г.Москва, Малый Гнездниковский переулок, дом 12 +7 (495) 649 11 65, +7 (985) 763 90 66

Статьи

Установление происхождения детей

03.09.2008(53225  )

УСТАНОВЛЕНИЕ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ДЕТЕЙ

Н.И. АЛЬЖЕВА

Альжева Наталья Ивановна — специалист по социальным вопросам ГУ «Центр социальной помощи семьи и детям», г. Саратов.

Введение

После распада СССР произошли кардинальные изменения в политической, экономической, социальной жизни страны. Возникла потребность изменения рядов институтов семейного законодательства. В связи с этим 22 декабря 1994 г. был принят Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Кодекс о браке и семье РСФСР», а через три месяца, 7 марта 1995 г., был принят новый Федеральный Закон «О внесении изменений и дополнений в КоБС РСФСР, УК РСФСР, УПК РСФСР, КоАП РСФСР».

Однако с помощью внесения отдельных изменений в КоБС невозможно было произвести необходимое реформирование семейного законодательства. В связи с этим в 1994 г. Государственной Думой РФ была создана рабочая группа по подготовке нового Семейного кодекса, который был принят Государственной Думой РФ 8 декабря 1995 г.

В настоящей статье рассмотрены новации, внесенные Семейным кодексом РФ в регулирование порядка установления происхождения детей и сравнение их с положениями КоБС РСФСР, а также проблемы, которые возникают при установлении происхождения ребенка от матери и от отца.

Особое внимание уделено установлению отцовства лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, т.к. правовое положение детей, родившихся от родителей, не состоящих в браке, представляет значительную социальную проблему и большую историю. Так, по некоторым данным, в настоящее время в различных регионах России от 10% до 27% детей рождаются вне брака. Установление отцовства в отношении детей, рожденных вне брака, может быть добровольным органах записи актов гражданского состояния) либо принудительным суде). В статье проведен анализ, в каких случаях отцовство устанавливается добровольно, а в каких через суд исковом или особом производстве); какова процедура установления отцовства в данных органах; кто имеет право подать иск об установлении отцовства.

Кроме того, будет рассмотрено одно из прогрессивных новшеств Семейного кодекса — определение порядка установления происхождения ребенка, рожденного в результате применения метода искусственного оплодотворения. Однако узаконивание искусственной репродукции не снимает всех юридических вопросов, таких как: что означают понятия «искусственное оплодотворение», «имплантация эмбрионов», «суррогатное материнство», каковы права и обязанности лиц, желающих ребенка, и суррогатной матери и др. Все эти вопросы будут рассмотрены и предложены варианты их решения.

1. Правовое регулирование установления происхождения детей

1.1. Установление материнства

Рождение ребенка — это важное событие в жизни любого человека. Оно влечет возникновение отношений между родителями и ребенком в различных сферах жизни: правовой, культурной, социальной.

С точки зрения права основанием для возникновения взаимных прав и обязанностей является происхождение детей, удостоверенное в установленном законом порядке. По мнению Л.М. Пчелинцевой, под термином «происхождение детей» имеется в виду их кровное происхождение от определенных мужчины и женщины.

В настоящее время отношения в сфере установления происхождения детей регулируются Конституцией РФ 1993 г.; Семейным кодексом РФ (СК РФ) 1996 г.; Гражданским процессуальным кодексом РФ (ГПК РФ), 2001 г.; Гражданским кодексом РФ (ГК РФ) 1996 г.; Федеральным законом РФ от 15 ноября 1997 г. N 143 «Об актах гражданского состояния» (ФЗ РФ «Об актах гражданского состояния»); Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. N 9 «О применении судами Семейного кодекса РФ при рассмотрении дел об установлении отцовства и взыскании алиментов»; а также Конвенцией о правах ребенка.

В Семейном кодексе РФ предусматривается обязательность установления как материнства, так и отцовства.

Правоотношения между матерью и ребенком возникают в силу их кровного родства. Понятие материнства не сводимо к биологическим аспектам репродуктивной способности, его нельзя также ограничивать отношениями между матерью и ребенком после родов и в первый год жизни. Понятие материнства охватывает родственную связь матери и ребенка и в более старшем возрасте, осознание ею позитивной ответственности за здоровье и нормальное развитие детей, реализацию прав и исполнение обязанностей по отношению к детям, эмоциональные отношения с ними.

Для установления происхождения ребенка от матери (материнство) не имеет значения, рожден ею ребенок в браке или нет. Поэтому заявление в орган записи актов гражданского состояния о регистрации рождения вправе подать как мать ребенка, рожденного в браке, так и мать ребенка, рожденного вне брака (одинокая мать). Следует отметить, что понятие «одинокая мать», т.е. женщина, родившая ребенка вне брака, звучит некорректно, т.к. предполагает возложение только на женщину всех родительских обязанностей, предусмотренных российским законодательством, тогда как мужчина несет лишь обязательства нравственного порядка. Это, в свою очередь, является нарушением п. 1 ст. 18 Конвенции о правах ребенка 1989 г., в которой говорится о принципе общей и одинаковой ответственности обоих родителей за воспитание и развитие ребенка. Таким образом, вместо термина «одинокая мать» лучше использовать — «мать ребенка, не состоящая в браке в момент рождения ребенка».

Заявление о рождении ребенка должно быть сделано не позднее чем через месяц после появления ребенка на свет. Но какой-либо юридической ответственности граждан за пропуск срока для регистрации рождения ребенка в настоящее время не установлено. Следовательно, пропуск установленного законом месячного срока не освобождает орган записи актов гражданского состояния от обязанности произвести регистрацию рождения.

Происхождение ребенка от матери удостоверяется органами записи актов гражданского состояния на основании документа, подтверждающего материнство.

Материнство ребенка, родившегося в медицинском учреждении, устанавливается на основании документов, подтверждающих рождение ребенка от данной женщины и в данном медицинском учреждении. Это документ установленной формы о рождении (медицинское свидетельство). Выдается медицинской организацией независимо от ее организационно-правовой формы, в которой проходили роды.

В документе о рождении, наряду с данными о ребенке и датой рождения ребенка, обязательно указываются фамилия, имя, отчество матери.

При рождении близнецов на каждого из них должно быть представлено отдельное медицинское свидетельство о рождении.

Общий порядок установления материнства применяется и в случае рождения ребенка в результате искусственного оплодотворения женщины или имплантации эмбриона при условии предварительного письменного согласия супругов или одинокой женщины на производство такой операции.

Особый порядок ведения и выдачи медицинских документов о рождении может применяться лишь в ситуациях, когда женщины-усыновительницы в целях обеспечения тайны усыновления имитируют беременность и роды.

Если ребенок родился вне медицинского учреждения, законом предусматриваются иные основания записи о его матери, т.е. установления материнства. Основаниями могут являться медицинские документы, с достоверностью подтверждающие факт происхождения ребенка именно от этой женщины, которая претендует на запись в качестве матери ребенка. К таким документам относятся медицинское заключение, выданное врачом, присутствовавшим при родах,  либо врачом скорой помощи, приехавшим уже после родов,  либо справкой, выданной медицинским учреждением, в которое обратилась женщина уже после того, как родился ребенок,  или иным подобного рода документом.

Также материнство может быть подтверждено и зарегистрировано органом записи актов гражданского состояния на основании свидетельских показаний. Лицо, присутствовавшее при родах, проходивших без оказания медицинской помощи, представляет заявление о том, что ребенок родился именно от этой женщины. В статье 48 СК РФ не содержится никаких указаний относительно количества свидетелей, достаточного для удостоверения факта рождения ребенка. Из этого следует, что достаточно показаний одного лица, присутствующего при родах.

В случае если свидетель не имеет возможности явиться в орган записи актов гражданского состояния, его подпись заявления о рождении ребенка данной женщиной должна быть удостоверена нотариально.

Оформленное в установленном порядке заявление лица, присутствовавшего во время родов, может быть представлено в орган записи актов гражданского состояния родителями ребенка или другим заявляющим лицом, а также может быть направлено в орган записи актов гражданского состояния посредством почтовой связи либо иными способами.

Закон не исключает установление материнства и при представлении иных доказательств, перечень которых в данной статье не приводится. Под иными доказательствами понимается медицинское освидетельствование женщины на предмет выявления недавно произведенных родов: экспертиза крови, генная дактилоскопия и любые иные доказательства, допускаемые ГПК РФ (ст. 55).

Возможна ситуация, когда материнство устанавливается и в судебном порядке. В соответствии с п. 4 ст. 14 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» при отсутствии оснований для государственной регистрации рождения (документов установленной формы о рождении, выданных медицинской организацией,  или заявления лица, присутствовавшего во время родов, о рождении ребенка — при родах вне медицинской организации и без оказания медицинской помощи) государственная регистрация рождения ребенка производится на основании решения суда об установлении факта рождения ребенка данной женщиной. Кроме того, в соответствии со ст. 264 ГПК РФ суд рассматривает дела об установлении родственных отношений лиц, к которым относится и материнство. Таким образом, материнство может быть установлено в судебном порядке для государственной регистрации рождения ребенка, в целях получения пособия на ребенка (при утрате документов и невозможности их восстановления) и т.п.

Если по ошибке или в результате злоупотребления в книге регистрации рождений в качестве матери ребенка была записана другая женщина, действительная мать вправе оспорить эту запись в судебном порядке. Исключение составляют случаи, когда ребенок был рожден в результате применения метода имплантации эмбриона, и женщина, родившая ребенка (суррогатная мать), давшая согласие на запись в качестве матери ребенка другую женщину, не вправе оспорить эту запись.

Несовершеннолетняя мать вправе признавать или оспаривать свое материнство на общих основаниях.

1.2. Установление отцовства и материнства при применении

искусственных методов репродукции человека

С развитием и широким применением новых методов вспомогательных репродуктивных технологий в нашей стране все большее признание получает теория социального отцовства и материнства. Согласно этой теории основанием возникновения родительских прав и обязанностей может быть не только биологическое происхождение (кровное родство), но и социальная связь.

