г.Москва, Малый Гнездниковский переулок, дом 12 +7 (495) 649 11 65, +7 (985) 763 90 66

Статьи

Ограничение свободы брачного договора

07.09.2008(9274  )

ОГРАНИЧЕНИЕ СВОБОДЫ БРАЧНОГО ДОГОВОРА

О.В. ШАБАЛИНА

Шабалина О.В., аспирант кафедры гражданского права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

Принятие 8 декабря 1995 года Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ) ознаменовало новый этап в развитии российского семейного права: императивное регулирование теперь дополнено широким спектром диспозитивных норм, допускающих различные варианты юридически значимого поведения участников семейных правоотношений. Наиболее значимой новеллой СК РФ стала возможность заключения супругами или будущими супругами брачного договора. Несмотря на то что данная возможность крайне нечасто реализуется супругами на практике, интерес к проблематике брачного договора не угасает. Настоящая статья будет посвящена рассмотрению закрепленного в п. 3 ст. 42 СК перечня условий, включение которых в брачный договор не допускается.
Брачный договор является одним из видов гражданско-правовых договоров. В пользу гражданско-правовой природы брачного договора говорит тот факт, что в общем виде возможность его заключения предусмотрена ст. 256 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ): имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Определение брачного договора, данное в ст. 40 СК РФ, вытекает из общего определения договора в гражданском праве как соглашения двух или нескольких лиц об установлении, изменении, прекращении гражданских прав и обязанностей (ст. 420 ГК РФ). О гражданско-правовой природе брачного договора говорит также тот факт, что изменение и расторжение его осуществляются по основаниям и в порядке, которые предусмотренны ГК РФ (п. 2 ст. 43 СК РФ). Кроме того, ст. 4 СК РФ гласит, что к отношениям, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений.
Таким образом, брачный договор должен отвечать всем требованиям, которые ГК РФ предъявляет к гражданско-правовым договорам относительно дееспособности сторон, их свободного волеизъявления, законности содержания договора и соблюдения его формы. Квалификация брачного договора в качестве одного из гражданско-правовых договоров позволяет сделать важный практический вывод: поскольку это не противоречит нормам СК РФ и существу семейных отношений, постольку к брачному договору применяются нормы гражданского законодательства о сделках, исполнении обязательств и т.д..
Все вышесказанное относится также и к реализации в отношении брачного договора предусмотренного российским гражданским законодательством принципа свободы договора. Одной из составляющих данного принципа является правило о том, что условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иным правовым актом (ст. 421 ГК РФ).
Для брачного договора обязательные для соблюдения правила, касающиеся его содержания, сформулированы в виде перечня условий, включение которых в брачный договор недопустимо (п. 3 ст. 42 СК РФ).
Во-первых, брачный договор не может ограничивать правоспособность или дееспособность супругов. По сути, в СК РФ воспроизведено положение ст. 22 ГК РФ, не допускающей ограничение граждан в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и порядке, установленных законом. Полный или частичный отказ гражданина от правоспособности и дееспособности ничтожен. Содержание правоспособности раскрывает ст. 18 ГК РФ, согласно которой граждане могут иметь имущество на праве собственности, наследовать и завещать имущество, избирать место жительства, совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах и т.д. Исходя из вышесказанного, ничтожными будут положения брачного договора (п. 2 ст. 44 СК РФ), согласно которым супруг отказывается от осуществления в будущем профессиональной деятельности ( «обязуюсь оставить сцену и всецело посвятить себя служению семье»), обязуется завещать принадлежащее ему имущество лицу (лицам), которое укажет другой супруг, одному из супругов запрещается совершать определенного рода сделки (например, договоры дарения) и т.д.
