г.Москва, Малый Гнездниковский переулок, дом 12 +7 (495) 649 11 65, +7 (985) 763 90 66

Статьи

Оспаривание сделки по распоряжению общим совместным имуществом, нажитым в браке

07.09.2008(25094  )

ОСПАРИВАНИЕ СДЕЛКИ ПО РАСПОРЯЖЕНИЮ
ОБЩИМ СОВМЕСТНЫМ ИМУЩЕСТВОМ, НАЖИТЫМ В БРАКЕ

М.Л. ШЕЛЮТТО

Шелютто М.Л., ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, кандидат юридических наук.

Р. обратился в Солнечногорский городской суд Московской области с иском к О. и С. о признании недействительными государственной регистрации права собственности ответчиц на дом и земельный участок, заключенного между ними договора купли-продажи дома и земельного участка, о признании за истцом права собственности на указанные объекты недвижимости. Р. ссылался на то, что с 1985 года он состоял в браке с ответчицей О., которой в период брака, в 1994 году, был предоставлен для строительства дома земельный участок в деревне площадью 0, 12 га; на нем супруги построили дом. В 1995 году брак был расторгнут, а в 1999 году О. продала дом и участок С. Это имущество является общей совместной собственностью О. и Р. Поскольку О. продала дом и земельный участок С. без его согласия, Р. просил суд признать сделку недействительной и признать за ним право собственности на весь дом и земельный участок либо взыскать с О. в его пользу 1099100 руб.
О. иск не признала, указав, что продала дом и земельный участок в соответствии с законом. Ответчица С. иск также не признала, утверждая, что сделка была заключена в соответствии с законом, после покупки она произвела ремонт дома, спланировала участок и возвела на нем хозяйственные постройки, а также забор.
Суд установил, что О. в период ее брака с Р. для строительства жилого дома был предоставлен земельный участок, на котором супруги выстроили дом; дом является их общим совместным имуществом, доли супругов в праве собственности на дом равны. О. продала дом и земельный участок С. без согласия истца. Срок давности по требованию о разделе совместно нажитого имущества между супругами Р. не пропустил. С учетом этих обстоятельств решением Солнечногорского городского суда от 30 марта 2001 г. исковые требования Р. были удовлетворены частично: свидетельство и регистрационное удостоверение о праве собственности на землю на имя О., договор купли-продажи дома и земельного участка, регистрация права собственности на дом и земельный участок за С. были признаны частично недействительными, за Р. и С. признано право собственности на дом и земельный участок по ½ доле за каждым.
Определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда (далее — Мособлсуд) от 16 июля 2001 г. решение было оставлено без изменения.
В надзорной жалобе С. просила принятые судебные постановления отменить, дело направить на новое рассмотрение. Определением судьи Мособлсуда дело по надзорной жалобе С. направлено на рассмотрение Президиума Мособлсуда.
Рассмотрев дело 7 апреля 2004 г., Президиум удовлетворил надзорную жалобу С., отменил решение и кассационное определение, приведя следующие доводы.
В п. 3 ст. 35 Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ) предусмотрено, что для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение такой сделки не было получено, вправе требовать признания ее недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении сделки.
Однако на момент совершения оспариваемой сделки истец Р. супругом О. уже не являлся, со времени расторжения брака прошло 4 года, О. имела надлежащий титул на земельный участок и дом.
Суд первой инстанции пришел к выводу, что С. является добросовестным приобретателем, поскольку покупая в 1999 году дом, она не знала и не могла знать, что участок и дом являются общим совместным имуществом О. и ее бывшего мужа Р., брак с которым был расторгнут в 1995 году.
Согласно ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из владения иным путем помимо их воли.
В Определении Президиума указывается, что О. продала земельный участок и дом С., будучи надлежащим их собственником, имея титул на это имущество — свидетельства о праве собственности. Поэтому правила ст. 302 ГК РФ об истребовании имущества у добросовестного приобретателя судом не могли быть применены.
Руководствуясь ст. 167 ГК РФ, суд признал недействительной сделку купли-продажи дома и участка в ½ части и признал за Р. право собственности на ½ долю дома и участка. Между тем, отмечается в Определении надзорной инстанции, права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ. Такое же толкование правовых норм ст. ст. 167 и 302 ГК РФ дано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2003 г. N 6-П по делу «О проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева».
Таким образом, заключил Президиум, суд неправильно применил материальный закон. В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации существенные нарушения норм материального или процессуального права являются основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора. Учитывая добросовестность покупателя, указал Президиум, суд был вправе решить вопрос о взыскании с О. стоимости ½ доли земельного участка и дома в пользу Р.
1. При рассмотрении данного спора встал вопрос о том, какими правилами следует руководствоваться при совершении после расторжения брака сделки по распоряжению общим совместным имуществом, нажитым в браке.