В настоящее время в России отсутствует единый закон, регулирующий отношения в сфере зарождения человеческой жизни при помощи методов искусственной репродукции. Некоторые правовые аспекты применения методов вспомогательной репродуктивной технологии определены в действующем законодательстве РФ: в СК РФ (п. 4 ст. 51 и п. 3 ст. 52); в ст. 35 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан; в ст. 16 ФЗ «Об актах гражданского состояния». В настоящее время имеется только Приказ Министерства здравоохранения РФ от 26 февраля 2003 г. N 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия», которым дано определение методов ВРТ, содержится их перечень и описание, условия (медицинские показания) применения каждого из них. В данном Приказе перечислены некоторые медицинские требования, предъявляемые к субъектам отношений, возникающих при применении указанных методов: суррогатная мать и доноры. Таким образом, указанный Приказ посвящен медицинским, а не правовым аспектам применения указанных методов.

В соответствии со ст. 35 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, каждая совершеннолетняя женщина детородного возраста имеет право на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона. Женщина имеет право на информацию о процедуре искусственного оплодотворения и имплантацию эмбриона, о медицинских и правовых аспектах ее последствий, о данных медико-генетического обследования, внешних данных и национальности донора, предоставляемую врачом, осуществляющим медицинское вмешательство. Незаконное проведение искусственного оплодотворения и имплантации эмбрионов влечет за собой уголовную ответственность, установленную законодательством.

На сегодняшний день известно несколько методов репродуктивной деятельности, когда приходится вмешиваться в естественные процессы возникновения человеческой жизни.

Все существующие технологии могут быть классифицированы в зависимости от того, каким именно образом происходит процесс рождения новой жизни, чей генетический материал используется при этом и т.п.

Семейный кодекс РФ содержит указания на три способа репродуктивной деятельности: искусственное оплодотворение, имплантация эмбриона (п. 1 ч. 4 ст. 51) и имплантация эмбриона в тело суррогатной матери (п. 2 ч. 4 ст. 51). К сожалению, Семейный кодекс РФ не содержит определения этих терминов, что, в свою очередь, порождает ряд вопросов.

Рассмотрим подробнее каждый способ, указанный в СК РФ, используя Приказ Минздрава от 26 февраля 2003 г. N 67 для разъяснения некоторых медицинских вопросов.

Искусственное оплодотворение. В Семейном кодексе РФ термин «искусственное оплодотворение» использован в п. 4 ст. 51 и ч. 3 ст. 52.

Основными признаками, отличающими искусственное оплодотворение от других способов репродуктивной деятельности, являются:

1) искусственное вмешательство (вмешательство извне) в процесс оплодотворения;

2) рождение ребенка женщиной, желающей иметь ребенка.

В Приказе N 67 отсутствует понятие «искусственное оплодотворение», но употребляется — «искусственная инсеминация» (ИИ). При этом термин «искусственная инсеминация» используется как равнозначный с термином «искусственное оплодотворение».

В Приказе содержатся указания на возможность инсеминации спермой мужа (гомологическая инсеминация) и спермой донора (гетерономная инсеминация). Кроме того, в Приказе закреплены основания (показания) для применения искусственной инсеминации, а также противопоказания. Так, в разделе 9 Инструкции говорится: «показания для проведения ИИ спермой донора со стороны мужа — бесплодие, эякуляторно-сексуальные расстройства, неблагоприятный медико-генетический прогноз; со стороны женщины — отсутствие полового партнера. Показания для проведения ИИ спермой мужа: со стороны мужа — субфертильная сперма, эякуляторно-сексуальные расстройства; со стороны женщины — цервикальный фактор бесплодия, вагинизм». Таким образом, искусственное зарождение детей допустимо по медицинским показаниям при условии стойкого бесплодия, болезни супруга, опасности естественного способа рождения для здоровья матери и ребенка. Здоровые и способные к естественному деторождению женщины (супруги) в такой помощи не нуждаются. Противопоказания к проведению ИИ указаны только для женщины. К ним относятся: соматические и психические заболевания, при которых противопоказана беременность; пороки развития и патология матки, при которых невозможно вынашивание беременности; злокачественные новообразования любой локализации; опухоли и опухолевидные образования яичника; острые воспалительные заболевания любой локализации (разд. 9).

Из вышесказанного можно дать следующее определение понятия «искусственное оплодотворение». Искусственное оплодотворение — это способ репродуктивной деятельности, когда женщине-заявительнице вводится сперма мужа (донора), при этом зачатие происходит в теле женщины-заявительницы, которая затем вынашивает и рождает ребенка.

Вопрос об установлении происхождения детей в случае искусственного оплодотворения решен в законе однозначно. В соответствии с ч. 4 ст. 51 СК лица, состоящие в браке и давшие согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения, в случае рождения у них ребенка в результате применения этого метода записываются его родителями в книге записи рождения.

Следует, однако, иметь в виду, что супруг, давший согласие на искусственное оплодотворение, вправе оспаривать отцовство, в случае если беременность жены произошла не вследствие искусственного оплодотворения, а иным образом. Здесь следует применить нормы ч. 1 ст. 52 СК РФ.

Отдельно следует рассмотреть ситуацию, когда женщина рожает ребенка, выношенного ею самой, зачатого с использованием своей яйцеклетки спермой мужа, умершего еще до момента зачатия (по данным медицинской науки сперма в замороженном виде может храниться около 10 лет).

Известен случай, когда муж сдал свою сперму в банк-хранилище и оплодотворение было произведено бывшей женой уже после смерти мужа. Семейный кодекс говорит о том, что если ребенок родился в течение трехсот дней с момента смерти супруга матери ребенка, отцом признается бывший супруг матери, если иное не доказано. В случае если ребенок родился в срок более трехсот дней, умерший муж уже не может быть записан отцом родившегося ребенка. И для того чтобы установить отцовство в данном случае может быть использована ст. 49 СК РФ, в соответствии с которой отцовство устанавливается в судебном порядке на основании доказательств, с достоверностью подтверждающих происхождение ребенка от конкретного лица.

Для решения этой проблемы А.В. Майфат предлагает предусмотреть в законе специальную норму, дающую возможность записать умершего супруга в качестве отца при условии наличия документов, подтверждающих, что зачатие было произведено с использованием генетического материала умершего человека, без использования в данном случае судебной процедуры. Для этой цели, при внесении соответствующих изменений в Закон, следует предусмотреть формы типовых документов, которые должны быть заполнены супругами, решившими использовать такой способ репродуктивной деятельности, правила их оформления и хранения.

Такая мера не только упрощает установление отцовства, при оплодотворении бывшей жены спермой мужа из банка-хранилища уже после смерти мужа, но и защищает права и интересы родителей и будущего ребенка.

Следующий способ репродуктивной деятельности, указанный в СК РФ,  — имплантация эмбрионов. В Инструкции Министерства здравоохранения этот способ назван как экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО).

Научные исследования в области искусственного оплодотворения начались в 50-х годах прошлого века, а первый ребенок, родившийся с помощью экстракорпорального оплодотворения, появился на свет в Англии 25 июля 1978 г. В наши дни это стандартная медицинская процедура, использующаяся во многих клиниках разных стран. Сейчас в нашей стране насчитывается около 30 лабораторий по экстракорпоральному оплодотворению.

Так, Г.И. Литвиновой было предложено несколько возможных вариантов ненатурального рождения, связанных с имплантацией эмбрионов, а также рассмотрены вопросы, связанные с установлением происхождения детей, установлением отцовства и материнства. Таких вариантов автором указано шесть:

1) извлеченная яйцеклетка жены оплодотворяется мужем и имплантируется в тело жены;

2) извлеченная яйцеклетка жены оплодотворяется донором и имплантируется в тело жены;

3) яйцеклетка другой женщины оплодотворяется мужем, рожает жена;

4) яйцеклетка другой женщины оплодотворяется донором, рожает жена;

5) яйцеклетка жены оплодотворяется мужем, но имплантируется в организм другой женщины;

6) яйцеклетка жены оплодотворяется донором, но имплантируется в организм другой женщины, которая и рожает ребенка.

Действующий Семейный кодекс допускает возможность существования всех шести вариантов имплантации эмбрионов. Два последних пункта (5, 6) раскрывают суть суррогатного материнства, которое будет рассмотрено ниже.

В Инструкции Минздрава содержится основание для проведения экстракорпорального оплодотворения: бесплодие, не поддающееся терапии,  или вероятность преодоления которого с помощью ЭКО выше, чем другими методами (п. 1).

В целях рождения ребенка закон допускает возможность имплантации эмбриона женщине, состоящей в браке, а также одинокой женщине.

Для юридической квалификации отношений, возникших в связи с имплантацией эмбрионов, важны два признака. Во-первых, согласие супругов на имплантацию эмбриона жене. Во-вторых, факт рождения ребенка женщиной (супругой), которой имплантировали эмбрион.

Вопрос об установлении происхождения детей в случае имплантации эмбриона определен в п. 1 ч. 4 ст. 51 СК РФ: «Лица, состоящие в браке и давшие согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона, в случае рождения у них ребенка в результате применения этого метода записываются его родителями в книге записей рождений». Такое решение представляется обоснованным, поскольку отвечает интересам родителей, ребенка и лицам, предоставившим донорский материал.

Как уже было сказано выше, среди способов имплантации эмбрионов, указанных Г.И. Литвиновой, два, безусловно, относятся к суррогатному материнству. Таким образом, можно сделать вывод, что такой способ искусственной репродукции, как суррогатное материнство,  — это разновидность способа имплантации эмбрионов. Но так как данный способ (суррогатное материнство) порождает иные правовые последствия для субъектов данных отношений (супружеской пары, суррогатной матери и ребенка), законодатель решил выделить его отдельно (п. 2 ч. 4 ст. 51 и п. 2 ч. 3 ст. 52 СК РФ).