Однако недопустимое ограничение брачным договором правоспособности и (или) дееспособности следует отграничивать от совершаемого в случаях, допускаемых законом, отказа от принадлежащего лицу субъективного права (ст. 9 ГК РФ). Представляется, что в связи с введением в действие нового Жилищного кодекса Российской Федерации (далее — ЖК РФ) и Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» от 29 декабря 2004 года N 189-ФЗ (далее — Вводный закон к ЖК РФ) право на отказ от принадлежащего лицу субъективного права найдет свою реализацию в брачных договорах. Речь в данном случае идет о закрепленном пунктом 4 статьи 31 ЖК РФ положении, согласно которому в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Статья 19 Вводного закона к ЖК РФ указывает, что действие вышеупомянутой нормы не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором. Систематическое толкование данных норм приводит нас к следующим выводам. В ситуации, когда жилое помещение было приватизировано только одним из супругов, в то время как оба имели на тот момент одинаковые права пользования данным помещением, при разводе супруг, не воспользовавшийся своим правом на приватизацию данного жилого помещения, сохраняет согласно ст. 19 Вводного закона к ЖК РФ право пользования жилым помещением. При надлежащем исполнении своих обязанностей, связанных с пользованием данным жилым помещением, данное лицо не может быть выселено даже в случае, если обладает иным жилым помещением на праве собственности. В обычной (неконфликтной) ситуации разведенные супруги при наличии другого жилья вряд ли захотят проживать совместно. Но не исключена ситуация, когда в силу различных обстоятельств бывший супруг, не воспользовавшийся своим правом на приватизацию жилого помещения, не пожелает, руководствуясь предоставленным ему законом правом, его покинуть. Причинами к тому может быть желание передать другое принадлежащее ему жилое помещение детям либо желание получить доход путем сдачи его в аренду. Другому бывшему супругу — собственнику приватизированного жилого помещения — в данной ситуации будут созданы психологически некомфортные условия проживания. Исключить подобную ситуацию можно, включив в брачный договор условие о том, что при наличии у супруга, не воспользовавшегося своим правом на приватизацию, другого жилого помещения на момент развода, последний отказывается от предоставленного ему ст. 19 Вводного закона к ЖК РФ права продолжать пользоваться данным жилым помещением совместно с приватизировавшим его супругом, обязуется выехать из него и прекратить регистрацию по данному адресу. Такой отказ, по нашему мнению, будет полностью соответствовать диспозитивно сформулированным требованиям статьи 9 ГК РФ и статьи 19 Вводного закона к ЖК РФ.
Спорный вопрос о соответствии требованию законодательства положения брачного договора, согласно которому в имущественной сфере супруга, чье поведение будет признано морально упречным и не соответствующим закрепленным в законодательстве общим принципам укрепления и защиты семьи, возникают негативные последствия, должен, на наш взгляд, решаться положительно. Данный вывод делается нами на основании того, что требование о недопустимости ограничения правоспособности установлено законом в целях свободной реализации гражданами предоставленных законом прав. Злоупотребление же своими правами влечет за собой отказ в их защите (ст. 10 ГК РФ). Так, не будет, на наш взгляд, противоречить закону положение брачного договора, согласно которому предоставление дополнительного содержания одним супругом другому прекращается при возникновении по вине последнего определенных обстоятельств негативного характера (недостойное поведение в браке, отсутствие самостоятельного дохода из-за нежелания трудиться, пьянство, расходование общего имущества в личных целях и т.д.).
Во-вторых, на основании брачного договора не могут быть ограничены права супругов на обращение в суд. Такое ограничение логически вытекает из общего правила процессуального законодательства, закрепленного в ст. 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которому отказ от права на обращение в суд ничтожен. Так, ничтожным согласно п. 2. ст. 44 СК РФ будет положение брачного договора, обязывающее одного из супругов не обращаться в суд с заявлением о взыскании алиментов на том основании, что по договору в его собственность перешла квартира другого супруга.
В-третьих, брачный договор не может регулировать личные неимущественные отношения между супругами.
Для рассмотрения данного ограничения свободы брачного договора обратимся к самому понятию личных неимущественных правоотношений. Полагаем, что отражающим сущность данных правоотношений является определение, данное Н.