Порядок распоряжения имуществом, находящимся в совместной собственности, установлен в пп. 2 и 3 ст. 253 ГК РФ и состоит в следующем. Распоряжение таким имуществом осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом. Каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка по распоряжению общим имуществом может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотиву отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом. Вместе с тем ст. 253 ГК РФ (п. 4) допускает установление законом иных правил для отдельных видов совместной собственности.
Специальное правило предусмотрено в п. 3 ст. 35 СК РФ для распоряжения общим совместным имуществом супругов в виде недвижимости (объекты, признаваемые недвижимостью, перечислены в п. 1 ст. 130 ГК РФ), а также на случай совершения сделки в отношении общего имущества супругов, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации. В соответствии с п. 2 ст. 163 ГК РФ нотариальное удостоверение сделок обязательно, во-первых, в случаях, указанных в законе. Примером сделки с движимым имуществом, для которой по закону обязательна нотариальная форма, может служить договор о залоге движимого имущества или прав на имущество в обеспечение обязательств по договору, подлежащему нотариальному удостоверению (п. 2 ст. 339 ГК РФ). Во-вторых, нотариальное удостоверение сделок обязательно в случаях, предусмотренных соглашением сторон.
Государственная регистрация предусмотрена в первую очередь для сделок по поводу недвижимого имущества (п. 1 ст. 164 ГК РФ). Законом может быть установлена государственная регистрация сделок и с движимым имуществом определенных видов (п. 2 ст. 164 ГК РФ). При решении вопроса о том, подлежит та или иная сделка государственной регистрации, иногда возникают затруднения. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации разъяснила, что сделки с именными ценными бумагами, в том числе с акциями, хотя и влекут внесение записей в реестр владельцев ценных бумаг, не подлежат государственной регистрации. В одном из опубликованных в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации постановлений подчеркивалось, что не установлена государственная регистрация для договора купли-продажи автомобиля.
В изъятие из правила ст. 253 ГК РФ о презумпции согласия сособственников на совершение сделки по распоряжению общим имуществом для совершения сделок, перечисленных в п. 3 ст. 35 СК РФ, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Данное требование СК РФ охраняет имущественные интересы второго супруга. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной. Однако для признания такой сделки недействительной по указанному мотиву, подчеркнуто в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 14 января 2005 г. по конкретному делу, недостаточно одного только факта неполучения нотариально удостоверенного согласия второго супруга. Необходимо также доказать, что другая сторона в сделке действовала недобросовестно: совершая сделку, знала или должна была знать, что имущество относится к общему совместному имуществу супругов.
Последнее обстоятельство далеко не всегда является очевидным. Обязательной государственной регистрации возникновения права общей совместной собственности супругов на недвижимое имущество в настоящее время нет. Как было разъяснено в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за II квартал 2002 г., утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации 17 июля 2002 г., в случае, когда в договоре указан в качестве собственника только один супруг как раз таких случаев большинство), органы, осуществляющие государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, а также сделок с ним, должны зарегистрировать право собственности за лицом, указанным в договоре. При несогласии другой супруг имеет право обратиться в суд с требованием о признании за ним права совместной собственности на приобретенное имущество. Такое положение приводит к тому, что общая совместная собственность супругов, не отраженная в таком качестве в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, при недобросовестности одного из супругов воспринимается иными участниками гражданского оборота как его индивидуальная собственность, распоряжение которой осуществляется единственным собственником по его усмотрению. Тем самым право собственности супруга, не значащегося в числе правообладателей, нарушается и не получает должной защиты.
Порядок совершения прочих, не указанных в п. 3 ст. 35 СК РФ сделок по распоряжению общим имуществом супругов, установлен в п. 2 этой статьи и не отличается от порядка, предусмотренного ст. 253 ГК РФ: при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим супружеским имуществом предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Совпадает с установленным в ст. 253 ГК РФ и закрепленное в п. 2 ст. 35 СК РФ условие признания недействительными сделок по распоряжению совместным имуществом по мотиву отсутствия согласия другого супруга: такое признание возможно, если доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение оспариваемой сделки. Следовательно, и по делам данной категории в первую очередь необходимо доказать, что другая сторона в сделке знала или должна была знать о том, что сделка совершается в отношении общего совместного имущества супругов.