Сама идея суррогатного материнства не является совершенно новой. Существует легенда о жившем в V веке до н. э. индийском царевиче по прозвищу Махавира, что в переводе с санскрита означает Великий герой. История о его происхождении удивительным образом предугадывает метод суррогатного материнства. Дело в том, что Великий герой решил подшутить над богами и родиться не в касте кшатриев (воинов), а в касте брахманов. Допустить, чтобы Великий герой родился от брахманки, боги не могли. На земле забеременели сразу две женщины: кшатрийка и брахманка. Пока обе будущие матери спали, боги вложили плод в чрево брахманки и кшатрийки. Так, Великий герой родился в том сословии, которое было ему предначертано богами, а обе женщины стали известными нам прообразами суррогатных матерей.

Несмотря на то что в описанных случаях зачатие происходило естественным путем, этот пример о том, что мечта о суррогатном материнстве уходит своими корнями в далекие времена.

Право иметь детей, безусловно, относится к одному из важнейших прав человека. По данным медицинской статистики, 20% супружеских пар в мире не обладают естественной способностью к рождению детей. На первый взгляд, единственная возможность создать полноценную семью для этих людей — усыновление ребенка. Однако есть иной выход — суррогатное материнство, т.е. вынашивание ребенка для супругов другой женщиной. Метод суррогатного материнства дает бесплодным парам, в которых женщины в силу физических особенностей или медицинских противопоказаний не могут самостоятельно рожать, реальный шанс стать родителями.

Как отмечалось ранее, в СК РФ отсутствует понятие метода «суррогатное материнство», а также понятие суррогатной матери. В Приказе Минздрава также нет определения метода ВРТ суррогатного материнства.

За рубежом, например в США, под суррогатной матерью понимается любая женщина, вынашивающая ребенка не для себя, а в силу обязательств, взятых ею перед иными лицами, с целью последующей передачи ребенка этим лицам. В Англии под суррогатной матерью понимают женщину, вынашивающую плод (фетус) и рожающую ребенка в интересах пользу) другого лица или лиц, и согласившуюся передать ребенка этим лицам после рождения.

Как видится, в российское семейное законодательство также необходимо внести понятие суррогатного материнства. Суррогатную мать можно определить как здоровую женщину, давшую согласие (на основе договора), после искусственного оплодотворения (генетическим материалом родителей, одного из них), выносить и родить ребенка для другой семьи.

Существуют определенные требования к суррогатной матери. В соответствии с разделом 7 Инструкции, утв. Приказом Министерства здравоохранения РФ от 26 февраля 2003 г. N 67, суррогатной матерью может быть женщина в возрасте от 20 до 35 лет при наличии собственного здорового ребенка, а также психического и соматического здоровья.

Можно выделить четыре варианта суррогатного материнства:

1) использование яйцеклетки жены и спермы мужа;

2) использование яйцеклетки жены и спермы донора;

3) использование яйцеклетки донора и спермы мужа;

4) использование яйцеклетки суррогатной матери и спермы мужа.

Таким образом, в каждом варианте присутствуют два важных признака суррогатного материнства: наличие генетической связи между лицами, ожидающими ребенка, и ребенком (эмбрионом) и факт вынашивания женщиной ребенка именно с целью передачи лицам, его ожидающим.

Способ рождения ребенка с помощью суррогатной матери вызывает множество споров, т.к. возможность возникновения родительских прав у супругов (одинокой женщины), ожидающих передачи ребенка, поставлена в зависимость от воли суррогатной матери.

Известно немало судебных процессов и скандалов, связанных с использованием суррогатного материнства. Нередко суррогатные матери отказываются отдавать рожденного ребенка его настоящим родителям. Случались и обратные ситуации: родившегося неполноценным ребенка отказывались забирать его генетические родители, мотивируя свой отказ тем, что его неполноценность обусловлена пагубным влиянием организма суррогатной матери.

Согласно п. 2 ч. 4 ст. 51 СК РФ, лица, состоящие в браке и давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, после рождения ребенка могут быть записаны в качестве родителей в книге записей рождения только с согласия женщины, которая родила ребенка. Такая формулировка статьи порождает множество вопросов. Прежде всего, возникает вопрос: когда суррогатная мать должна дать согласие либо отказать лицам, ожидающим передачи ребенка: до рождения ребенка или после?

Исходя из принципа добровольности вынесения такого решения, следует признать право суррогатной матери изменять свое решение до момента осуществления органами записи актов гражданского состояния соответствующей записи. Таким образом, любые договоры, расписки суррогатной матери с обязательствами дать согласие на осуществление записи о родителях не имеют юридической силы.

Кроме того, в СК РФ не указано, как оформляется согласие женщины, родившей ребенка. В Законе «Об актах гражданского состояния» определено, что для государственной регистрации рождения ребенка, рожденного суррогатной матерью, в регистрирующий орган должен быть представлен документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия суррогатной матери на запись супругов родителями ребенка (п. 5 ст. 16).

Запись в качестве родителей предполагает возникновение у супругов (женщины, не состоящей в браке) родительских прав в полном объеме, в т.ч. и право на физическую передачу ребенка. Если суррогатная мать, согласившаяся на запись супругов в качестве родителей, отказывается передать ребенка, то в этом случае у них возникает право требовать передачи им ребенка на основании п. 1 ст. 68 СК РФ.

Если суррогатная мать не дает согласия, то супруги не могут быть записаны в качестве родителей и ребенок, конечно же, не может быть им передан. Возникает вопрос: могут ли супруги (женщина, не состоящая в браке) оспорить решение суррогатной матери? Согласно ч. 1 ст. 52 СК РФ запись родителей в книге записей рождений может быть оспорена только в судебном порядке по требованию лица, записанного в качестве отца или матери ребенка,  либо лица, фактически являющегося отцом или матерью ребенка, а также самого ребенка по достижении им совершеннолетия, опекуна (попечителя) ребенка, опекуна родителя, признанного судом недееспособным. В п. 2 ч. 3 этой же статьи говорится о том, что супруги, давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине, а также суррогатная мать не вправе при оспаривании материнства и отцовства после совершения записи родителей в книге записей рождений ссылаться на эти обстоятельства.

Как следует из действующего законодательства, ситуация, связанная с возможностью оспаривания родительских прав суррогатной матерью или генетическими родителями после совершения записи в книге записи рождений, вполне ясна. Если суррогатная мать дала согласие после рождения ребенка на его передачу супругам, впоследствии у нее не будет шанса оспорить материнство. То же самое касается и генетических родителей. Передача им ребенка зависит только от воли вынашивавшей матери: если она пожелает оставить ребенка себе, оспорить родительские права суррогатной матери и ее мужа генетические родители не смогут.

Таким образом, лица, ожидающие передачи ребенка (супруги, женщина, не состоящая в браке), не имеют реальной возможности оспаривать материнство суррогатной матери.

Если суррогатная мать не дает согласия на запись супругов родителями и сама отказывается быть записанной матерью, то органы записи актов гражданского состояния обязаны записать ее матерью.

При использовании метода суррогатного материнства между потенциальными родителями и женщиной, которая согласилась выносить ребенка, как правило, заключается письменный договор, хотя СК РФ не предусматривает заключение такого договора, а говорит только о письменном согласии. Заключение договора необходимо во избежание ряда важных для сторон проблем: вымогательства, шантажа, отказа генетических родителей принять своего ребенка  и т.д.

В науке и практике зарубежных стран характер договора суррогатного материнства в настоящий момент является актуальным вопросом. Если данный договор носит характер гражданско-правового, следовательно, возникает возможность применения к существующим отношениям мер гражданско-правовой ответственности. Если данный договор не признавать гражданско-правовым, то к отношениям возможно применение только норм семейного права. Возникает вопрос: как в таком случае рассматривать вознаграждение суррогатной матери? Данные вопросы актуальны и для российского права.

Соглашение (договор) о суррогатном материнстве бывает коммерческое или некоммерческое, т.е. альтруистическое. При коммерческом суррогатном материнстве суррогатная мать получает плату или какую-либо материальную выгоду. Некоммерческое суррогатное материнство не предполагает оплаты или материальной выгоды кроме оплаты расходов, связанных с беременностью, например питания, специальной одежды, средств гигиены и т.п.

В договоре должны оговариваться следующие положения: компенсация расходов на медицинское обслуживание; компенсация потерь в заработке; место проживания суррогатной матери в период беременности; медицинское учреждение, где будет происходить искусственное оплодотворение; последствия рождения неполноценного ребенка; обязанность суррогатной матери соблюдать все предписания врача, направленные на рождение здорового ребенка; обязанность суррогатной матери передать ребенка после его рождения генетическим родителям.

В связи с использованием искусственных способов репродуктивной деятельности человека несомненный интерес вызывает правовой статус самих эмбрионов. Проблема, связанная с определением правового статуса эмбрионов, их правовой защиты, является актуальной для России.

Представляется, что отношение права к статусу эмбрионов в нашей стране должно строиться на основе признания того факта, что эмбрион не является частью человеческого организма, а является началом жизни, что и должно определять подход к сознанию соответствующего правового режима всех стадий жизнедеятельности эмбрионов: «создания», хранения, имплантации.

2. Установление отцовства

2.1. Установление отцовства в добровольном порядке

Семейный кодекс РФ, как и ранее действующее семейное законодательство, регулирует порядок установления отцовства.

Установление отцовства понимается как юридический факт, влекущий родительские правоотношения. Его следует рассматривать также как институт семейного права и как способ защиты прав ребенка. В первом случае, это совокупность юридических норм, регулирующих отношения, возникающие в связи с установлением происхождения ребенка, во втором — мера, направленная на восстановление (признание) нарушенных (оспоренных) прав ребенка.

Порядок установления отцовства зависит от того, состоят ли родители ребенка в браке.

Если родители ребенка состоят в браке, то происхождение ребенка от отца устанавливается в административном порядке в органах записи актов гражданского состояния.

