г.Москва, Малый Гнездниковский переулок, дом 12 +7 (495) 649 11 65, +7 (985) 763 90 66

Статьи

Соглашения об уплате алиментов: вопросы содержания и применения

07.09.2008(16155  )

СОГЛАШЕНИЯ ОБ УПЛАТЕ АЛИМЕНТОВ: ВОПРОСЫ
СОДЕРЖАНИЯ И ПРИМЕНЕНИЯ

О. КОСОВА

О. Косова, заведующая кафедрой Иркутского института повышения квалификации прокурорских работников Генеральной прокуратуры РФ, кандидат юридических наук.

Семейным законодательством допускается заключение членами и бывшими членами семьи особых соглашений об уплате алиментов (ст. 99 СК РФ). Согласно п. 1 ст. 101 СК «к заключению, исполнению, расторжению и признанию недействительным соглашения об уплате алиментов применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие заключение, исполнение, расторжение и признание недействительными гражданско-правовых сделок». Это положение используется как аргумент в пользу мнения, что алиментные соглашения являются обычными гражданско-правовыми договорами, которые могут быть заключены между любыми лицами, а основанные на них обязательства представляют собой обычные гражданские правоотношения. Однако уже то обстоятельство, что этим соглашениям придается юридическая сила исполнительного листа (п. 2 ст. 100 СК), позволяет усомниться в справедливости такого утверждения.
В связи с появлением и расширением практики заключения соглашений об уплате алиментов на содержание несовершеннолетних детей возникает ряд вопросов, основной из них — каким образом при достижении соглашений между родителями несовершеннолетнего в наибольшей степени гарантировать соблюдение интересов самого ребенка. В первую очередь это касается случаев единовременного предоставления алиментов в виде денежной суммы или иного имущества (ст. 104, п. 1 ст. 118 СК). Ранее действовавшее законодательство не допускало подобного рода «капитализации» содержания на будущее время, которое в правовом поле всегда предоставлялось периодически, что считалось одной из особенностей алиментирования. Какова правовая природа «единовременно предоставляемых алиментов», можно ли считать такое имущественное предоставление исполнением обязанности содержания либо отступным?
Анализируя положения обновленного семейного законодательства, нельзя не учитывать социальное назначение алиментных обязательств — обеспечение текущих жизненных потребностей нетрудоспособных нуждающихся лиц. Нетрудоспособное лицо нуждается в средствах обычно в течение длительного времени. Так, несовершеннолетние имеют право на содержание вплоть до своего совершеннолетия. Поэтому интересам ребенка в большей степени отвечает регулярное периодическое предоставление содержания, которое изменяет свою форму и размер адекватно его текущим потребностям. В условиях нормально функционирующей семьи имеет место именно такой вариант содержания без какого-либо юридического оформления с учетом реальных возможностей алиментообязанного лица.
Единовременное имущественное предоставление приобретает качество своеобразного «отступного», средства сложения алиментной обязанности плательщика на будущее время. Вместе с тем было бы неправильным считать, что вместе с единовременной выплатой может прекращаться и обязанность содержания вследствие ее исполнения, что подтверждает норма ст. 86 СК о праве получающей алименты стороны на компенсацию дополнительных расходов, связанных с исключительными обстоятельствами (тяжелая болезнь, необходимость ухода и т.д.). По своей природе в данных случаях речь идет именно о получении содержания в силу указанных обстоятельств, но в большем размере, чем было ранее установлено в соглашении. При существовании такого рода обстоятельств было бы несправедливым считать ребенка утратившим право на содержание после получения им единовременного предоставления.
Хотя ст. 120 СК не предусматривает единовременное предоставление в качестве основания прекращения алиментных обязательств, но таковое согласно п. 1 этой статьи может быть заложено в соглашение об уплате алиментов. Логичнее считать, что императивно установленная в законе обязанность содержания и прекращаться также должна в соответствии с обстоятельствами, указанными в законе. Поэтому, на наш взгляд, такого рода условие соглашения должно считаться недействительным, иначе гарантии ст. ст. 86, 88, 101, 102, 119 СК теряют свое значение.
В специальной литературе было высказано мнение, что в соглашениях об уплате алиментов прямо может быть заложено такое основание их прекращения, как отступное, поскольку «в силу п. 1 ст. 101 СК к алиментному соглашению подлежат применению правила ГК о гражданско-правовых сделках, а в силу п. 2 ст. 101 и п. 1 ст. 120 СК стороны, заключившие алиментное соглашение, свободны в определении оснований прекращения алиментного обязательства, основанного на таком соглашении»; кроме того, допустимость отступного «вытекает непосредственно из ст. 409 ГК, в которой, в отличие от некоторых других норм (ст. ст. 411, 414 ГК), не содержится запрета на применение соответствующего института к указанным обязательствам» (Шилохвост О. Отступное — способ прекращения обязательств // Российская юстиция. 1998. N 11. С. 8). Отдавая должное аргументации этого вывода, все же позволим себе не согласиться с ней. Действительно, ст. 409 ГК допускает прекращение гражданско-правового обязательства предоставлением взамен исполнения отступного. Вместе с тем нельзя не учитывать и правила ст. 4 СК, согласно которому субсидиарное применение норм гражданского законодательства к семейным отношениям допускается лишь постольку, поскольку «это не противоречит существу семейных отношений». «Откупиться» от исполнения родительской обязанности, к тому же императивно установленной законом, было бы очевидно безнравственным и противоречащим существу семейных связей между родителями и детьми.