Д. Егоровым, который под личными неимущественными правоотношениями предлагает понимать возникающие по поводу неимущественных благ отношения, в которых осуществляется индивидуализация личности посредством выявления и оценки ее социальных качеств. А поскольку надлежащая индивидуализация личностных качеств осуществима только в сравнении с другими окружающими лицами, то можно говорить о том, что все личные неимущественные отношения носят абсолютный характер. Законодательно закрепленным основанием абсолютного характера личных неимущественных отношений является то, что данные отношения возникают по поводу нематериальных благ, принадлежащих гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемых и не передаваемых иным способом (ст. 150 ГК РФ). В этой связи вызывает сомнения правильность формулировки пункта 3 ст. 42 СК РФ, запрещающего регулировать брачным договором личные неимущественные отношения между супругами, поскольку всякие отношения между супругами предполагаются, по своей сути, относительными, а не абсолютными. Представляется более правильным сформулировать данное ограничении свободы брачного договора как «недопустимость установления супругами в брачном договоре личных неимущественных прав и обязанностей в отношении друг друга». Правильность сделанного нами вывода может быть также подтверждена названием главы 6 СК РФ «Личные права и обязанности супругов», в которой законодатель не использовал словосочетание «личные неимущественные правоотношения между супругами». Данная глава содержит права, принадлежавшие каждому из супругов до и независимо от вступления в брак (право на выбор рода занятий, профессии, мест пребывания и жительства) и специфические семейные права (право на совместное с супругом (-ой) решение вопросов материнства, отцовства, воспитания детей и т.д.). Каждому абсолютному праву одного из супругов, принадлежавшему ему и до брака, соответствует обязанность другого супруга не чинить ему в этом препятствий. Закрепленные же п. 3 ст. 31 СК РФ обязанности супругов строить взаимоотношения в семье на основе взаимоуважения и взаимопомощи носят декларативный характер, и в случае неисполнения их одним из супругов второй не найдет законных способов для принуждения его к исполнению соответствующих обязанностей.
Следует, однако, отметить, что сам факт закрепления в законе запрета на регулирование личных неимущественных прав и обязанностей супругами в отношении друг друга сомнения не вызывает. Поскольку в период с момента вступления в силу ГК РФ до момента вступления в силу СК РФ в литературе можно было встретить суждения о допустимости включения в брачный договор таких положений, как требование о незлоупотреблении спиртными напитками, требование о полном удовлетворении потребностей супруга в сексуальной жизни по общепринятым медицинским нормам, требование об изучении французского языка и соблюдении супружеской верности и т.д..
Основанием для рассматриваемого ограничения является, во-первых, то, что содержание личных неимущественных прав и обязанностей урегулировано в законе и не может быть изменено соглашением сторон. А во-вторых, целесообразно включать в брачный договор только те права и обязанности, которые в случае неисполнения могут быть осуществлены принудительно. Обязанности же, носящие исключительно личный характер, принудительно быть осуществлены не могут. Поэтому даже в случае если такие обязанности и будут включены в брачный договор, то совершенно очевидно, что никакие санкции за их неисполнение не подлежат применению. Супруги могут регулировать свои личные неимущественные отношения при помощи соглашений, но эти соглашения будут иметь неправовой характер.
Зарубежное законодательство, в отличие от российского, таких ограничений не содержит.
В-четвертых, в содержание брачного договора не может включаться определение прав и обязанностей супругов в отношении детей. М.В. Антокольская отмечает тот факт, что, поскольку дети являются самостоятельными субъектами права, даже в тех случаях, когда их родители вправе заключать соглашения по поводу их воспитания или содержания, они или действуют как законные представители детей — в алиментных правоотношениях, или заключают между собой соглашения, порождающие определенные правовые последствия для детей. Поэтому все акты, затрагивающие права детей, должны совершаться отдельно и в ряде случаев с учетом мнения детей, достигших определенного возраста. Отношения между родителями по поводу детей могут быть урегулированы договором, но это самостоятельный договор, не совпадающий с брачным соглашением. Соглашения между супругами, касающиеся детей, разрешают вопрос о том, с кем из родителей останутся проживать несовершеннолетние дети при раздельном проживании их родителей (п. 1 ст. 24, п. 3 ст. 65 СК РФ), либо определяют порядок осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка (п. 2 ст. 66 СК РФ). Эти соглашения отличаются от брачного договора, во-первых, ситуацией, на которую они рассчитаны (раздельное проживание супругов), во-вторых, формой (закон не требует их нотариального удостоверения), в-третьих, возможностью суда определять содержание такого соглашения при наличии спора между супругами (п. 3 ст. 65 и п. 2 ст. 66 СК РФ) или в случае нарушения договором интересов детей или одного из супругов. Кроме того, такие соглашения могут заключаться и между лицами, никогда не состоявшими в браке, т.к. родительское правоотношение может возникнуть независимо от брака.