Согласно ч. 2 ст. 48 СК РФ происхождение ребенка от отца, состоящего в браке с матерью ребенка, удостоверяется записью о браке родителей. Следовательно, иных документов, подтверждающих рождение ребенка, от отца не требуется. Это положение, сформулированное еще в римском праве, известно как презумпция отцовства мужа матери, которое подтверждается фактом регистрации брака.

Записи о регистрации брака между матерью ребенка и ее мужем Закон придает значение бесспорного доказательства происхождения ребенка от супруга матери, независимо от того обстоятельства, что супруги не проживали совместно, а также независимо от того, сколько прошло времени с момента регистрации брака.

Презумпция отцовства действует и в случае рождения ребенка в течение трехсот дней с момента расторжения брака, признания брака недействительным или с момента смерти супруга матери ребенка. Отцом ребенка в перечисленных случаях признается бывший супруг (супруг) матери ребенка, если не доказано иное . 2 ст. 48 СК РФ).

Законодатель заменил срок в 10 месяцев, предусмотренный КоБС, на срок в триста дней. Тем не менее этот срок не является по международным нормам максимальным: в Голландии он составляет 306 дней в законодательном порядке. Во Франции или Бельгии закон представляет возможность суду увеличить на несколько дней предусмотренный в Гражданском кодексе срок, в течение которого действует презумпция отцовства (300 дней), если предоставлены доказательства происхождения ребенка от мужа матери. Эти несколько дней могут оказаться решающими в определении дальнейшей судьбы ребенка, его социального и материального статуса. Поэтому, руководствуясь принципом наилучшего обеспечения интересов ребенка, следует исходить из максимально допустимого с медицинской точки зрения периода возможного протекания беременности и внести соответствующие изменения в действующее законодательство. По некоторым данным современной медицинской науки, нормальная продолжительность беременности допускается до 320 дней. Однако презумпция отцовства в Российской Федерации имеет, как отмечалось ранее, ограниченный период действия, равный 300 дням после прекращения брака или признания его недействительным. Поэтому в случае рождения ребенка по истечении указанного срока отцовство устанавливается либо путем подачи совместного заявления матерью ребенка и его отцом в органы записи актов гражданского состояния,  либо в судебном порядке.

Итак, единственным основанием признания отцовства лица, состоящего в браке, при рождении ребенка его женой, является запись о браке. Поэтому орган Записи актов гражданского состояния вносит сведения об отце ребенка в запись акта о рождении ребенка на основании свидетельства о браке родителей ребенка. В том случае, если брак между родителями ребенка расторгнут, признан судом недействительным или если супруг матери ребенка умер, но соответственно со дня расторжения брака, признания его недействительным или со дня смерти супруга до дня рождения ребенка прошло не более трехсот дней, то сведения об отце ребенка в запись о его рождении вносятся на основании свидетельства о браке родителей или иного документа, подтверждающего факт государственной регистрации заключения брака, а также документа, подтверждающего факт и время прекращения брака (п. п. 1, 2 ст. 17 Закона «Об актах гражданского состояния»).

Наличие презумпции отцовства не означает, что во всех этих случаях она не может быть опровергнута. Право оспорить запись мужа матери ребенка в качестве его отца Семейный кодекс предоставляет мужу, матери ребенка, фактическому ребенку по достижении им совершеннолетия, опекуну (попечителю) ребенка, опекуну родителя, признанного судом недееспособным.

В целях охраны прав и интересов родителей и детей СК РФ не устанавливает срок для оспаривания отцовства, тогда как КоБС РСФСР срок устанавливал и он был равен одному году с того времени, когда отцу стало известно или должно было стать известным о произведенной записи . 5 ст. 49).

Вместе с тем Законом предусмотрено три ограничения, когда не могут быть удовлетворены требования об оспаривании отцовства. Такие ограничения применимы к следующим лицам:

1) если лицо, не состоящее в браке с матерью ребенка, добровольно признавшее себя отцом ребенка, фактически им не являлось и в момент записи сведений об отцовстве ему об этом было известно . 2 ст. 52, ч. 2 ст. 51 СК РФ);

2) супруг, давший согласие в письменной форме в порядке, установленном законом, на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, не вправе при оспаривании отцовства ссылаться на эти обстоятельства (п. 3 ст. 52 СК РФ);

3) супруг, давший согласие на имплантацию эмбриона другой женщине, а также суррогатная мать не вправе при оспаривании материнства и отцовства после совершения записи родителей в книге записей рождений ссылаться на эти обстоятельства . 2 п. 3 ст. 52 СК РФ).

В практике нередки случаи, когда мужчина фактически отцом ребенка не является, признает свое отцовство в нарушение ч. 3 ст. 48 СК РФ, регламентирующей вопросы добровольного признания отцовства именно отцом ребенка, который не состоит в браке с его матерью. Для возникновения правоотношений между ребенком и лицом, которое не является его отцом, существует институт усыновления. При подаче совместного заявления в орган записи актов гражданского состояния мать и лицо, которое признает свое отцовство, знают, что он не отец ребенку, и сознательно идут на этот шаг.

Если ребенок родился от лиц, не состоящих в браке, происхождение детей от конкретного мужчины может быть установлено добровольно, в административном порядке органе записи актов гражданского состояния) и принудительно, в судебном порядке. Но так было не всегда. Правовое положение детей, родившихся вне брака, имеет большую историю. В царской России такие дети не имели никаких прав. Некоторое смягчение положения незаконнорожденных детей произошло в 1902 году, был установлен более мягкий термин — внебрачный ребенок, вместо незаконнорожденного. Внебрачный ребенок стал наследовать после матери на тех же основаниях, что и законные дети, но только имущество, приобретенное матерью. Также он имел право на скудное содержание от отца, если удавалось доказать происхождение от него ребенка. С первых дней советской власти было провозглашено полное равенство в правах внебрачных детей с детьми, рожденными в браке. В основе советской семьи лежал принцип отыскания отцовства, а не факт происхождения от родителей, состоящих в законном браке. Согласно Кодексу законов об актах гражданского состояния, Брачном, Семейном и Опекунском праве РСФСР 1918 г., отцом и матерью ребенка считались лица, записанные в книге записей о рождении в качестве его родителей, независимо от того, состоят ли они в браке или нет. При отсутствии записи о родителях, неправильности или неполноте заинтересованным лицам предоставлялось право доказывать отцовство и материнство в судебном порядке. Кодекс законов о браке, семье и опеке РСФСР 1926 г.  упростил и упорядочил процедуру установления отцовства. В целях защиты интересов ребенка матери предоставлялось право в период беременности или после рождения ребенка подать заявление об отце ребенка в орган записи актов гражданского состояния. О поступившем заявлении загс извещал лицо, названное в заявлении отцом. Если от последнего в течение месяца со дня получения им извещения не поступало возражения, этот мужчина записывался отцом ребенка. С заявлением об установлении отцовства обратиться в суд можно было только после рождения ребенка. Вопрос о правовом положении внебрачных детей был решен по-новому Указом Президиума Верховного Совета от 8 июля 1944 г. «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания „Мать-героиня“, учреждении ордена „Материнская слава“ и медали „Медаль материнства“. Указ отменил существовавшее ранее право одинокой матери обращаться в суд с иском об установлении отцовства и о взыскании алиментов на содержание внебрачного ребенка. При регистрации рождения ребенка он записывался по фамилии матери с присвоением ему отчества по указанию матери. Правовая связь между отцом и ребенком могла быть восстановлена только путем вступления отца в зарегистрированный брак с его матерью и признания ребенка своим при регистрации брака. Таким образом, правовое положение внебрачных детей требовало коренного пересмотра. Этот вопрос по-новому нашел отражение в принятых Верховным Советом СССР 27 июня 1968 года Основах законодательства СССР и союзных республик о браке и семье. В 1969 — 1970 годах положения Основ были закреплены в кодексах о браке и семье всех союзных республик. Основы и кодексы предоставили возможность устанавливать отцовство внебрачных детей, как в добровольном порядке, так и в судебном.

Если отец и мать ребенка не состоят в зарегистрированном браке, отцовство может быть установлено добровольно, путем подачи этими лицами совместно заявления в органы записи актов гражданского состояния в соответствии с правилами ст. 50 Закона „Об актах гражданского состояния“.

Признание отцовства требует наличия у лица полноценного сознания и воли. Поэтому отец, признанный недееспособным в результате психического расстройства, не может добровольно признать свое отцовство. Это правило (запрет) не распространяется на несовершеннолетних и ограниченно дееспособных лиц. Так, несовершеннолетнему отцу независимо от возраста предоставлено право признавать отцовство на общих основаниях (п. 3 ст. 62 СК РФ). Это связано с тем, что признание отцовства основано на факте зачатия ребенка данным лицом. Отец должен иметь право признавать свое отцовство с того же возраста, когда биологически он может стать отцом. Ограничение дееспособности не влияет на возможность признать отцовство, т.к. данный акт не затрагивает имущественную сферу ограниченно дееспособного лица. Но в этом случае можно задать вопрос: как может повлиять ограниченно дееспособный .е. гражданин, который вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами ставит свою семью в тяжелое материальное положение, ограничен судом в дееспособности (ст. 30 ГК РФ)) на ребенка, как он сможет содержать и воспитать ребенка? Отцовство не просто формальность, оно создает прежде всего обязанности. В соответствии с СК РФ родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей, воспитывать, заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Полагаю, что ограниченно дееспособное лицо не в состоянии в полном объеме реализовать свои обязанности, не только имущественного характера, но и неимущественного. Кроме того, законодатель лишил некоторых прав ограниченно дееспособного, так согласно ст. 60 СК РФ при осуществлении прав по управлению имуществом детей на родителей распространяются правила гражданского законодательства, регулирующие права опекунов по распоряжению имуществом подопечного, а в соответствии со ст. 35 ГК РФ опекунами могут быть только полностью дееспособные граждане.

Следовательно, ограниченно дееспособный не должен иметь права на установление отцовства до того момента, пока не будет решением суда отменено ограничение его дееспособности.