В настоящее время нотариусам для удостоверения нередко представляют в различных вариантах проекты соглашений, по которым алиментообязанная сторона единовременно желает передать какое-либо имущество в счет выполнения обязанности содержания другой стороне. При этом могут возникать многочисленные вопросы, решение которых непосредственно затрагивает интересы несовершеннолетних детей, например относительно определения реальной потребности в конкретном имуществе для непосредственно жизнеобеспечения ребенка на момент его передачи и в последующее время; эффективного использования предоставленного имущества; его способности покрывать повседневные жизненные потребности на протяжении длительного времени; обременений, связанных с обладанием имуществом; юридических оснований обладания имуществом и оформления прав на это имущество; если содержание предоставляется в денежной сумме, его размера, позволяющего на будущее покрывать расходы на развитие ребенка; отграничения соглашений об алиментировании от договоров дарения и другие. Аналогичные вопросы могут вставать не только перед нотариусом, оформляющим соглашение об уплате алиментов, но и перед судом (ст. ст. 24, 102, 118 СК и др.).
Случается, что плательщик в счет алиментов передает другой стороне жилой дом, квартиру. Конечно, само по себе такое имущество призвано обеспечивать жизненные потребности лица в жилье, хотя в силу качественных характеристик конкретного строения или иных обстоятельств это не всегда возможно (ветхое жилье, отдаленность его нахождения, самовольная постройка и др.). Как это часто случается, ребенок фактически проживает со своим законным представителем, а значит, на соответствующий период времени реальной потребности в жилье не испытывает, хотя иные его потребности остаются не в полной мере удовлетворенными, например в полноценном питании, отдыхе, обучении и т.д. Кроме того, возникают вопросы, например: на каких условиях алиментоуправомоченное лицо приобретает имущество — до совершеннолетия (поскольку с этого времени алиментная обязанность родителя прекращается) или навсегда, в пользование или владение и пользование,  или в собственность, как оформить правомочия и т.д.
Если ребенок становится собственником, на него ложатся и все обременения, связанные с домом, квартирой. Важно гарантировать разумное управление этим имуществом, что не всегда способен лично сделать получатель алиментов, обычно другой родитель. Кроме того, возникает вопрос: если дом переходит в собственность ребенка, не будет ли здесь дарение, для которого не имеет правового значения мотив передачи имущества в собственность одаряемого,  или налицо возмездная сделка, по которой одна сторона передает имущество в собственность, а другая по существу отказывается от права на содержание? Присутствие элемента возмездности в таком обязательстве исключает отнесение его как к алиментным правоотношениям, так и к отношениям дарения. Но вряд ли возможен отказ от самого права, которое предоставлено законом императивно,  или признание отказа от осуществления права на содержание при условии нетрудоспособности и нуждаемости управомоченной стороны.
В одном из проектов алиментного соглашения было указано, что жилой дом передается в счет алиментов и переходит в собственность алиментоуправомоченного лица (ребенка) с достижением им совершеннолетия. Но в таком случае по существу имело место обещание дарения, вопрос о реальном жизнеобеспечении ребенка до совершеннолетия оставался открытым. Если же передавать недвижимость в пользование безвозмездно до достижения ребенком совершеннолетия, то на этот случай правовой формой договорных отношений должен быть, скорее, договор ссуды (ст. 689 ГК).
При постановке вопроса о возможном включении в алиментные соглашения условий, характерных для гражданско-правовых соглашений, возникает встречный вопрос — разве гражданско-правовым договорам придается сила исполнительного листа, как применительно к соглашениям об уплате алиментов? Перед нотариусом встал вопрос удостоверения алиментного соглашения, в котором алиментообязанное лицо (учредитель юридического лица) в счет алиментов обязывалось передать пакет акций юридического лица в доверительное управление фондовому агентству с периодической выплатой определенных сумм в пользу ребенка (выгодоприобретателя) на его содержание вплоть до совершеннолетия. После достижения ребенком совершеннолетия плательщик брал на себя обязательство подарить пакет акций ребенку. Вряд ли данное соглашение можно рассматривать как соглашение об уплате алиментов, кроме того, при удостоверении соглашения в целях соблюдения правила п. 2 ст. 103 СК возникли затруднения с определением реальной стоимости передаваемого имущества (акций).
Имущественные блага, получаемые по договорам ренты, дарения, доверительного управления, юридически оформляющим переход имущественных благ от одного лица к другому, вполне могут использоваться фактически для целей содержания. Не исключается и то, что их субъектами могут быть стороны алиментного обязательства. Однако с семейно-правовых позиций смешение гражданско-правовых сделок с алиментными соглашениями представляется недопустимым. Стороны могут свободно заключить соответствующий их согласованным интересам гражданско-правовой договор, но имущественное предоставление по этим соглашениям не должно освобождать от императивно возникшей семейно-правовой обязанности содержания. Договор об уплате алиментов имеет строго целевое назначение, он напрямую связан с жизнеобеспечением нетрудоспособных нуждающихся лиц и потому имеет особые юридические гарантии исполнения. Кроме того, при включении в алиментные соглашения условий гражданско-правовых сделок могут возникать коллизии, касающиеся порядка их надлежащего оформления.