По настоящему делу Президиум Мособлсуда исходил из того, что правила ст. 35 СК РФ не распространяются на сделки по распоряжению общим имуществом, нажитым в браке, совершаемые бывшим супругом после расторжения брака. Это следует из текста данной статьи и других норм СК РФ, в которых прямо оговаривается, что то или иное положение относится к бывшим супругам (см., например, ст. 91). В таких случаях подлежит применению ст. 253 ГК РФ, устанавливающая презумпцию согласия всех участников совместной собственности на распоряжение их общим имуществом независимо от вида имущества и формы сделки. Не предоставляя повышенной охраны имущественных интересов бывшего супруга, законодатель, на наш взгляд, стимулирует скорейший раздел общего совместного имущества, нажитого супругами в браке, в случае его расторжения. После прекращения брака бывшие супруги перестают быть членами одной семьи, нередко становятся чуждыми друг другу. Общая совместная собственность, предполагающая, что ее субъекты связаны тесными, доверительными отношениями, по своей природе не отвечает характеру отношений между бывшими супругами.
К моменту совершения оспариваемой сделки брак Р. и О. был прекращен, супругами они уже не являлись. Поэтому, по нашему мнению, нотариально удостоверенное согласие истца на совершение сделки по распоряжению недвижимостью не требовалось. Сделка могла быть признана недействительной на основании ст. 253 ГК РФ при условии, что покупатель С., которая бы знала или по обстоятельствам дела должна была бы знать о совместной собственности Р. и О. на дом и земельный участок, знала или заведомо должна была знать о несогласии Р. на совершение сделки. Доказательств недобросовестности покупателя представлено в суд не было, следовательно, не имелось оснований для признания сделки недействительной по ст. 253 ГК РФ.
2. Наряду с необоснованным расширительным применением п. 3 ст. 35 СК РФ в отношении сделок с общим имуществом бывших супругов встречается неправильное ограничительное понимание этой нормы, основанное на п. 6 ст. 169 СК РФ. В нем предусмотрено, что положения о совместной собственности супругов и положения о собственности каждого из супругов, установленные ст. ст. 34 — 37 СК РФ, применяются к имуществу, нажитому супругами (одним из них) до 1 марта 1996 г. — даты введения в действие СК РФ (п. 1 ст. 168 СК РФ). Такая формулировка вызвала мнение о том, что п. 3 ст. 35 СК РФ следует применять лишь в отношении сделок с общим имуществом супругов, нажитым до указанной даты.
На самом деле положения СК РФ о совместной собственности супругов и о собственности каждого из них должны применяться как к имуществу, нажитому супругами (одним из них) после введения в действие Кодекса, так и к имуществу, нажитому до указанной даты. Пункт 6 ст. 169 СК РФ не сужает, а расширяет границы действия Кодекса, придавая ему обратную силу в соответствующей части.
3. По настоящему делу судом обсуждалось применение сроков давности.
В отношении требования о признании недействительной сделки по распоряжению имуществом, находящимся в общей совместной собственности, действует годичный срок исковой давности при предъявлении иска как на основании ст. 253 ГК РФ (п. 2 ст. 181 ГК РФ), так и на основании п. 3 ст. 35 СК РФ (такой срок закреплен непосредственно в этом пункте).
Представляется интересным вопрос о том, подпадает ли под действие срока исковой давности требование о признании недействительной сделки по распоряжению общим супружеским имуществом на основании п. 2 ст. 35 СК РФ. Дело в том, что срок исковой давности указан только в п. 3 ст. 35 СК РФ, а в п. 2 этой статьи о нем ничего не сказано. Статья же 9 СК РФ (п. 1) предусматривает, что на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется, исключая случаи, когда срок для защиты нарушенного права установлен в самом СК РФ. На первый взгляд, отсюда следует, что оспаривание сделок по распоряжению общим имуществом супругов, не относящихся к числу названных в п. 3 ст. 35 СК РФ, не ограничено сроком. В действительности же такой вывод, полагаем, не только противоречит интересам гражданского оборота и здравому смыслу, но и не соответствует закону.
Регулирование отношений супругов по поводу их общей совместной собственности осуществляется прежде всего ГК РФ. С учетом выделения в системе российского законодательства отрасли семейного законодательства ГК РФ (п. 4 ст. 256) предусматривает, что порядок определения долей супругов в общем имуществе при его разделе и порядок такого раздела устанавливаются законодательством о браке и семье. Кроме того, как уже говорилось, в п. 4 ст. 253 ГК РФ допускается специальное законодательное регулирование владения, пользования и распоряжения имуществом, находящимся в совместной собственности, для отдельных ее видов.
Выше подчеркивалось также, что п. 2 ст. 35 СК РФ повторяет применительно к общему имуществу супругов положения п. 3 ст. 253 ГК РФ, не внося специфики в правовое регулирование имущественных отношений супругов по сравнению с общими гражданско-правовыми нормами. Поэтому, полагаем, что при оспаривании сделки на основании п. 2 ст. 35 СК РФ, тождественного по смыслу п. 3 ст. 253 ГК РФ, не должно быть особенностей и в применении срока исковой давности, установленного п. 2 ст. 181 ГК РФ.