Порядок и основные правила добровольного установления отцовства определены ФЗ „Об актах гражданского состояния“ (ст. ст. 48 — 53). В соответствии со ст. 49 указанного Закона совместное заявление отца и матери ребенка, не состоящих между собой в зарегистрированном браке на момент рождения ребенка, о регистрации установления отцовства подается в орган записи актов гражданского состояния по месту жительства одного из родителей ребенка либо по месту государственной регистрации рождения ребенка. В случае если отец или мать ребенка, не состоящие в браке между собой на момент рождения ребенка, не имеют возможности подать совместное заявление об установлении отцовства ребенка, их волеизъявление может быть оформлено отдельными заявлениями об установлении отцовства. Подпись лица, не имеющего возможности присутствовать при подаче такого заявления, должна быть нотариально удостоверена (п. 5 ст. 50 ФЗ РФ „Об актах гражданского состояния“). Совместное заявление отца и матери об установлении отцовства может быть подано как при государственной регистрации рождения ребенка, так и после государственной регистрации рождения ребенка. В совместном заявлении об установлении отцовства подтверждается признание отцовства лицом, не состоящим в браке матерью ребенка, и согласие матери на установление отцовства. При установлении отцовства после государственной регистрации рождения ребенка одновременно с совместным заявлением об установлении отцовства представляется свидетельство о рождении ребенка.

При наличии обстоятельств, дающих основание предполагать, что подача совместного заявления об установлении отцовства может оказаться после рождения ребенка невозможной или затруднительной (например, если отец ребенка находится при смерти, ожидает призыва в армию, планирует отъезд на длительное время и т.п.), родители будущего ребенка, не состоящие в браке, вправе подать совместное заявление об установлении отцовства в орган записи актов гражданского состояния в период беременности матери (п. 2 ч. 3 ст. 48 СК РФ).

В заявлении об установлении отцовства, поданном до рождения ребенка, подтверждается соглашение родителей будущего ребенка на присвоение ему фамилии отца или матери и имени. Такое заявление регистрируется органом записи актов гражданского состояния в журнале учета заявлений и хранится на общих основаниях. Однако оно может быть реализовано только после рождения ребенка. Для установления отцовства повторной подачи родителями еще одного заявления после рождения ребенка уже не требуется. Регистрация установления отцовства производится органом записи актов гражданского состояния одновременно с регистрацией рождения ребенка. Разумеется, это станет возможным, если поданное предварительное заявление об установлении отцовства не будет впоследствии отозвано родителями либо одним из них. В случае если заявление было отозвано отцом ребенка, сам факт подачи также имеет важное доказательственное значение в процессе об установлении отцовства в судебном порядке. Отозванное заявление остается в органе записи актов гражданского состояния, и на нем делается отметка „заявление считать недействительным“.

Значение предварительного заявления заключается в том, что если оно не было отозвано, запись об отце ребенка будет произведена независимо от того, находится отец в живых или нет.

Семейный кодекс допускает установление отцовства по заявлению только отца, не состоящего в браке с матерью ребенка на момент рождения, но в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 48, а именно: смерти матери, признания ее недееспособной, невозможности установления ее местонахождения или лишения ее родительских прав. Указанные обстоятельства должны быть подтверждены соответствующими документами: свидетельством о смерти матери, решением суда о признании матери недееспособной или о лишении ее родительских прав либо решением суда о признании матери безвестно отсутствующей или документом, выданным ОВД по известному последнему месту жительства матери, подтверждающим невозможность установления ее места пребывания (ст. 51 ФЗ „Об актах гражданского состояния“). Указанные документы предъявляются совместно с заявлением об установлении отцовства в орган загса. Их реквизиты указываются в актовой записи об установлении отцовства.

Кроме того, на установление отцовства в отношении несовершеннолетнего ребенка, необходимо согласие органа опеки и попечительства. Это положение направлено на охрану интересов детей с целью предотвращения установления отцовства из корыстных побуждений (приобретения права на жилье, на получение причитающихся ребенку социальных выплат). Согласие органа опеки и попечительства на установление отцовства выражается в документе, который предоставляется отцом в орган записи актов гражданского состояния при подаче заявления об установлении отцовства.

В соответствии с ч. 4 ст. 48 СК РФ установление отцовства в отношении лица, достигшего возраста восемнадцати лет (совершеннолетия), допускается только с его согласия. В этих случаях к заявлению родителей (заявлению отца) должно быть приложено письменное согласие совершеннолетнего на установление отцовства. Такое согласие может быть выражено как в отдельном заявлении совершеннолетнего лица, так и в его подписи под совместным заявлением его родителей (заявлением отца). Если совершеннолетнее лицо признанно недееспособным — с согласия опекуна или органа опеки и попечительства.

2.2. Установление отцовства в судебном порядке

Установление отцовства влечет необходимость несения отцом определенных законом обязанностей, возникающих в связи с рождением ребенка. Поэтому далеко не все лица при рождении ребенка у не состоящей с ними в браке женщины добровольно признают свое фактическое отцовство, уклоняясь от его оформления путем подачи соответствующего заявления в орган записи актов гражданского состояния. Это нередко приводит к установлению происхождения ребенка от конкретного мужчины (отцовства) в судебном порядке по требованию заинтересованных лиц.

В законе предусмотрены основания для установления отцовства в судебном порядке:

1) отсутствие зарегистрированного брака между родителями ребенка и отсутствие совместного заявления родителей или отца ребенка в орган записи актов гражданского состояния об установлении отцовства (ст. 49 СК РФ);

2) отсутствие зарегистрированного брака между родителями и отсутствие согласия органа опеки и попечительства на установление отцовства по заявлению отца ребенка в случае смерти матери, признания ее недееспособной, невозможности установления места нахождения матери или в случае лишения ее родительских прав (п. 3 ст. 48 СК РФ).

В ст. 49 СК РФ указан перечень лиц, которые могут предъявить иск об установлении отцовства.

Во-первых, один из родителей ребенка. Чаще всего это делает мать, но при определенных обстоятельствах иск может быть предъявлен и отцом ребенка, например если мать препятствует подаче совместного заявления об установлении отцовства. Несовершеннолетняя мать ребенка также вправе самостоятельно обратиться в суд с исковым заявлением об установлении отцовства с четырнадцатилетнего возраста (п. 3 ст. 62 СК РФ).

Во-вторых, опекун (попечитель) ребенка, если над ним была установлена опека (попечительство), а также лицо, на иждивении которого находился ребенок.

В-третьих, обратиться в суд с исковым заявлением об установлении отцовства вправе и сам ребенок по достижении им совершеннолетия.

Кроме того, дело об установлении отцовства может быть возбуждено и прокурором (ст. ст. 4, 45 ГПК РФ).

Лицо, обратившееся в суд, может занимать различное процессуальное положение. Если с иском обратились мать, опекун, фактический воспитатель, они будут признаны законными представителями ребенка. Прокурор, орган опеки и попечительства, обратившиеся в суд, признаются заявителями. И в первом и во втором случаях истцом является ребенок. Ребенок признается истцом и тогда, когда самостоятельно обращается в суд. Ответчиком является предполагаемый отец.

Следует обратить внимание на то, что не требуется согласия ребенка, не достигшего совершеннолетия, на установление отцовства как в добровольном, так и в судебном порядке. Это объясняется тем, что установление отцовства по-прежнему рассматривается как констатация биологического факта, что в настоящее время не совсем справедливо. Социальная сторона этого акта отодвигается на второй план, поэтому ни согласие самого ребенка, ни соображения защиты его интересов не принимаются во внимание.

Тогда возникает вопрос: если ребенок эмансипирован либо по другим причинам приобрел полную дееспособность, требуется ли его согласие? Некоторые юристы, такие как Ю. Беспалов, считают, что согласие ребенка требуется. Объясняя тем, что лица, приобретшие полную дееспособность до совершеннолетия, также могут быть заинтересованы в разрешении вопроса, о котором идет речь. Следует согласиться с Ю. Беспаловым в том, что согласие лица, приобретшего полную дееспособность до совершеннолетия, требуется по многим причинам. Отметим некоторые из них. Во-первых, несовершеннолетний, признанный дееспособным, приобретает возможность своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их, т.е. он не нуждается в получении согласия законных представителей в совершении указанных действий. Во-вторых, побудительным мотивом добровольного признания отцовства может быть не проснувшееся чувство родительской любви, а совсем иные, может быть, и корыстные мотивы. И третья, основная, причина состоит в том, что родительские обязанности, предусмотренные главой 12 СК РФ, прекращаются не только по достижении детьми возраста восемнадцати лет, а также при вступлении несовершеннолетних детей в брак и в других установленных законом случаях (п. 2 ст. 61 СК РФ). Поэтому представляется необходимым распространить действие п. 4 ст. 48 также на лиц, которые приобрели дееспособность в установленном законом порядке до достижения ими восемнадцати лет.

Поскольку законом не установлен срок исковой давности по делам данной категории, отцовство лица может быть установлено судом в любое время после рождения ребенка. При этом необходимо учитывать, что в соответствии с п. 4 ст. 48 СК РФ установление отцовства в отношении лица, достигшего возраста восемнадцати лет (совершеннолетия), допускается только с его согласия, а если оно признано недееспособным — с согласия органа опеки и попечительства.

Установление происхождения ребенка от отца осуществляется судом в порядке искового производства . 1 п. 1 ст. 22 ГПК РФ).

Исковое заявление об установлении отцовства подается в суд по месту жительства истца либо по месту жительства ответчика (альтернативная подсудность). В случаях если место пребывания лица, к которому предъявлен иск об установлении отцовства, неизвестно, судом в соответствии со ст. 120 ГПК РФ может быть объявлен его розыск.

Обстоятельства для установления отцовства в судебном порядке, предусмотренные ст. 49 СК РФ, существенно отличаются от тех, которые предусматривались ст. 48 КоБС РСФСР.