Представляется, что ограничения, установленные законодателем, касаются лишь неимущественных прав и обязанностей супругов в отношении детей. Следовательно, нет препятствий для того, чтобы урегулировать в брачном договоре имущественные права и обязанности супругов, касающиеся детей, но не создающие для них, как для третьих лиц и не сторон договора, каких-либо прав и обязанностей. В качестве примера Н.Е. Сосипатрова приводит условие брачного соглашения, согласно которому супруги, установив режим раздельной собственности, обязуются друг перед другом по окончании ребенком школы оплачивать стоимость продолжения образования за границей пропорционально получаемым каждым из них доходам.
С.Л. Симонян также полагает, что в брачном договоре могут быть закреплены обязанности супругов по несению расходов на воспитание и обучение детей. Не возражая против закрепления в брачном договоре подобных соглашений, мы полагаем, они вполне могут быть отнесены к прямо разрешенным п. 1 ст. 42 СК РФ для регулирования брачным договором положениям о порядке несения супругами семейных расходов.
В отличие от российского законодательства, законодательство других государств допускает регулирование в брачном договоре отношений родителей, касающихся их прав и обязанностей в отношении детей. По брачному договору американского певца М. Джексона и его жены Дебби Роуи в случае развода ребенок должен остаться с отцом, а матери будет отказано даже в праве навещать его. Согласно российскому законодательству такое положение не может быть включено в брачный договор, т.к. оно не только регулирует взаимные обязательства неимущественного характера между супругами по поводу детей, но и потому, что ограничивает специальную правоспособность матери и создает обязанность для ребенка как третьего лица — не стороны в договоре, что прямо запрещено ГК РФ.
В-пятых, брачный договор не может содержать положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания. Согласно ст. 89 СК РФ супруги обязаны материально поддерживать друг друга. В случае отказа от такой поддержки и отсутствия между супругами соглашения об уплате алиментов нетрудоспособный нуждающийся супруг имеет право требовать предоставления алиментов от другого супруга в судебном порядке. Алиментные обязательства могут быть предметом соглашения между супругами, но в брачном договоре нельзя снизить уровень гарантированности права на получение алиментов по сравнению с законным режимом.
Наконец, в-шестых, в брачный договор не могут включаться другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства. В силу того обстоятельства, что брачный договор тесно связан с личными отношениями сторон, возможны злоупотребления правом, из-за которых одна из сторон под воздействием личных мотивов: чувства привязанности, личной зависимости, чрезмерного доверия другой стороне — подпишет договор, который в дальнейшем приведет к существенному нарушению ее прав. В качестве примера условия брачного договора, ставящего одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, можно привести обязательство супруга — инициатора развода — передать свою собственность в случае развода другому супругу.
Данное ограничение имеет некоторое сходство с возможностью признания недействительной кабальной сделки. Разница состоит в том, что согласно ст. 179 ГК РФ для признания сделки кабальной потерпевшему необходимо будет доказать невыгодность условий сделки, стечение тяжелых обстоятельств и умысел контрагента, воспользовавшегося сложившимися обстоятельствами, в то время как для признания ничтожными положений брачного договора, ставящих одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, достаточно самого факта такого «поставления».
Недопустимость противоречий брачного договора общим началам семейного законодательства открывает широкий простор для судебного усмотрения. Основными началами семейного законодательства, которые могут быть учтены в данном случае в соответствии со ст. 1 СК РФ, являются защита государством семьи, равенство супругов в семье, обеспечение приоритетной защиты интересов нетрудоспособных членов семьи. Как нарушающее принцип защиты семьи государством может быть расценено условие брачного договора, поощряющее расторжение брака, например, путем создания имущественной заинтересованности одного из супругов в разводе.
В заключение следует отметить, что положения брачного договора, ставящие одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, являются оспоримыми и могут быть признаны недействительными по требованию одного из супругов. Остальные положения брачного договора, идущие вразрез с ограничениями, установленными п. 3 ст. 42 Семейного кодекса Российской Федерации, являются ничтожными.