В п. 3 ст. 35 СК РФ, в котором закреплен срок исковой давности той же продолжительности, что и в п. 2 ст. 181 ГК РФ, указано также, как нужно определять начало течения этого срока: он исчисляется со дня, когда истец узнал или должен был узнать о совершении оспариваемой сделки. По правилу же п. 2 ст. 181 ГК РФ об исчислении срока исковой давности по иску о признании оспоримой сделки недействительной (исключая случаи признания сделки недействительной по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 179 ГК РФ) этот срок начинает течь со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Таким обстоятельством в случаях, не указанных в п. 3 ст. 35 СК РФ, при оспаривании сделки по распоряжению общим имуществом, находящимся в совместной собственности как супругов (п. 2 ст. 35 СК РФ), так и всех прочих лиц (ст. 253 ГК РФ), является совершение сделки без согласия участника общей совместной собственности. При применении п. 3 ст. 253 ГК РФ и п. 2 ст. 35 СК РФ определять начало течения срока исковой давности следует, по-видимому, так же, как и при оспаривании сделки на основании п. 3 ст. 35 СК РФ: со дня, когда истец узнал или должен был узнать о совершении сделки.
При разрешении дела по иску Р. обсуждалось применение и другого давностного срока — трехлетнего, действующего в отношении требований о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут (п. 7 ст. 38 СК РФ).
Под разделом общего имущества супругов в ст. 38 СК РФ понимается передача каждому из супругов (бывших супругов) имущества. При разделе общего совместного имущества определяются доли сособственников, а затем — какое имущество подлежит передаче каждому из них в соответствии с их долями. Доли признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами (п. 1 ст. 39 СК РФ). В то же время суд вправе отступить от начала равенства долей, принимая во внимание ряд обстоятельств (п. 2 ст. 39 СК РФ). В результате раздела имущества общая собственность на него прекращается.
Требование супруга (бывшего супруга) может сводиться к определению его доли в праве собственности на имущество (п. 5 ст. 244 ГК РФ), на практике чаще всего на недвижимое (квартиру, жилой дом и др.). При удовлетворении этого требования собственность становится общей долевой. Требование о разделе общего имущества может быть заявлено впоследствии или не заявляться вовсе. Трехлетний срок исковой давности должен распространяться на требование об определении долей в праве собственности на имущество, находящееся в общей совместной собственности бывших супругов, так как это требование связано с требованием о разделе их общего имущества, независимо от того, рассматриваются они вместе или раздельно.
Как разъяснено в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», течение указанного срока следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде — дня вступления решения в законную силу), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ). Отсылка к ст. 200 ГК РФ сделана и в самом СК РФ — при регулировании применения исковой давности в семейных отношениях (п. 2 ст. 9). Аналогичное разъяснение ранее давалось в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 21 февраля 1973 г. N 3 «О некоторых вопросах, возникших в практике применения судами Кодекса о браке и семье РСФСР». Оно базировалось на норме ст. 10 этого Кодекса (1969 год), которая была посвящена началу течения срока исковой давности по всем требованиям, вытекающим из брачных и семейных отношений.
Данный порядок определения начала течения срока давности по требованию о разделе общего совместного имущества разведенных супругов означает, что при отсутствии каких-либо нарушений права собственности бывшего супруга (как в случае продолжения совместного пользования общим имуществом, так и в случае добровольного неосуществления бывшим супругом правомочий по пользованию таким имуществом) срок давности не начинает течь. Если право собственности бывшего супруга не нарушено, то само по себе непредъявление бывшим супругом требования о разделе общего имущества по истечении трех лет после расторжения брака не влечет его погашения давностным сроком. Дата, с которой начинается отсчет срока, устанавливается в каждом случае в зависимости от конкретных обстоятельств дела.
В случае отказа в иске о разделе общего совместного имущества или об определении доли в праве на это имущество по мотиву пропуска истцом срока исковой давности отношения совместной собственности бывших супругов сохраняются.
По настоящему делу, как отмечалось в судебных постановлениях, оба срока исковой давности — годичный, по требованию о признании сделки по отчуждению общего совместного имущества бывших супругов недействительной, и трехлетний, по требованию о разделе общего совместного имущества бывших супругов,  — не истекли.
Альтернативное требование истца состояло во взыскании с бывшей супруги стоимости его доли. По этому требованию — о взыскании неосновательного обогащения — действует общий трехлетний срок исковой давности (ст. 196 ГК РФ), который начал течь с того момента, когда истец узнал или должен был узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

