СК передать ребенка на попечение органов опеки и попечительства, если установит, что ни одна из сторон не в состоянии обеспечить его надлежащее воспитание и развитие. Каждая из перечисленных особенностей исков о возврате сказывается и на судебной деятельности, связанной с разбирательством дел подобного рода.
Ст. 23 проекта ГПК РФ не исключает дела по иску родителей о возврате им ребенка из числа дел, подсудных мировому судье. По сути дела они входят в категорию иных, вытекающих из семейно-правовых отношений. Поэтому их следует отнести к ведению мировых судей. К тому же они требуют, как правило, более оперативного разбирательства, в центре которого опять-таки находится примирение сторон, достижение между ними соглашения, в полной мере соответствующего интересам ребенка, чья судьба не может предопределяться только приоритетом родительских прав. Мало того, сам характер иска, когда истец требует вернуть ему то, что ему принадлежит по природе вещей (ребенка), не может не налагать свой отпечаток на менее сложный с процессуальной точки зрения порядок разрешения спора.
При рассмотрении иска о возврате так же, как и в других случаях, связанных с семейным воспитанием, соблюдаются все требования гражданско-процессуального законодательства. Так, иск предъявляется по месту нахождения ответчика (ст. 28 ГПК РФ), которым является лицо, удерживающее ребенка. Иных вариантов выбора нет и быть не может. Что же касается формы и содержания искового заявления (ст. 127 проекта ГПК РФ), то здесь подлежат уточнению некоторые обстоятельства. Так, например, суду важно знать, что послужило причиной нахождения ребенка в семье ответчика. Одно дело, когда удержание объясняется сугубо личными мотивами ответчика, воспользовавшегося неблагоприятной для родителя ситуацией (болезнь, отъезд в командировку, просьба на время выручить и т.п.), лица, превратившегося в ответчика потому, что в свое время несовершеннолетнего бросили, никакой заботы о нем не проявляли и т.п. Вместе с тем предусмотренная семейным законодательством возможность отказа в иске ради соблюдения интересов ребенка обязывает суд обратить внимание на обстоятельства, перечисленные в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», где «при рассмотрении таких дел суд учитывает реальную возможность родителя обеспечить надлежащее воспитание ребенка, характер сложившихся взаимоотношений родителя с ребенком, привязанность ребенка к лицам, у которых он находится, и другие конкретные обстоятельства, влияющие на создание нормальных условий жизни и воспитания ребенка родителем, а также лицами, у которых фактически проживает и воспитывается несовершеннолетний». Ориентирует Верховный Суд РФ и на выяснение еще одного вопроса: «изменились ли ко времени рассмотрения спора обстоятельства, послужившие основанием передачи ребенка указанным лицам и учреждениям, и отвечает ли интересам детей их возвращение их родителям»? Но подобного рода указания относятся лишь к случаям, когда рассматривается иск родителей к лицам, у которых ребенок находится на основании закона или решения суда. В их число входят опекуны, попечители, приемные родители, воспитательные, лечебные учреждения, учреждения социальной защиты населения и другие аналогичные учреждения. Тем самым Пленум Верховного Суда в своем Постановлении допускает применение ст. 68 СК к ситуациям, когда ребенка удерживают на законном основании. Подобного рода дополнение нуждается в том, чтобы оно нашло отражение в ст. 68 СК, что важно как с теоретической, так и с практической точки зрения, поскольку на практике чаще всего удерживают несовершеннолетних детей лица, управомоченные в установленном законом порядке на их воспитание. Рекомендация относительно ликвидации этих оснований (путем отмены решения об установлении опеки, попечительства, передаче ребенка в приемную семью, в одно из детских учреждений) вряд ли отличается последовательностью и служит интересам детей. Интересны на этот счет соображения Т.П. Евдокимовой, которая пишет: «Невозможность требовать возврата детей от опекуна и из детских учреждений означает, что вопрос о передаче детей родителю в этих случаях может быть решен лишь в административном порядке органами опеки и попечительства. Они могут по просьбе родителя отменить опеку (попечительство) и после отмены решения исполкома Совета об учреждении опеки (попечительства) передать ему ребенка». Высказанные автором соображения позволяют заключить, что можно было бы обойтись и без помощи суда. Если же опекун (попечитель) будет удерживать у себя ребенка, откроется путь для судебного рассмотрения иска о защите родительских прав. Но не исключено, что органы опеки попечительства откажутся отменить вынесенное ими ранее решение (постановление). Тогда возникает серьезная преграда на пути защиты родительских прав. Тем самым, по справедливому мнению Т.П. Евдокимовой, «неосновательно ограничивается не только защита родительских прав, но и умаляется охрана интересов детей». Поэтому, как полагает автор, было бы целесообразно предусмотреть право родителя оспорить в судебном порядке решение о назначении опеки и попечительства. Подобного рода предложение неприемлемо в наше время прежде всего потому, что ст. ст. 39, 40 ГК РФ не предусматривают освобождение, прекращение опеки (попечительства) в судебном порядке.