 

По всем вопросам, связанным с расторжением брака, разделом имущества, взысканием алиментов, иным вопросам по семейному праву и семейным спорам, вы можете записаться к специалистам нашего Центра, позвонив по телефонам секретарю: (495) 649 — 11 — 65 или (499) 246-86-51 Внимание консультации платные!!! Бесплатную консультацию Вы можете получить на сайте — свой вопрос можно оставить здесь БРАК, РАЗДЕЛ ИМУЩЕСТВА, АЛИМЕНТЫ

С аналогичной тематикой и практикой нашего Центра по теме БРАК, РАЗДЕЛ ИМУЩЕСТВА, АЛИМЕНТЫ — вы можете ознакомиться ниже, перейдя по ссылке:

Судебная практика

Раздел между супругами жилого помещения, находящегося в залоге

24.06.2016( 3808  )

В статье рассмотрены теоретические и практические проблемы раздела между супругами (бывшими супругами) жилого помещения, приобретенного с использованием кредитных средств банка или иной кредитной организации.

Проблемы раздела жилого помещения между бывшими супругами

24.06.2016( 3128  )

Раздел совместно нажитого имущества между бывшими супругами в судебной практике явление заурядное. Однако, когда предметом иска становится жилое помещение, дела о разделе имущества часто приобретают сложный характер, так как участники процесса в лице истцов и ответчиков стараются отойти от правила раздела имущества, находившегося в законном режиме пользования супругов, и пересмотреть размер причитающихся им долей.

Порядок встреч с ребенком

21.06.2016( 2711  )

В статье анализируется современная судебная практика рассмотрения споров об определении места жительства ребенка.

Залог недвижимости и права бывших супругов

17.06.2016( 1895  )

Обеспечение в виде недвижимости не так надежно, как может показаться на первый взгляд, если залогодателем является гражданин, ранее состоявший в браке. Рассмотрим все риски, которые грозят не только банку, но и самим бывшим супругам залогодателей в таких ситуациях.

Поручение без согласия супруга

15.06.2016( 1307  )

Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены.

Постановления судов в практике по семейно-правовым спорам

14.06.2016( 1439  )

В статье анализируются проблемы исполнения различных постановлений судов при регистрации соответствующих актов гражданского состояния. Отмечается несоответствие положений семейного, гражданского процессуального и специального законодательства об актах гражданского состояния. Доказывается недопустимость заключения мирового соглашения о расторжении брака, направления в органы ЗАГС выписок из судебных решений по отдельным категориям дел.

алименты   алименты детям   взыскание алиментов   Вселение   выплата алиментов   Выселение   детские   долги супругов   заключение брака   Имущественный налоговый вычет   Имущество супругов   Исковая давность   Лишение родительских прав   Материнский капитал   место жительства ребенка   место проживания ребенка   недействительность брака   Ограничение родительских прав   опека   порядок общения с ребенком   Пособия   постановка на учет   права детей   Права несовершеннолетних   Права родителей   право пользования   прекращение брака   равенство долей   развод   развод суд   раздел дома   Раздел имущества   раздел имущества супругов   разрешение органов опеки   расторжение брака   сделка   собственность супругов   совместная собственность   совместная собственность супругов   Споры о детях   Срок исковой давности   удочерение   установление отцовства   Установление происхождения детей   Усыновление   фиктивный брак