Поэтому, исходя из принципа приоритетной защиты прав и интересов нетрудоспособных, в первую очередь несовершеннолетних, субъектов семейных правоотношений, представляется целесообразным внести в Семейный кодекс норму, устанавливающую, что однократное имущественное предоставление в качестве алиментов допускается по соглашению или судебному постановлению только в интересах ребенка и только в исключительных случаях. Возможно уточнение, что такое предоставление допустимо только в денежной форме с капитализацией указанной суммы, например в Сберегательном банке, желательно в виде особого «алиментного» вклада с условием ежемесячных выплат. В этом случае начисление процентов по вкладу в определенной мере гарантировало бы сумму платежей от инфляции, выплата средств через учреждения банка делала бы их получение доступным на всей территории Российской Федерации, в определенной мере снималась бы проблема контроля за расходованием средств. Думается, что и банк был бы заинтересован в привлечении дополнительных средств от населения, к тому же участие банков в процедурах алиментирования не является новеллой семейного законодательства и заложено в положениях п. 2 ст. 84, п. 2 ст. 60 СК РФ.
И еще один аспект правового регулирования соглашений об уплате алиментов — институт мировых соглашений, заключаемых в ходе искового судопроизводства по делам об алиментировании или на стадии исполнительного производства. Ранее такого рода соглашения при алиментировании несовершеннолетних не допускались. По своему содержанию мировые соглашения аналогичны внесудебным соглашениям об уплате алиментов, в них отражена достигнутая сторонами договоренность относительно порядка алиментирования. Однако они по-разному оформляются и имеют некоторые различия в последствиях.
Соглашения об уплате алиментов по правовой силе являются исполнительными документами, впоследствии могут быть изменены, прекращены, признаны недействительными при предъявлении соответствующих исков в суд или, если речь идет только об их изменении и прекращении,  — по согласованию в нотариальном порядке. Мировые соглашения утверждаются судом соответствующим определением, которым одновременно прекращается производство по делу (ст. 220 ГПК РФ) или исполнительное производство (ст. 439 ГПК РФ). На основании определения о прекращении производства по делу выдается исполнительный лист, на основании определения о прекращении исполнительного производства исполнительный лист возвращается в суд, а назначенные приставом-исполнителем меры по исполнению отменяются.
Коль скоро в принципе СК допускает заключение договоров об алиментировании, то в настоящее время мировые соглашения по вопросам алиментирования не могут быть исключены и в рамках гражданского судопроизводства. Вместе с тем они имеют ряд особенностей. Оценку их правомерности должен дать суд в каждом конкретном случае. Суд не утверждает соглашений, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц (ст. 39 ГПК). При этом суд по аналогии также должен учитывать правила п. 2 ст. 103 СК, касающиеся оформления соглашений об уплате алиментов у нотариусов, о том, что размер алиментов на несовершеннолетних детей по соглашению не может быть ниже размера алиментов, которые они могли бы получить при взыскании их в судебном порядке (ст. 81 СК).
Хотя по общему правилу «порядок и форма предоставления содержания несовершеннолетним детям определяются родителями самостоятельно» (п. 1 ст. 80 СК), сам факт обращения в суд с требованием о взыскании алиментов говорит о том, что суд особо тщательно должен подходить к оценке условий заключенного между сторонами искового производства соглашения с позиций интересов ребенка. В пользу этого и правила пп. 1, 2 ст. 24 СК, согласно которым при расторжении брака суд вправе с позиций интересов детей давать оценку соглашению родителей об их алиментировании и, если интересы детей нарушаются, может самостоятельно определить размер алиментов в пользу детей. Поэтому оценка условий соглашения сторон при решении вопроса об алиментировании несовершеннолетних детей вне зависимости от того, каким образом процессуально оформлено рассмотрение этого вопроса в суде, всегда должна даваться исходя из интересов ребенка. Думается, с учетом этого суд должен иметь право в любом случае окончательно определить не только размер необходимого содержания, но и иные условия порядка алиментирования.
Возникает вопрос: если между сторонами заключено соглашение об уплате алиментов, по которому уже осуществляется взыскание в порядке исполнительного производства, вправе ли они на стадии исполнения заключить мировое соглашение, которым после его утверждения оно могло бы быть прекращено? Статья 439 ГПК РФ не ограничивает права любых взыскателей и должников заключать мировые соглашения, исходя из этого не могут быть исключением и случаи исполнения соглашений об уплате алиментов. Однако при этом теряют всякий смысл правила об изменении, прекращении соглашений об уплате алиментов. Представляется, что как сам факт наличия соглашения об уплате алиментов исключает возможность возбуждения судопроизводства по вопросу алиментирования, разрешенному в соглашении, так и в дальнейшем при достижении нового соглашения между сторонами относительно порядка алиментирования оно должно изменяться в порядке ст. 101 СК, а не оформляться путем достижения мирового соглашения в порядке ст. 439 ГПК РФ.