Всякого рода осложнения материально-правового характера, естественно, сказываются и на судебном рассмотрении заявленного иска. Поэтому важно соблюсти требования ст. 149 проекта ГПК РФ относительно выполнения судом своих задач при подготовке дела к судебному разбирательству (уточнение обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела; определения закона, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установление правоотношений сторон; разрешение вопроса о составе лиц и других участников процесса, участвующих в деле; предоставление необходимых доказательств и сторонами, и другими лицами, участвующими в деле). Рассматривая все эти требования под углом зрения ст. 68 СК, посвященной защите родительских прав путем предъявления исков о возврате, следует иметь в виду и предоставленную суду ч. 2 п. 1 ст. 68 СК возможность отказать в иске, если суд придет к выводу, что передача ребенка родителям не отвечает интересам ребенка. Чтобы правильно разрешить эту коллизию, необходимо оценить все факты и обстоятельства, подлежащие тщательному исследованию при рассмотрении дел, связанных с семейным воспитанием детей, обратив особое внимание на желание (нежелание) ребенка возвратиться к родителю, духовная связь с которым либо сохранилась, либо, наоборот, прекратилась полностью. Симпатия (антипатия) к родителю — истцу может иметь естественное или, напротив, искусственное происхождение, вызываться психологическим давлением со стороны взрослых, которые постоянно окружают ребенка. Перечень вопросов, возникающих при рассмотрении иска о возврате, конечно, значительно шире. Причем он варьируется в зависимости от возраста несовершеннолетнего и даже возраста, состояния здоровья лица, удерживающего ребенка. Поэтому чаще всего участие в деле специалиста-психолога позволит суду вынести единственно верное решение. Набор вопросов, которые суд вправе поставить перед экспертом в делах подобного рода, касается, во-первых, истца, ответчика, а также возникшей конфликтной ситуации. Во-вторых, самого ребенка, хотя он и не является в данном случае участником судебного процесса. Ответ на вопросы, относящиеся к ребенку, предполагает «выявление индивидуально-личностных особенностей ребенка, мотиваций его поведения, факторов, влияющих на изменение поведения, формирование доминант поведения, личностных ценностей, социальных ориентиров и т.п.». Сюда входят и такие вопросы, как: каков уровень, структура психического, в том числе интеллектуального, развития ребенка; каково его действительное отношение к истцу (родителю, родителям), ответчику (лицу, осуществляющему фактическое воспитание); имелось ли психическое воздействие на несовершеннолетнего с их стороны; каковы степень и характер воздействия возникшей ситуации на психофизическое состояние ребенка, способен ли он в конкретной ситуации к выработке самостоятельного решения, как скажется на нем удовлетворение или, наоборот, отказ в иске.
Таким образом, к обязательным по общему правилу участникам процесса следует отнести эксперта-психолога, чье обоснованное заключение представляет собой одно из весомых доказательств по делу, подлежащих оценке на общих основаниях.
К непременным участникам судебного процесса по иску о возврате относятся и органы опеки и попечительства, что предусмотрено п. 1 ст. 78 СК. Их роль в процессе определяется п. 2 ст. 78 СК, где сказано: «Орган опеки и попечительства обязан провести обследование условий жизни ребенка и лица (лиц), претендующих на его воспитание, и представить суду акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора“. Здесь под лицами, претендующими на воспитание несовершеннолетнего, подразумеваются, во-первых, родители, во-вторых, фактические воспитатели. Но в отличие от экспертного заключения психологического характера органам опеки и попечительства предстоит дать заключение педагогического свойства, которое по сути своей также является результатом, выводом, требующим специальных познаний в области педагогики. Такова роль педагога-эксперта в процессе, где рассматривается иск о возврате ребенка родителям, где подчас возникает множество сугубо педагогических вопросов. Не случайно поэтому основанием для привлечения к делу органов опеки и попечительства служит также ч. 1 ст. 47 проекта ГПК РФ, где сказано: в случаях, предусмотренных законом, компетентные государственные органы и органы местного самоуправления до постановления решения судом первой инстанции вправе вступить в процесс по своей инициативе или по инициативе лиц, участвующих в деле для дачи заключения по делу в целях осуществления возложенных на них обязанностей и для защиты прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц или интересов государства. В том числе несовершеннолетних, чья защита прав и законных интересов возлагается п. 1 ст. 56 СК на органы опеки и попечительства. Их заключение представляет собой одно из специфических доказательств по делу, которое оценивается судом на общих основаниях.
Исполнение решения суда по спору, связанному с возвратом ребенка родителям, также относится к числу крайне сложных. Казалось бы в таких случаях уместна аналогия: родителю-“собственнику» возвращается то, что по природе вещей и закону принадлежит только ему. Но поскольку речь идет об одушевленной «вещи», т.е. ребенке, все обстоит непросто. Его предстоит не просто изъять и, как правило, принудительно, но и передать в другие руки, руки того, в чью пользу, сообразуясь с законом, интересами несовершеннолетнего, вынесено судебное решение. Поэтому и здесь возможно использование ст. 41 Федерального закона «Об исполнительном производстве», п. 1 которой позволяет судебному приставу-исполнителю по собственной инициативе или по просьбе сторон назначить своим постановлением специалиста, а при необходимости нескольких специалистов для разъяснения вопросов, возникающих при совершении исполнительных действий. Согласно п. 2 ст. 41 данного Закона в качестве специалиста может быть назначено лицо, обладающее необходимыми знаниями, которое дает заключение в письменной форме. В рассматриваемых делах это прежде всего специалист-психолог, способный подготовить ребенка, а иногда и истца к предстоящему акту исполнения. Когда речь идет о невозможности безболезненного для ребенка исполнения, уместно использование п. 2 ст. 79 СК, предусматривающего временное помещение ребенка в воспитательное учреждение, лечебное учреждение, учреждение социальной защиты населения или другое аналогичное учреждение. В любом случае исполнение решения суда по иску о возврате ребенка родителям требует более подробной и тщательной регламентации хотя бы на уровне ведомственной инструкции, облегчающей исполнение таких решений.