В ст. 48 КоБС были предусмотрены обстоятельства, которые принимались во внимание судом при рассмотрении дел об установлении отцовства. К ним относятся:

1) совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью и ответчиком;

2) участие ответчика в воспитании или содержании ребенка;

3) доказательства, с достоверностью подтверждающие признание ответчиком отцовства.

Действующее семейное законодательство не содержит перечня обстоятельств, принимаемых во внимание судом при установлении отцовства. Теперь в каждом конкретном случае решение по исковому заявлению об установлении отцовства будет приниматься судом с учетом любых доказательств, с достоверностью подтверждающих происхождение ребенка от конкретного лица (ст. 49 СК РФ). Таким образом, суд должен установить один-единственный факт — действительное происхождение ребенка.

Учитывая порядок введения в действие и порядок применения ст. 49 СК РФ, установленный п. 1 ст. 168 и п. 1 ст. 169 СК РФ, суд, решая вопрос о том, какой нормой следует руководствоваться при рассмотрении дела об установлении отцовства (ст. 49 СК РФ или ст. 48 КоБС РСФСР), должен исходить из даты рождения ребенка. Так, в отношении детей, родившихся после введения в действие СК .е. 1 марта 1996 г. и позднее этой даты), суд должен принимать во внимание доказательства, указанные в ст. 49 СК РФ. В отношении же детей, родившихся до введения СК в действие .е. в период с 1 октября 1968 г.  до 1 марта 1996 г.), суд, решая вопрос об отцовстве, должен руководствоваться ч. 2 ст. 48 КоБС.

В связи с тем что ст. 48 КоБС РСФСР будет еще долго применяться в судебной практике, рассмотрим подробнее обстоятельства, предусмотренные ст. 48 КоБС. Это, во-первых, совместное проживание и ведение общего хозяйства. Под совместным проживанием матери и предполагаемого отца ребенка понимается: проживание матери и ответчика в одном жилом помещении, совместное питание, взаимная забота друг о друге, приобретение имущества для совместного пользования и т.д. Ведение общего хозяйства — это затраты средств и труда обоих или одного из совместно проживающих лиц, направленные на удовлетворение общих семейно-бытовых потребностей (приготовление пищи, стирка, уборка, закупка продуктов питания и т.д.).

Такое совместное проживание должно иметь место до рождения ребенка. Из этой формулировки, однако, не следует, что совместное проживание должно было продолжаться до самого момента рождения ребенка. Достаточно, чтобы родители проживали какое-либо время совместно и вели при этом общее хозяйство. Совместное проживание может не совпасть со временем зачатия ребенка. Ситуации, при которых совместная жизнь начинается после вступления в близкие отношения, не так уж редко встречаются в жизни. Таким образом, для возможности положительного разрешения дела об установлении отцовства достаточно установить, что родители какое-то время от момента зачатия до рождения ребенка проживали совместно и вели общее хозяйство.

Не исключено также, что отцовство по данному основанию может быть установлено в случаях, когда мужчина и женщина не проживали совместно по объективным причинам (отсутствие собственного жилья, проживание в разных общежитиях), но фактически семья сложилась, и они вели общее хозяйство в специфических условиях и формах. Так, если будет доказано, что ответчик регулярно приходил к истице, ночевал у нее (или наоборот), они вместе питались, приобретали вещи для совместного пользования, ответчик высказывал намерение узаконить фактически сложившиеся семейные отношения и т.п. — суд вправе сделать вывод о наличии оснований для установления отцовства. Что же касается фактов взаимных посещений сторонами друг друга в целях проведения досуга (просмотр видеофильмов, компьютерные игры и т.п.), совместного питания (но не за счет общих средств, а на долевых началах) или случаев интимной близости истицы и ответчика, то они не могут являться основанием установления отцовства, так как не свидетельствуют об их совместном проживании и ведении общего хозяйства в том смысле, который вкладывает в это понятие закон.

Совместное проживание и ведение общего хозяйства ответчиком с матерью ребенка до его рождения может быть подтверждено как свидетельскими показаниями, так и другими доказательствами.

Во-вторых, участие предполагаемого отца в воспитании либо содержании ребенка. Закон не требует, чтобы одновременно имели место и воспитание ребенка, и содержание ребенка. Достаточно наличия хотя бы одного из них. Отец может не участвовать в расходах по содержанию ребенка, но принимать участие в его воспитании, и наоборот, отец может не воспитывать ребенка, но давать средства на его содержание.

Совместное воспитание ребенка может иметь место в тех случаях, когда ребенок проживает с матерью и ответчиком или ответчик общается с ребенком, проявляет о нем родительскую заботу и внимание   (совместный отдых, игры, ответчик приводит или забирает ребенка из детского сада, встречает его при возвращении из школы, организует ребенку летний отдых).

Под совместным содержанием ребенка матерью и ответчиком следует понимать нахождение ребенка на их совместном иждивении или оказание ответчиком систематической помощи в содержании ребенка, независимо от размера этой помощи. Единичные факты оказания им помощи или подарки не могут рассматриваться как участие в содержании.

Содержание ответчиком ребенка может быть подтверждено как письменными доказательствами (квитанциями о переводе денег, справками и счетами об оплате товаров и услуг и т.п.), так и иными доказательствами, включая свидетельские показания.

В-третьих, если указанные выше обстоятельства не будут выявлены, иск об установлении отцовства может быть удовлетворен лишь в том случае, если будут представлены доказательства, с достоверностью подтверждающие признание ответчиком отцовства. К таким доказательствам могут относиться письма, анкеты, заявления ответчика и другие фактические данные. Признание предполагаемым отцом своего отцовства может подтверждаться также вещественными доказательствами, показаниями свидетелей и заключениями экспертов.

Закон не ограничивает возможность установления отцовства лишь теми случаями, когда признание было сделано ответчиком после рождения ребенка. Оно может быть сделано как в период беременности матери, так и после рождения ребенка.

Установление одного из перечисленных в ст. 48 КоБС обстоятельств само по себе еще не подтверждает с бесспорностью происхождение ребенка от данного лица. Поэтому ответчик вправе представить любые доказательства, опровергающие его отцовство. Так, в тех случаях, когда будет установлено совместное проживание и ведение общего хозяйства, ответчик может доказать, что отсутствовал в течение времени, совпадающего с временем зачатия ребенка, что он не способен к оплодотворению и т.п. В случаях, когда установлен факт признания отцовства, ответчик может представить доказательства, что уже после признания ему стали известны обстоятельства, исключающие его отцовство, и т.п. Поэтому при возражении ответчика против предъявленного к нему иска суд, кроме установления одного из перечисленных в ст. 48 КоБС обстоятельств, должен дополнительно исследовать вопрос о действительном происхождении ребенка, используя для этого любые доказательства, представленные сторонами или истребованные самим судом. В необходимых случаях могла быть назначена судебно-медицинская экспертиза.

Рассмотренные обстоятельства применяются в отношении детей, родившихся до 1 марта 1996 г., но они могут быть приняты во внимание судом и при установлении отцовства в отношении детей, родившихся после 1 марта 1996 г. Однако эти основания уже не будут иметь обязательного характера для суда по сравнению с иными доказательствами, т.е. они не могут быть признаны обстоятельствами, с достоверностью подтверждающими отцовство лица.

При установлении отцовства в отношении детей, родившихся после 1 марта 1996 г., обстоятельства, свидетельствующие о том, является ли предполагаемое лицо отцом, отдельно не выделяются. Суд принимает во внимание любые доказательства (фактические данные), достоверно подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица. Эти доказательства должны быть установлены с использованием средств доказывания, перечисленных в ст. 55 ГПК РФ,  — объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные доказательства, вещественные доказательства, заключения экспертов.

Перечень доказательств, которые могут быть использованы в процессе об установлении отцовства, в принципе не ограничен. Они могут прямо или косвенно свидетельствовать о том, что отцом ребенка является ответчик. Причем ни одно из них не может иметь приоритетного характера и должно рассматриваться лишь в совокупности с другими доказательствами, подтверждающими или опровергающими данные, представленные лицами, участвующими в деле.

Не имеет существенного значения, к какому периоду времени относятся добытые судом доказательства отцовства предполагаемого отца. Сведения об отцовстве ответчика могут относиться как ко времени беременности матери, так и к периоду после рождения ребенка.

Суд может также назначить экспертизу для установления отцовства. Экспертиза назначается для разъяснения вопросов, связанных с происхождением ребенка, с учетом мнения сторон и обстоятельств дела (например, требуются специальные познания в области медицины и биологии).

С помощью судебно-медицинских экспертиз могут быть установлены время зачатия (судебно-гинекологическая экспертиза), способность ответчика иметь детей, наличие или отсутствие родственной связи с ребенком (биологическая, молекулярно-генетическая).

Судебно-гинекологическая экспертиза проводится с целью установления времени зачатия и необходима в случаях, когда ответчик утверждает, что не мог во время зачатия находиться в близких отношениях с матерью ребенка, например в связи с отъездом в командировку и т.п. При проведении экспертизы исследуются медицинские документы: индивидуальная карта беременной, история родов, индивидуальная карта новорожденного. В этих документах содержатся данные о дате первичного обращения матери ребенка в женскую консультацию, данные динамического наблюдения за беременной, сведения об антропометрических параметрах новорожденного. Учитывая эти данные и результаты освидетельствования женщины, эксперты-гинекологи устанавливают, доношенным или нет родился ребенок, и уточняют время его зачатия.

Следует отметить значение судебно-биологической экспертизы крови ребенка, ответчика и матери. Экспертиза крови не может дать достоверного, положительного результата, но может дать достоверный отрицательный результат. Поэтому в некоторых случаях ее проведение целесообразно.

Единственной экспертизой, позволяющей установить происхождение ребенка от того или иного лица, является генетическая дактилоскопия (она дает ответ на вопрос, является ли мужчина отцом данного ребенка или нет, причем практически со стопроцентной вероятностью). Однако в настоящее время она проводится не по всем делам, связанным с установлением отцовства, т.к. не во всех регионах РФ имеются для этого технические возможности, а кроме того, она достаточно дорогая.