 

По всем вопросам, связанным с расторжением брака, разделом имущества, взысканием алиментов, иным вопросам по семейному праву и семейным спорам, вы можете записаться к специалистам нашего Центра, позвонив по телефонам секретарю: (495) 649 — 11 — 65 или (499) 246-86-51 Внимание консультации платные!!! Бесплатную консультацию Вы можете получить на сайте — свой вопрос можно оставить здесь БРАК, РАЗДЕЛ ИМУЩЕСТВА, АЛИМЕНТЫ

С аналогичной тематикой и практикой нашего Центра по теме БРАК, РАЗДЕЛ ИМУЩЕСТВА, АЛИМЕНТЫ — вы можете ознакомиться ниже, перейдя по ссылке:

Судебная практика

Раздел между супругами жилого помещения, находящегося в залоге

24.06.2016( 3664  )

В статье рассмотрены теоретические и практические проблемы раздела между супругами (бывшими супругами) жилого помещения, приобретенного с использованием кредитных средств банка или иной кредитной организации.

Проблемы раздела жилого помещения между бывшими супругами

24.06.2016( 2973  )

Раздел совместно нажитого имущества между бывшими супругами в судебной практике явление заурядное. Однако, когда предметом иска становится жилое помещение, дела о разделе имущества часто приобретают сложный характер, так как участники процесса в лице истцов и ответчиков стараются отойти от правила раздела имущества, находившегося в законном режиме пользования супругов, и пересмотреть размер причитающихся им долей.

Порядок встреч с ребенком

21.06.2016( 2593  )

В статье анализируется современная судебная практика рассмотрения споров об определении места жительства ребенка.

Залог недвижимости и права бывших супругов

17.06.2016( 1784  )

Обеспечение в виде недвижимости не так надежно, как может показаться на первый взгляд, если залогодателем является гражданин, ранее состоявший в браке. Рассмотрим все риски, которые грозят не только банку, но и самим бывшим супругам залогодателей в таких ситуациях.

Поручение без согласия супруга

15.06.2016( 1245  )

Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены.

Постановления судов в практике по семейно-правовым спорам

14.06.2016( 1359  )

В статье анализируются проблемы исполнения различных постановлений судов при регистрации соответствующих актов гражданского состояния. Отмечается несоответствие положений семейного, гражданского процессуального и специального законодательства об актах гражданского состояния. Доказывается недопустимость заключения мирового соглашения о расторжении брака, направления в органы ЗАГС выписок из судебных решений по отдельным категориям дел.

алименты   алименты детям   взыскание алиментов   Вселение   выплата алиментов   Выселение   детские   долги супругов   заключение брака   Имущественный налоговый вычет   Имущество супругов   Исковая давность   Лишение родительских прав   Материнский капитал   место жительства ребенка   место проживания ребенка   недействительность брака   Ограничение родительских прав   опека   порядок общения с ребенком   Пособия   постановка на учет   права детей   Права несовершеннолетних   Права родителей   право пользования   прекращение брака   равенство долей   развод   развод суд   раздел дома   Раздел имущества   раздел имущества супругов   разрешение органов опеки   расторжение брака   сделка   собственность супругов   совместная собственность   совместная собственность супругов   Споры о детях   Срок исковой давности   удочерение   установление отцовства   Установление происхождения детей   Усыновление   фиктивный брак