 

По всем вопросам, связанным с расторжением брака, разделом имущества, взысканием алиментов, иным вопросам по семейному праву и семейным спорам, вы можете записаться к специалистам нашего Центра, позвонив по телефонам секретарю: (495) 649 — 11 — 65 или (499) 246-86-51 Внимание консультации платные!!! Бесплатную консультацию Вы можете получить на сайте — свой вопрос можно оставить здесь БРАК, РАЗДЕЛ ИМУЩЕСТВА, АЛИМЕНТЫ

С аналогичной тематикой и практикой нашего Центра по теме БРАК, РАЗДЕЛ ИМУЩЕСТВА, АЛИМЕНТЫ — вы можете ознакомиться ниже, перейдя по ссылке:

Судебная практика

Раздел между супругами жилого помещения, находящегося в залоге

24.06.2016( 3476  )

В статье рассмотрены теоретические и практические проблемы раздела между супругами (бывшими супругами) жилого помещения, приобретенного с использованием кредитных средств банка или иной кредитной организации.

Проблемы раздела жилого помещения между бывшими супругами

24.06.2016( 2777  )

Раздел совместно нажитого имущества между бывшими супругами в судебной практике явление заурядное. Однако, когда предметом иска становится жилое помещение, дела о разделе имущества часто приобретают сложный характер, так как участники процесса в лице истцов и ответчиков стараются отойти от правила раздела имущества, находившегося в законном режиме пользования супругов, и пересмотреть размер причитающихся им долей.

Порядок встреч с ребенком

21.06.2016( 2493  )

В статье анализируется современная судебная практика рассмотрения споров об определении места жительства ребенка.

Залог недвижимости и права бывших супругов

17.06.2016( 1705  )

Обеспечение в виде недвижимости не так надежно, как может показаться на первый взгляд, если залогодателем является гражданин, ранее состоявший в браке. Рассмотрим все риски, которые грозят не только банку, но и самим бывшим супругам залогодателей в таких ситуациях.

Поручение без согласия супруга

15.06.2016( 1179  )

Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены.

Постановления судов в практике по семейно-правовым спорам

14.06.2016( 1290  )

В статье анализируются проблемы исполнения различных постановлений судов при регистрации соответствующих актов гражданского состояния. Отмечается несоответствие положений семейного, гражданского процессуального и специального законодательства об актах гражданского состояния. Доказывается недопустимость заключения мирового соглашения о расторжении брака, направления в органы ЗАГС выписок из судебных решений по отдельным категориям дел.

алименты   алименты детям   взыскание алиментов   Вселение   выплата алиментов   Выселение   детские   долги супругов   заключение брака   Имущественный налоговый вычет   Имущество супругов   Исковая давность   Лишение родительских прав   Материнский капитал   место жительства ребенка   место проживания ребенка   недействительность брака   Ограничение родительских прав   опека   порядок общения с ребенком   Пособия   постановка на учет   права детей   Права несовершеннолетних   Права родителей   право пользования   прекращение брака   равенство долей   развод   развод суд   раздел дома   Раздел имущества   раздел имущества супругов   разрешение органов опеки   расторжение брака   сделка   собственность супругов   совместная собственность   совместная собственность супругов   Споры о детях   Срок исковой давности   удочерение   установление отцовства   Установление происхождения детей   Усыновление   фиктивный брак