Несмотря на то что формально генетическая дактилоскопия, как и всякая экспертиза, не имеет для суда заранее установленной силы, положительное заключение такой экспертизы должно вести к удовлетворению иска.

По делам об установлении отцовства ни один вид экспертизы не может быть принудительно осуществлен. На практике до недавнего времени возникало много проблем, связанных с уклонением сторон (или одной из них) от участия в экспертизе. Это приводило к многократному отложению рассмотрения дела и нарушению прав добросовестных участников процесса.

В случае неявки стороны на экспертизу по делам об установлении отцовства, когда без этой стороны экспертизу провести невозможно,  либо непредставление экспертам необходимых предметов исследования, то сами по себе они не являются безусловным основанием для признания судом установленным или опровергнутым факта, для выяснения которого экспертиза была назначена. Этот вопрос разрешается судом в каждом конкретном случае в зависимости от того, какая сторона по каким причинам не явилась на экспертизу или не представила экспертам необходимые предметы исследования, а также какое значение для нее имеет заключение экспертизы, исходя из имеющихся в деле доказательств в их совокупности . 3 ст. 79 ГПК РФ).

Суд в исковом порядке рассматривает и требования об исключении записи об отце, произведенной актовой записи о рождении в соответствии с ч. ч. 1 и 2 ст. 51 СК РФ, и внесении новых сведений об отце (то есть об установлении отцовства другого лица), если между заинтересованными лицами (например, между матерью ребенка, лицом, записанным в качестве отца, и фактическим отцом ребенка) отсутствует спор по этому вопросу, поскольку в силу п. 3 ст. 47 ГК РФ аннулирование записи акта гражданского состояния полностью либо в части может быть произведено только на основании решения суда.

Так, Солохин Ю.С. обратился в суд с иском к Шокину П.Н. и Шокиной И.М. о внесении изменений в актовую запись о рождении. Истец обосновал свои требования тем, что Шокина И.М. состояла в браке с Шокиным П.Н., совместных детей у них не было. На основании решения Ленинского районного суда г. Саратова от 29.08.02 брак между ними был расторгнут. С февраля 2001 г. истец состоял в гражданском браке с Шокиной И.М. 22.09.02 от него у ответчицы родился сын Захар. Однако при регистрации рождения ребенка, в связи с тем что со дня расторжения брака с Шокиным П.Н. прошло менее 300 дней, в качестве отца ребенка был записан Шокин П.Н., хотя он таковым не является. Спора о том, что он отцом ребенка не является, нет. Ответчик согласен на внесение изменений в актовую запись сведений об отце Захара.

Исследовав материалы дела, суд решил: признать актовую запись N 1811 от 15.10.02, произведенную отделом записи актов гражданского состояния по Ленинскому району о регистрации рождения Шокина З.П. 22.09.02, в части, где указан отец ребенка Шокин П.Н., недействительной, исключив из нее запись об отце ребенка.

Исковое требование Солохина Ю.С. о внесении изменений в сведения об отце в актовой записи о рождении ребенка удовлетворению не подлежит, т.к. в соответствии с законом, это могут сделать органы записи актов гражданского состояния по совместному заявлению родителей ребенка без судебного решения.

В данной части судебного решения возникают противоречия с законом. Пленум Верховного Суда РФ отметил, что „суд в исковом порядке рассматривает и требования об исключении записи об отце, произведенной актовой записи о рождении в соответствии с п. п. 1 и 2 ст. 51 СК РФ, и внесении новых сведений об отце (то есть об установлении отцовства другого лица)“. Таким образом, суд не должен был отказывать в требовании о внесении изменений в сведения об отце в актовой записи о рождении, а должен был удовлетворить данный иск. И уже на основании этого решения Солохин Ю.С. и Шокина И.М. подали бы заявление о государственной регистрации установления отцовства на основании решения суда (ст. 54 Закона „Об актах гражданского состояния“).

Одновременно с иском об установлении отцовства может быть предъявлено требование о взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребенка. В случае удовлетворения иска об установлении отцовства алименты присуждаются со дня предъявления иска (п. 2 ст. 107 СК РФ). Вместе с тем необходимо учитывать, что возможность принудительного взыскания средств на содержание ребенка за прошлое время в указанном случае исключается, поскольку до удовлетворения иска об установлении отцовства ответчик в установленном порядке не был признан отцом ребенка.

По общим правилам гражданского процесса истец вправе отказаться от иска (п. 1 ст. 39 ГПК РФ), а т.к. дела об установлении отцовства рассматриваются по общим правилам, следовательно, истец также вправе отказаться от иска об установлении отцовства. Но в п. 2 ст. 39 ГПК РФ говорится о том, что суд не принимает отказ истца от иска, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц. Отказ одного из супругов от иска об установлении отцовства и взыскании алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка нарушает права и интересы последнего.

Таким образом, суд при решении вопроса о принятии отказа от иска должен убедиться, во-первых, в добровольности намерений истца и, во-вторых, в том, что это соответствует интересам ребенка. Кроме того, суд должен разъяснить истцу процессуальные последствия этого действия: прекращение производства по делу и невозможность повторного обращения в суд с таким же иском.

Так, И. обратилась в суд с иском об установлении отцовства в отношении сына Данилы, родившегося 7 декабря 2000 года, и взыскании алиментов на его содержание, обосновав свое требование тем, что ответчик признавал отцовство, эпизодически покупал ребенку вещи, продукты, приобрел коляску, иногда занимался с ребенком, брал его к себе, нянчил, однако в последнее время материальной помощи не оказывал.

Определением районного суда производство по делу было прекращено в связи с отказом истицы от иска.

Президиум областного суда отменил определение, найдя заслуживающими внимание доводы истицы в надзорной жалобе о том, что отказом от иска она нарушила интересы малолетнего сына: ответчик, обещавший оказывать материальную помощь на содержание ребенка, после ее отказа от иска дальнейшее общение с ней прекратил, материально не помогает.

Кроме того, в соответствии со ст. 39 ГПК РФ по делам об установлении отцовства ответчик вправе признать иск. В п. 7 Постановления Пленума ВС РФ N 9 об этом говорится так: «Если при рассмотрении дела об установлении отцовства ответчик выразил согласие подать заявление об установлении отцовства в органы записи актов гражданского состояния, суд выясняет, не означает ли это признание ответчиком своего отцовства и, исходя из правил ч. 2 ст. 34 ГПК РСФСР (п. 2 ст. 39 ГПК РФ), обсуждает вопрос о возможности принятия ответчиком иска и вынесения в соответствии с ч. 5 ст. 165 ГПК РСФСР . 3 ст. 173 ГПК РФ) решения об удовлетворении заявленных требований».

Что же касается мирового соглашения .е. соглашения сторон о прекращении спора на определенных условиях (чаще всего на основе взаимных уступок)), то здесь возникает вопрос: возможно ли его заключение по данной категории дел? На данный вопрос нет однозначного ответа. Например, Т.И. Егорчева считает, что трудно себе представить мировое соглашение по данной категории дел. Результатом рассмотрения судом подобного иска является установление или опровержение отцовства определенного лица. Какой-либо компромисс в позициях сторон найти здесь нельзя, нельзя согласиться на установление (опровержение) отцовства на определенных условиях.

Установление происхождения ребенка от умершего отца осуществляется судом также в порядке особого производства. При возникновении в процессе рассмотрения судом заявлений об установлении факта признания отцовства или факта отцовства спора о праве, подведомственного суду, заявленное требование оставляется без рассмотрения и заинтересованному лицу разъясняется, что оно вправе предъявить иск на общих основаниях.

Так, А. обратилась в суд с заявлением об установлении юридического факта признания отцовства, указывая, что с августа 2003 г. проживала с К.А.В., от которого 02.06.2004 родила дочь. 06.06.2004 К.А.В. погиб. Поскольку отцом ребенка записан бывший супруг заявительницы Б., просит признать отцом ребенка К.А.В. Решением Раменского гор. суда от 16.09.2004 заявление было удовлетворено.

В надзорной жалобе К.Г.А. просит судебное постановление отменить, объясняя тем, что в дорожно-транспортном происшествии одновременно с К.А.В. погибли его мать и отец К.В.П., которому К.Г.А. приходится двоюродной племянницей и является его единственной наследницей. Поэтому установлением юридического факта признания К.А.В. отцовства в отношении дочери А. нарушены ее наследственные права.

Определением судьи Московского областного суда от 13.04.2005 дело истребовано в Московский областной суд. Определением судьи Ф. от 31.05.05 дело направлено для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции — президиум Московского областного суда. Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум находит решение суда подлежащим отмене. В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Согласно ст. 267 ГПК РФ в заявлении об установлении факта, имеющего юридическое значение, должно быть указано, для какой цели заявителю необходимо установить данный факт. А. в своем заявлении цель установления факта признания К.А.В. отцовства не указала. Согласно п. п. 4, 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» в случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, но не состояло в браке с его матерью, суд в соответствии со ст. 50 СК РФ вправе установить факт признания им отцовства. Этот факт может быть установлен судом по правилам особого производства на основании всесторонне проверенных данных при условии, что не возникает спора о праве. Если такой спор возникает (например, по поводу наследственного имущества), заявление судья оставляет без рассмотрения и заинтересованным лицам разъясняет право предъявить иск на общих основаниях. При таких обстоятельствах, суд должен был заявление А. об установлении факта признания отцовства оставить без рассмотрения, разъяснив ей право на предъявление иска на общих основаниях.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 390 ГПК РФ, президиум постановил: решение Раменского городского суда от 16.09.2004 отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

В отличие от дел искового производства, где факт происхождения ребенка от конкретного ответчика служит условием возникновения родительского правоотношения с ним, данная категория дел именуется соответственно установлением отцовства. Этот факт, установленный в особом производстве, родительского правоотношения порождать не может, поскольку предполагаемый отец ребенка отсутствует в живых и процессуальной фигуры ответчика здесь нет. Установление факта происхождения ребенка может быть необходимым, в частности, для получения в органах, совершающих нотариальные действия, свидетельства о праве на наследство, для оформления права на пенсию по случаю потери кормильца, для возмещения вреда вследствие смерти кормильца в связи с исполнением умершим (предполагаемым отцом ребенка) трудовых обязанностей и т.п.