 

По всем вопросам, связанным с расторжением брака, разделом имущества, взысканием алиментов, иным вопросам по семейному праву и семейным спорам, вы можете записаться к специалистам нашего Центра, позвонив по телефонам секретарю: (495) 649 — 11 — 65 или (499) 246-86-51 Внимание консультации платные!!! Бесплатную консультацию Вы можете получить на сайте — свой вопрос можно оставить здесь БРАК, РАЗДЕЛ ИМУЩЕСТВА, АЛИМЕНТЫ

С аналогичной тематикой и практикой нашего Центра по теме БРАК, РАЗДЕЛ ИМУЩЕСТВА, АЛИМЕНТЫ — вы можете ознакомиться ниже, перейдя по ссылке:

Судебная практика

Раздел между супругами жилого помещения, находящегося в залоге

24.06.2016( 3808  )

В статье рассмотрены теоретические и практические проблемы раздела между супругами (бывшими супругами) жилого помещения, приобретенного с использованием кредитных средств банка или иной кредитной организации.

Проблемы раздела жилого помещения между бывшими супругами

24.06.2016( 3128  )

Раздел совместно нажитого имущества между бывшими супругами в судебной практике явление заурядное. Однако, когда предметом иска становится жилое помещение, дела о разделе имущества часто приобретают сложный характер, так как участники процесса в лице истцов и ответчиков стараются отойти от правила раздела имущества, находившегося в законном режиме пользования супругов, и пересмотреть размер причитающихся им долей.

Порядок встреч с ребенком

21.06.2016( 2711  )

В статье анализируется современная судебная практика рассмотрения споров об определении места жительства ребенка.

Залог недвижимости и права бывших супругов

17.06.2016( 1895  )

Обеспечение в виде недвижимости не так надежно, как может показаться на первый взгляд, если залогодателем является гражданин, ранее состоявший в браке. Рассмотрим все риски, которые грозят не только банку, но и самим бывшим супругам залогодателей в таких ситуациях.

Поручение без согласия супруга

15.06.2016( 1307  )

Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены.

Постановления судов в практике по семейно-правовым спорам

14.06.2016( 1439  )

В статье анализируются проблемы исполнения различных постановлений судов при регистрации соответствующих актов гражданского состояния. Отмечается несоответствие положений семейного, гражданского процессуального и специального законодательства об актах гражданского состояния. Доказывается недопустимость заключения мирового соглашения о расторжении брака, направления в органы ЗАГС выписок из судебных решений по отдельным категориям дел.

алименты   алименты детям   взыскание алиментов   Вселение   выплата алиментов   Выселение   детские   долги супругов   заключение брака   Имущественный налоговый вычет   Имущество супругов   Исковая давность   Лишение родительских прав   Материнский капитал   место жительства ребенка   место проживания ребенка   недействительность брака   Ограничение родительских прав   опека   порядок общения с ребенком   Пособия   постановка на учет   права детей   Права несовершеннолетних   Права родителей   право пользования   прекращение брака   равенство долей   развод   развод суд   раздел дома   Раздел имущества   раздел имущества супругов   разрешение органов опеки   расторжение брака   сделка   собственность супругов   совместная собственность   совместная собственность супругов   Споры о детях   Срок исковой давности   удочерение   установление отцовства   Установление происхождения детей   Усыновление   фиктивный брак