Так, в суд с исковым заявлением об установлении факта признания отцовства обратилась Мамаева Н.Ю. В заявлении она указала, что с 1992 г. и по день смерти она проживала совместно со Злобиным А.В. гражданским браком. 11.04.93 у них родилась дочь Мамаева О.А. 11.01.04 Злобин А.В. скоропостижно умер. Факт признания отцовства Злобиным в отношении ее ребенка Мамаевой О.А. подтверждается совместным проживанием и ведением общего хозяйства в течение 12 лет. Данные обстоятельства могут подтвердить родственники Злобина — его мать Злобина Т.Н., сестра Спицына О.И., а также соседи по квартире и общежитию, где они проживали — Новикова А.Ф., Евруслакова Т.Р. Установление факта признания отцовства необходимо ей по просьбе родственников Злобина, а также для оформления пенсии на ребенка по случаю потери кормильца.

Учитывая показания родных Злобина, соседей о том, что Злобин при жизни признавал свое отцовство, проживал вместе с Мамаевой и дочерью одной семьей, заботился о них, суд удовлетворил требования заявительницы и принял решение: «Считать установленным факт признания Злобиным А.В., умершим 11.01.04, своего отцовства при жизни в отношении Мамаевой О.А., рожденной 11.04.93 у Мамаевой Н.Ю.».

Согласно ст. 50 СК РФ устанавливаемый судом юридический факт именуется фактом признания отцовства. В ней говорится: «В случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, но не состояло в браке с матерью ребенка, факт признания им отцовства может быть установлен в судебном порядке по правилам, установленным гражданским процессуальным законодательством».

Такая формулировка ст. 50 СК РФ поставила перед юристами следующие вопросы: во-первых, следует ли отказаться от устоявшейся практики установления в особом производстве двух разновидностей юридических фактов, указанных на происхождение ребенка: факт признания отцовства и факт отцовства, оперируя лишь первым из них? Во-вторых: не означает ли такая формулировка полного пересмотра юридических основ для установления в особом судопроизводстве факта признания отцовства?

Дело в том, что в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. было запрещено как добровольное, так и судебное установление отцовства в отношении детей, рожденных вне зарегистрированного брака. Такое положение сохранялось в течение 25 лет вплоть до введения в действие в 1968 г. Основ законодательства СССР и союзных республик о браке и семье. Основами 1968 г. был восстановлен институт установления отцовства. Статья 2 Закона об утверждении Основ устанавливала, что если ребенок родился до 1 октября 1968 года, то в исковом порядке отцовство не может быть установлено. Однако, если отец ребенка, родившегося до введения в действие Основ, умер, не успев добровольно признать отцовство, в судебном порядке может быть установлении факт признания отцовства. Установление этого факта допускалось при условии, что ребенок находился на иждивении предполагаемого отца к моменту его смерти либо ранее (ст. 3 Закона об утверждении Основ).

Редакция ст. 48 КоБС РСФСР не исключала установления факта происхождения ребенка по отцу и в случаях, когда предполагаемый отец родившегося вне брака ребенка умер. Общими с фактом признания отцовства условиями установления факта отцовства служили, во-первых, смерть предполагаемого отца ребенка, причем, как и в первом случае, дата смерти не имела никакого правового значения; во-вторых, отсутствие зарегистрированного брака между этим лицом и матерью ребенка.

Различия в условиях установления между рассматриваемыми фактами сводились: во-первых, это дата рождения ребенка, т.е. факт отцовства устанавливался в отношении детей, родившихся после 1 октября 1968 г. Во-вторых, различие касалось круга доказательственных фактов. Согласно п. 7 Постановления N 2 Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1982 г. «при вынесении решения об установлении факта отцовства суд принимает во внимание обстоятельства, предусмотренные частью 4 ст. 16 Основ законодательства о браке и семье». Таким образом, суды должны были устанавливать по данной категории дел факты совместного проживания, ведения общего хозяйства предполагаемым отцом и матерью ребенка, совместное воспитание или содержание ими ребенка, доказательства, с достоверностью подтверждающие признание ответчиком своего отцовства.

Как мы отмечали выше, в СК РФ указан только факт признания отцовства (ст. 50). Таким образом, сейчас нужно доказать только факт признания умершим лицом его отцовства, причем доказательств нахождения ребенка на иждивении не требуется.

Что же касается установления факта отцовства, то Пленум Верховного Суда РФ разъяснил в п. 5 Постановления от 25 октября 1996 г., что СК РФ, так же как и КоБС РСФСР, не исключает возможности установления происхождения ребенка от лица, не состоящего в браке с его матерью, в случае смерти этого лица суд вправе в порядке особого производства установить факт отцовства. Такой факт может быть установлен в отношении детей, родившихся 1 марта 1996 г. и позднее, при наличии доказательств, с достоверностью подтверждающих происхождение ребенка от данного лица (ст. 49 СК РФ), т.е. те же доказательства, что и при установлении отцовства в исковом производстве. А в отношении детей, родившихся в период с 1 октября 1968 г. до 1 марта 1996 г. — при наличии доказательств, подтверждающих хотя бы одно из обстоятельств, перечисленных в ст. 48 КоБС РСФСР, т.е. которые до введения нового СК РФ учитывались судами при установлении отцовства в исковом производстве.

Чтобы разграничить эти две категории дел — по установлению факта отцовства и факта признания отцовства — Т.И. Егорчева предлагает прибегнуть к следующей таблице (см. приложение 1).

Из чего можно сделать вывод о том, что ст. 50 СК РФ нуждается в некоторых уточнениях. Она могла бы выглядеть следующим образом: «В случае смерти лица, не состоящего в зарегистрированном браке с матерью ребенка, факты отцовства либо признания отцовства могут быть установлены судом по правилам гражданского судопроизводства».

Таким образом, для правильного разрешения споров об отцовстве, необходимо учесть особенности юридических фактов: факта признания отцовства и факта отцовства. Это имеет большое превентивное значение, способствующее выполнению родителями обязанностей по надлежащему воспитанию детей, их содержанию, защите их прав и интересов.

 

Приложение 1

 

Факт признания отцовства

Факт отцовства    

В отношении детей, родившихся
до 1 октября 1968 г. (при     
условии что предполагаемый отец
признавал себя отцом ребенка и 
ребенок находился на иждивении
отца).                        

В отношении детей, родившихся
1 марта 1996 г. и позднее (при
наличии доказательств признания
предполагаемым отцом своего   
отцовства).             

В отношении детей, родившихся в
период с 1 октября 1968 г. до 1 
марта 1996 г. (устанавливаются  
обстоятельства, перечисленные в 
ст. 48 КоБС РСФСР).             


В отношении детей, родившихся 
1 марта 1996 г. и позднее (при  
отсутствии доказательств        
признания предполагаемым отцом  
своего отцовства, но при наличии
доказательств, с достоверностью 
подтверждающих происхождение    
ребенка от конкретного лица     
(ст. 49 СК РФ)).          

Материалы по теме:

  1. Правовое регулирование отношений установления отцовства и материнства
  2. Задать вопрос Адвокату

Судебная практика

Раздел между супругами жилого помещения, находящегося в залоге

24.06.2016( 3408  )

В статье рассмотрены теоретические и практические проблемы раздела между супругами (бывшими супругами) жилого помещения, приобретенного с использованием кредитных средств банка или иной кредитной организации.

Проблемы раздела жилого помещения между бывшими супругами

24.06.2016( 2672  )

Раздел совместно нажитого имущества между бывшими супругами в судебной практике явление заурядное. Однако, когда предметом иска становится жилое помещение, дела о разделе имущества часто приобретают сложный характер, так как участники процесса в лице истцов и ответчиков стараются отойти от правила раздела имущества, находившегося в законном режиме пользования супругов, и пересмотреть размер причитающихся им долей.

Порядок встреч с ребенком

21.06.2016( 2430  )

В статье анализируется современная судебная практика рассмотрения споров об определении места жительства ребенка.

Залог недвижимости и права бывших супругов

17.06.2016( 1655  )

Обеспечение в виде недвижимости не так надежно, как может показаться на первый взгляд, если залогодателем является гражданин, ранее состоявший в браке. Рассмотрим все риски, которые грозят не только банку, но и самим бывшим супругам залогодателей в таких ситуациях.

Поручение без согласия супруга

15.06.2016( 1144  )

Верховный суд разъяснил, когда супруг может поручиться за знакомого без согласия жены.

Постановления судов в практике по семейно-правовым спорам

14.06.2016( 1259  )

В статье анализируются проблемы исполнения различных постановлений судов при регистрации соответствующих актов гражданского состояния. Отмечается несоответствие положений семейного, гражданского процессуального и специального законодательства об актах гражданского состояния. Доказывается недопустимость заключения мирового соглашения о расторжении брака, направления в органы ЗАГС выписок из судебных решений по отдельным категориям дел.

алименты   алименты детям   взыскание алиментов   Вселение   выплата алиментов   Выселение   детские   долги супругов   заключение брака   Имущественный налоговый вычет   Имущество супругов   Исковая давность   Лишение родительских прав   Материнский капитал   место жительства ребенка   место проживания ребенка   недействительность брака   Ограничение родительских прав   опека   порядок общения с ребенком   Пособия   постановка на учет   права детей   Права несовершеннолетних   Права родителей   право пользования   прекращение брака   равенство долей   развод   развод суд   раздел дома   Раздел имущества   раздел имущества супругов   разрешение органов опеки   расторжение брака   сделка   собственность супругов   совместная собственность   совместная собственность супругов   Споры о детях   Срок исковой давности   удочерение   установление отцовства   Установление происхождения детей   Усыновление   фиктивный брак